Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Юмор

Смешная подборка от 17.08.21

17.08.2021

Народная примета: Если человек отсутствует в интернете, значит он пропалывает огород!

Лучшие фразы недели

Хорошо буддистам - им все по фен-шую...

***

Душевнобольные умело маскируются под духовнобогатых.

****

Как вы думаете, почему бездарности так рвутся к власти? Конечно же, за дарами!

Шел по правильному пути, но в неправильную сторону!

***

Даже в эпоху хаоса и пандемии, большинство проблем и страхов исчезает с обретением внутренней свободы.

***

Самка богомола съедает самца после спаривания, у людей обычно это делает ее мама.

 

Лучшие анекдоты недели

Принца можно прождать всю жизнь, а мужик нужен каждый день.

В каталоге советских игрушек идеально описано моё похмелье: "Голова изготовлена из древесно-опилочной массы способом горячего прессования и оклеена искусственным мехом. Туловище и лапы изготовлены из искусственного меха, мягконабивные. Крепление головы и лап шарнирное. Глаза стеклянные".

- Когда похудеешь… когда похудеешь.. я не в том возрасте, когда сохнут. Я в том возрасте, когда цветут!

***

- Только у нас на борту нашего авиалайнера есть книга жалоб и завещаний! Желаем вам приятного полета!

***

- Муж уехал. Теперь вся мужская работа на мне… Лежу на диване, пью пиво, смотрю телевизор. Тяжело, не спорю…Но надо!!!

***

Хочу уточнить - оборотни в погонах - это те, кто взятки не берёт или всё же наоборот?

***

- Купила мужу костюм-тройку: трусы и два носка… Люблю его, зараза, балую!...

С первого по восьмой класс коронавирус передается воздушно-капельным путем, а дальше появляются варианты.

***

Собаки в шоке - все люди в намордниках.

***

Швея-воровка вынесла с работы нитки, и вечером погуляла на всю катушку!

***

Сегодня в магазине видела акцию "Купи подарок мужу, второй для любовника получи бесплатно". Очередь стояла больше, чем на почте.

С молоком матери женщины приучают нас к груди, а затем к бутылочке. И потом всю оставшуюся жизнь попрекают нас за наши пристрастия.

 

Лучшие рассказы недели

 

Мудрость предков

В Японии тяжело быть женой главы местной администрации. Всему виной их геологические особенности.

В Японии часто случаются стихийные бедствия. И жители остаются без своих домов. Приходится жить в уцелевших школьных спортзалах, сборно-щитовых домах и т. д. Бывает, что и в палаточных городках.

По заведенной традиции, в таких случаях глава местной администрации должен с женой временно переселиться в зону бедствия. И должен выбрать самое худшее место (если стоит выбор между мотелем и палаткой, он должен перебраться в палатку). Туда же должен перебраться необходимый минимум чиновников.

И сидит бедолага япона Хоким с женой в палатке. В спальном мешке спят. Жена газовый баллон притащит, лапшу варит. Хоким, сидя верхом на перевернутом ведре, совещания с МЧС проводит. А кругом красота: свежий воздух, океан.

И долго ему на ведре сидеть? До тех пор, пока не будет решен вопрос с последним пострадавшим. Сэнсэй покидает палаточный городок последним.

В Японии вопросы пострадавших решаются очень быстро. И дело не в какой-то японской эффективности. Просто в древности кто-то мудро решил: на место бедствия посылать чиновника обязательно вместе с женой.

Потому что сам чиновник, один, может долго в палатке жить: сакэ притащит, начнет шашлыки жарить, подруг подтянет, рыбалку устроит. Устроит себе отпуск на природе. Оттопырится на славу. Это уж как принято (думается, многие бы не отказались неделю-другую пожить в палатке у океана).

А вот жена не даст такого счастья. Она своего мужа с потрохами съест: надоело в палатке торчать, дети ждут, быстрей заканчивай дела, домой надо. И чиновник, вздыхая, быстро решает вопросы.

Очень мудрый человек жил в древности. Он знал, что посылать одного чиновника — бесполезно. Только с женой. Хорошо знал жизнь и людей.

 

Улыбаемся, торт везем

Задерживается электричка минут на 20, на перроне все замерзшие и злые, после работы, домой хочется, ждем. Никто не объявляет, когда поезд придет, типа, ждите информации. Наконец-то электричка приезжает, все угрюмо грузятся, сидят насупившиеся, ждут отправления. И тут влетает в вагон запыхавшийся румяный парень с тортом, перевязанным ленточкой, и кричит в телефон:

— Ты представляешь, сегодня самый фантастический день в жизни! Я бежал уже просто по инерции, в отчаянии, я опаздывал страшно! А она стоит, ждет меня! Я еду! Я к тебе успеваю! Ура же???

И мы все такие заулыбались, расслабились, как будто мы все специально ждали на перроне, чтобы он успел к ней со своим тортом. Едем вот, улыбаемся, торт везем...

 

Братан Мишка

Все началось давно, так давно, что были еще колхозы. В одном из таких колхозов в отделении на ферме работал Серега. Хотя может быть и не Серега, но имя мне нравится, поэтому пусть так и будет.

Серега был скотником. В его ведении была дойная ферма и нестандарт. Так он его называл, быка-производителя, с кличкой Мишка. Почему нестандарт, спросите вы? Потому что Мишка был килограмм шестьсот или больше весом и среди коров выделялся как гулливер среди лилипутов.

Серегу это бесило. Сильно бесило, ведь стоял Мишка на такой же привязи как и коровы, но при этом высовывался в центральный проход на полтуловища и мешал Сереге на «шастике» развозить корм. Либо отступал назад, когда его этим «шастиком» таранили с разгону, вставая ногами на заднюю площадку и мешал пройти со скребком.

В общем бил Серега Мишку, то «шастиком» это трактор такой Т-16, то скребком, то вилами, то чем нипопадя.

Мишка басовито мычал, глаза его наливались кровью, но была цепь крепка, а Серега быстр. Все так и было до одного дня. В этот день, а точнее поздний вечер, Серега шел по ферме с обходом, намереваясь после него сбегать домой.

И что-то ему не нравилось. Что, он не понимал, но какое то беспокойство наполняло его изнутри.

— Блин, а где Мишка? — вдруг сообразил он, — где этот бычара-нестандарт!? — в этот момент сзади что-то звякнуло и Серега, повернувшись, охренел. Мишка стоял в центральном проходе. Цепь была, но на полу. — Наверное осеменаторы не закрепили, — мелькнула мысль, но бык уже бил копытом и глаза наливались кровью.

Бежать можно было только в одну сторону, противоположную от быка, и Серега рванул. Мишка походу тоже. Цепь сзади звенела, слышалась тяжелая поступь и такое же тяжелое дыхание. Какую скорость набрал Серега, судить трудно, но был бы на Олимпиаде, стал бы призером.

— Хорошо, что ворота для проветривания открыты — мелькнула мысль, и Серега ломанулся на улицу, совсем не придав значения, что там выгребная яма, заполненная навозной жижей. Куда он и погрузился. Что это даже хуже чем бык, который вовремя тормознул, он понял после нескольких движений, тщетно пытаясь зацепиться за склизкие бетонные стены. — Вот так и сдохну в говне! — понял он, когда набухшая одежда тянула его вниз и подступала безысходность.

— Ты прости! — только и смог крикнуть он. Не хотелось с грехами уходить из этой жизни и Мишка подошел к краю ямы, как бы прислушиваясь. Потом мукнул и мотнул головой. И цепь, длинная цепь, свешивающаяся с его шеи, скользнув по стене ямы, упала Сереге почти в руки.

Он схватился за нее как муравей за спасительную соломинку, — давай, Миша! — прохрипел он. И бык стал пятиться назад. Когда Серега, вытащенный на проход, обессиленный отпустил из рук цепь, бык, больше не обращая на него внимания, повернулся и побрел на свое место.

С этого дня ситуация изменилась. Мишка, из «нестандарта», переименовался в «братана», вместо тычков и ударов, отодвигался с прохода поглаживаниями и вкусняшками.

— Ты мне жизнь спас, а это больше чем братан! — поглаживая быка по огромной башке, приговаривал, Серега. Беда подкралась незаметно.

— Скоро сдадим на мясокомбинат! — заявила заведующая. — Стар уже Мишка для осеменения, да и осеменаторы говорят, что пора на искусственное переходить!

— Кто стар?! — опешил Серега, — да он в самом расцвете сил. Не веришь, сама попробуй. Я постоянно это вижу. Да он знаешь какой производитель!

— Вопрос решенный, хватит тут ерунду морозить. Сказано на мясокомбинат, значит туда и поедет! — поджав губы, произнесла заведующая. Наверное обиделась за приглашение на пробу. И Серега понял, что уговоры бесполезны и рванул на центральную усадьбу.

Просидев рядом с секретаршей битых два часа, он все же попал к председателю.

— Нельзя Мишку на мясокомбинат, это братан мой! Он меня от смерти спас! — с порога начал он. Председатель посмотрел на него непонимающе. Выяснив, что Мишка это бык на ферме, он произнес:

— Братан, не братан, а людям надо деньги выдавать. Да и действительно, стар он уже. Но если хочешь, купи. По приемочной цене отдам. Деньги есть? — Серега замялся, денег у него таких действительно не было.

— Я займу или в рассрочку можно? — взмолился он, — я отработаю.

— Ждать не могу. Вернее, я то могу, люди не поймут, мне за уборочную надо рассчитываться. Так что если денег нет, поедет твой братан на мясокомбинат. И разговор окончен.

У Сереги оставался один выход и он им воспользовался.

— Надо дергать, братан, — отцепляя цепь, произнес он, — бежать надо, заколбасят тебя! — И Мишка отвечал, мукая с пониманием.

Шли они всю ночь. Полями, перелесками, дорог не выбирали, было только направление. Когда забрезжил рассвет, уткнулись в какую-то деревеньку. Серега постучал в первую попавшуюся избу. Дверь отворила бабулька.

— Мамаша, тебе производитель нужен? — выдохнул Серега.

— Мене? На кой?! — опешила та, опасливо, но смотрела на Серегу заинтересовано, окинув его взглядом с головы до пят. Тяжело вздохнула и добавила — стара я уже для производства-то, но у нас в деревне и молодух полно. Ты то парень видный.

— Да я не для себя спрашиваю, для братана. Бык-производитель тебе нужен — кивнул он за спину? Мишка стоял смирно невдалеке.

— Да на кой!? — опасливость бабки сменилась на какой то страх, когда она посмотрела за Серегином кивком.

— Ты пойми мать, его хотят на мясокомбинат отдать, а он мне больше чем братан, он мне жизнь спас! Я ведь за бесплатно предлагаю — и Серега поведал свою историю.

— Сейчас люди скот на пастбище будут выгонять, пойдем, поговорим. Я бы взяла, да сено косить уже не в силах. Помогут, оставим. У нас сгодится, хороший производитель, хороший приплод. Не то, что эти местные недоростки, что и на корову запрыгнуть не могут.

Народ согласился, обещая бабке помочь сеном и комбикормами.

— Я к тебе обязательно приду, братан! — прощаясь с быком, произнес Серега. И на перекладных отправился в обратный путь. К деревушке, что они вышли, была другого района. — И это хорошо, — подумал Серега. Но хорошо было не все. На ферме его ждал участковый и главный зоотехник.

— Где бык?! — поперли они нахрапом.

— Не скажу, — уперся Серега.

— Под суд ведь пойдешь. Тебе дома не живется что ли? На зоне сгнить хочешь? — напирал участковый. — А быка мы все равно найдем!

— Да мне плевать, я братана спас, а вы как хотите. Ищите.

Суд был довольно скорым. Не любили при советской власти расхитителей народного имущества. Прокурор напирал. Адвокат мычал. Серега молчал. И полтора года «химии» с возмещением заработал сполна. Судье, видимо, тоже колбасы не хватало.

Полтора года пролетело кому-то быстро, а кому-то долго. Но срок Серегин кончился, и попер он не домой, а в ту деревушку. Нашел бабкин дом и постучал в двери. Бабка его узнала.

— На племянников с племянницами приехал посмотреть? — улыбнулась она.

— На каких таких племянников? — опешил он.

— Ну если Мишка — твой братан, значит — они тебе племянники. Вон там пасется сегодня стадо. И Мишка там, и вся твоя родня. Иди, смотри. Потом приходи чаю испить.


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.