Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Юмор

Смешные истории 9.04.22

9.04.2022

Подборка смешных и интересных историй.

 

***

Недавно знакомый выяснял отношения с налоговой. Его, как директора ООО, пытали, зачем он отправлял деньги фирмам, которые имеют признаки фирм-однодневок.

На что тот отвечал, что здание налоговой в три этажа, на входе охранник-вышибала, в комнатах работают молодые девушки, заправляет всем пожилая дама, всех называют клиентами, то есть, имеются все признаки борделя. Тоже просил пояснить...

Получил штраф.

 

***

Вспоминаю, как впервые привёл своего трёхлетнего сынишку в детский сад. Воспитательница знакомится с малышом:

- Я воспитательница, меня зовут Ольга Ивановна. Нянечку зовут Клавдия Тимофеевна. А тебя как зовут?

Сын ненадолго задумался, после чего выдал:

- Виктор Николаевич.

 

Автостопом на самолете

Начало текущего тысячелетия. Работаем в Восточной Арктике, база в Тикси. В те годы заброска наших экспедиций осуществлялась в основном военно-транспортной авиацией – договаривались через неких посредников с летчиками гарнизона и на АН-12 перевозили себя и грузы. Часто этими бортами летали и военные с семьями, и просто тиксинцы, кому надо было.

Вылет из средней полосы шел с одного из аэродромов дальней авиации, мы обычно летали с Калужской или Новгородской областей. Соответственно, когда летишь на запад, аэродром посадки толком неизвестен, он может поменяться прямо в полете. В Воркуте обычно была посадка на дозаправку.

Как-то раз судьба сложилась неудачно и пришлось мне эвакуироваться из Тикси посреди полевого сезона. Летчики сказали, когда у них борт на запад, я с рюкзачком приехал.

В АН-12 пассажиры обычно летают в небольшой гермокабине, которая сразу за кабиной пилотов, а дальше, до рампы в хвосте – грузовой отсек, он не герметичный. В гермокабину нас набили 28 или 30 человек, точно не помню – это на 6 посадочных мест.

Летим стоя, прижавшись друг к другу до потери индивидуальной формы. На сидячих местах – жены военных с маленькими детьми, которые попеременно орут. Взрослые тоже очень хотят, но стесняются. Иногда стоящие у двери в грузовой отсек ослабляют его винтовой замок, и тогда все жадно вдыхают воздух, попадающий оттуда. Вместе с ним в гермокабину поступают тяжелые концентрированные волны рыбного духа, потому что борт наполовину забит мороженой рыбой для родственников, начальства, друганов и многих других. Долго дышать этим невозможно и холодно, двери закрываются, через полчаса цикл повторяется.

До Воркуты лететь 5 часов. К посадке там у меня болели отдавленные соседями руки. На дозаправку полчаса-час, все разбрелись по полосе и радуются свободе. Потом снова в воздух. На этот раз мы сели под Рязанью через 4 часа. За все время от Тикси – около 10 часов – ни крошки во рту, потому что мой сухпай был раздавлен при трамбовке еще в Тикси, и все время стоя. Почти всех встречают родственники или еще кто-то, а я даже не знаю, куда с аэродрома идти, как в Москву добираться. Спросил у кого-то, мне махнули рукой в сторону шоссе. Иду по рулежке в сумерках, оглохший от 9 часов рева моторов, с еще на расправившимися после давки частями тела, думаю, как добираться дальше…

Что меня заставило обернуться – не знаю до сих пор. Но обернулся – а меня догоняет по полосе АН-12 и рубит воздух винтами всего метрах в 20 за мной. Как я его не услышал? Отскакиваю в сторону и чисто рефлекторно взмахиваю рукой. И тут происходит неожиданное: АН догоняет меня, тормозит, открывается боковой люк, сваливается трап и по нему – бортмеханик, который подбегает ко мне охреневшему и орет на ухо: «… … … мы за тобой полрулежки уже ползем, не знаем, как согнать с полосы! Ты чего тут шляешься да еще и лапами машешь?! … … …».

Я ору в ответ, что с Тикси прилетел, тут первый раз, мне в Москву надо, иду к шоссе, куда послали… Он дико смотрит на меня и кричит: «Полезай, до Ступино подбросим! Быстрей давай!». Не успев осознать, что и как, залезаю по трапу в гермокабину… А там – рай! Гермокабина вся вылизанная, светлого тона, по левому борту – откидной столик, стоят ДИВАНЧИКИ! На столике – гигантские красные помидоры, огурцы, зелень какая-то, а за столиком сидит очень симпатичная женщина чуть постарше меня тогдашнего.

Бортмех сажает меня за столик, говорит, что лететь минут 10 и скрывается в кабине. Я в полном ступоре – из предыдущего адского АН-12 попал в рай и это тоже АН-12! Женщина мне улыбается и предлагает отведать помидорчик…

Те 10 минут полета были лучшими минутами в воздухе за всю мою жизнь! Помидор – вкуснейший плод на свете! Свободная гермокабина, красивая дама (оказалось, что она жена то ли штурмана, то ли второго пилота). Воздушная сказка! Но она быстро кончилась, меня высадили в Ступино и дальше я добирался на электричке. И только в ней до меня как-то неожиданно дошло, что из-под Рязани до Ступино я добрался по сути автостопом на самолете! И до сих пор это самый крутой мой автостоп:)

Остановка пассажирского поезда «Нерюнгри-Москва» на БАМе, которая возглавляла до этого мой рейтинг автостопа, прочно отошла на второй план. Что дальше – не знаю, на космодромах я очень редко бываю:)

 

Поездка в Крым

Было это где-то в 2008-2010 годах, точно не помню уже. Выдвинулись мы семьёй на авто из Бреста да прямиком через Украину. С навигаторами в то время было как-то не очень, частенько подводили.

Где-то под Житомиром решили сократить путь, ну и повернули, как оказалось, не туда. Дорога сначала была асфальтированной, потом плавно перешла в гравийную, а местность становилась все глуше и глуше... Потом мы вообще оказались в лесу, и лес этот становился все дремучей и дремучей. Казалось, еловые ветки скоро сомкнутся над машиной. Однако, возвращаться не хотелось, наоборот, было интересно, куда нас заведет.

Тут на самом краю леса у дороги показалась сгорбленная старушка с клюкой. Прямо как в сказке, не хватало лишь избушки на курьих ножках! Ничего не сказала старушка, лишь флегматично проводила нас взглядом.

Лес отступил, и взору нашему открылась настоящая украинская деревня. Живая, без признаков запустения и какой-то безнадеги. Все тут было: и живописные домики с белыми стенами и расписными окнами по типу мазанок, и стадо коров, весьма внушительное, неспешно двигавшиеся по главной улице к полуденной дойке. Возле клуба кучковалась молодежь, был выходной день, значит, вечером танцы. За поворотом показалась красивейшее озеро.

Как же там было хорошо! Это трудно описать, это надо почувствовать... Какое-то умиротворение. Казалось, именно здесь когда-то Гоголь написал свои "Вечера на хуторе близ Диканьки".

И как-то вполне естественно пришла в голову мысль: "А, может, тут останемся? Ну хоть на денёк. Море подождёт".

Задержались мы в этой деревне, отдохнули, погуляли, да и дальше в путь. Опять же, хотели объехать Житомир, но получилось так, что проехали через весь город, а в центре был какой-то праздник, играл оркестр. Таким нарядно-праздничным и остался в памяти Житомир.

А дальше были поля, бескрайние желто-оптимистичные поля подсолнухов, просторы, степи. Благополучно добрались до Крыма, отдохнули. Везде встречались доброжелательные, гостеприимные люди.

Чтобы узнать страну, не обязательно ехать в столицу или в какое-то раскрученное курортное место. Именно там, в глубинке, в деревне ее душа, именно там она настоящая. Ту украинскую деревушку под Житомиром я запомнила на всю жизнь. 

 

Перцовая хлопушка

Середина 90-х, закончилась учебная геологическая практика после 2 курса в Крыму. Экспедиций никаких нет, прибиться примерно по специальности на сезон не к кому. Поэтому после практики я собирался ехать в Забайкалье сам, ходить по горам и набираться геологического опыта. Из снаряжения – самосшитый непромокаемый спальник, котелок и рюкзак, который я дошивал в поезде.

Для защиты от медведей озаботился приобретением на вокзале в Симферополе перцовых хлопушек. На них было написано «От собак», поэтому взял две (медведи крупнее собак), чтобы с гарантией :)

С пересадкой, через 5 дней, добрался до поселка Старая Чара на БАМе. В поселке никого не знаю, иду по улице. Никого. Вообще. Даже собаки не лают. Света в домах нет, только некоторые окна светятся синеватым цветом.

Начинает темнеть, страшновато уже немного – где люди?! Обнаружил старое двухэтажное здание с надписью «Удоканская экспедиция», на втором этаже окно желтым светится.

Раз экспедиция, значит геологи, свои, а главное - слава богу, люди нашлись!

Поднимаюсь наверх. Часть кабинетов пустует, дверей нет, окна выбиты, единственный островок жизни – в кабинете, где свет горит. Захожу. Большая комната, в ней трое мужиков сидят, вокруг образцы на столах, карты, какие-то старые отчеты… Короче, рабочая обстановка.

Мужики на меня смотрят, мол, ты кто такой и чего тебе надобно? Говорю, что студент, что приехал на самопальную практику, что хочу туда-то и туда-то попасть, не подскажите, где можно на пару дней остановиться, пока продуктов куплю и т.д.?

У мужиков глаза по пять копеек – студент на практику сам приехал?! В то время это было как появление инопланетянина. Отодвинули дела, сделали чай, сидим общаемся. Андрей, Гена и еще один (не помню имени). Для начала я выяснил, почему поселок вымер: оказывается, по телеку показывают сериал «Богатые тоже плачут», поэтому все у телевизоров. У меня немного отлегло от сердца, а то уж думал, что в зомбиарий какой-то попал.

Довольно быстро разговор подошел к защите от медведей. Оружия у меня нет, говорю, но зато есть две перцовые хлопушки! Мужики вповалку – уморил, студент! Покажи! Достаю обе. Они длиной сантиметров 5, в виде цилиндрика. Смотрятся смешно, конечно… Геологи их как увидели, вообще рассудок потеряли, захлебываются, пальцем показывают и сказать ничего не могут – мол, вот это, против медведей?!! Ой, уморил, пацан! Да их на котлету поперчить не хватит! Мне аж обидно стало, я взял и хлопнул одну…

В себя я пришел, лежа на двери в коридоре, снаружи кабинета. Сверху на мне шевелится Андрей и тихо матерится. Воздух как огонь, глаза ничего не видят, из кабинета вообще какие-то подвывания слышны. Расползлись с Андреем в стороны, наощупь он довел до крана с водой, кое-как помыли лицо и шкуру. Сильно лучше не стало, но хоть что-то видно.

Пробрались в комнату, открыли окна, чуток проветрили. Остальные умылись, сидим. Общее ощущение: «Твою мать, что это было?!». Никто не может понять, как от такой мелкой пукалки такой блиц-эффект.

- Дай состав глянуть.

Протягиваю Гене вторую хлопушку. Шрифт мелкий, освещение не очень… Он тянется на стол за очками, цепляется петлей хлопушки за собственную пуговицу…

Двери в кабинет уже не было, поэтому я улетел дальше и пострадал меньше. Вокруг стола слышен рев трех медведей, которые одновременно матерятся на меня, на хлопушки, на студентов вообще, на Гену и просто от избытка перца в воздухе…

Операция по обесперчиванию территории повторяется. Пьем чай. На столах документы не взять, все в перечной пыли, мужики ржут, что впервые такой нетрадиционный повод не работать, а пораньше домой уйти.

Общий вывод: от медведей – шикарная защита, главное поближе подпустить и не обделаться! Я сижу грустный: «Мужики, а вот теперь у меня нет вообще ничего, мы всю мою защиту на нас же и извели». Те переглянулись: ничего, чего-нибудь придумаем…

Так у меня появился кров в поселке, подробная информация, как попасть туда, куда я хотел, какие-то продукты… В качестве антимедведина Андрей на сезон отдал мне свою мелкокалиберную винтовку: «Супротив твоих хлопушек это, конечно, ничто, но может хоть застрелиться успеешь!».

Мелкашка мне пригодилась, но это уже другая история. К перцовым средствам защиты я с тех пор испытываю большое уважение, которое неоднократно подкреплялось на практике. А главное – я долго поддерживал с мужиками добрые отношения, а они иначе как «перчёнными братьями» нас не именовали.


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.