Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Политика

Страсти по НАТО: торг начался?!

11.01.2022

Эта неделя пройдет под знаком НАТО. Сегодня одновременно проходит заседание Комиссии НАТО–Украина, куда отправился министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, и начинаются российско-американские переговоры по вопросам безопасности в Женеве. 12 января заседание Совета Россия–НАТО, а 13 января – консультации РФ и ОБСЕ, куда входят и Соединенные Штаты.

Суета началась после ночных (с 30 на 31 декабря) переговоров Владимира Путина и Джо Байдена. Что происходит?

Для начала разберемся в форматах: кто с кем встречается, в рамках каких структур и какие у этих структур полномочия.  Совет Россия–НАТО (СРН) пришел на смену Совместному постоянному совету (СПС) в соответствии с Римской декларацией (РД) 2002 года. О Римской декларации вспоминают реже, чем о Будапештском меморандуме, хотя по статусу эти документы практически равнозначны, и не случайно: РД гарантирует равноправное партнерство России и государств-членов НАТО.

В течение шести лет (до лета 2008 года) СРН заседал дважды в год на уровне министров иностранных дел и министров обороны. Был принят двусторонний формат «НАТО+1». В основном в области борьбы с терроризмом. После 2008 года работа Совета была сокращена, а с 1 апреля 2014 года приостановлена из-за санкций Запада против России по поводу Крыма и Донбасса.

В марте 2017 года Генштабы России и НАТО возобновили контакты по военной линии. Обсуждали в основном вопросы Сирии и Ирака. И вот почти умерший формат отношений снова воскрес, причем по инициативе НАТО: совет собирает Генсек Альянса Йенс Столтенберг. 

Комиссия НАТО–Украина создана в 1997 году по аналогу СПС Россия–НАТО в соответствии с Хартией об особом партнерстве НАТО и Украины, подписанной главами государств и правительств Украины и стран НАТО 9 июля 1997 года в Мадриде. Комиссия заседает на уровне глав МИД раз в год и является чем-то средним между координационным органом и «ритуальным» образованием. Нынешнее заседание, в отличие от созыва Совета Россия–НАТО, плановое.

Попутно стоит запомнить еще несколько терминов. «Партнерство ради мира» – это рабочая программа военного сотрудничества НАТО с европейскими государствами, Россией и бывшими советскими республиками Закавказья и Центральной Азии. Начата в 1994 году. Первоначально охватывала 24 страны, сейчас там 19 государств. Россия из проекта вышла, азиатов вычеркнули.

План действий по членству в НАТО (ПДЧ) – программа по принятию новых членов в НАТО. Начата в апреле 1999 года. Через нее прошли Чехия, Венгрия, Польша, Румыния, Албания, Турция, прибалтийские республики. Короче говоря, все новые члены Альянса. В настоящий момент в программе участвует Босния и Герцеговина. Очень хочет попасть в число счастливчиков Грузия.

ПДЧ – это то, о чем мы мечтаем и что пытаемся «нашаманить» разными способами, но пока безуспешно. Хронологию попыток украинской власти получить ПДЧ можно отсчитывать с начала 90-х, когда в 1992 году Украина после получения независимости присоединилась к Совету североатлантического сотрудничества.

Несколько лет спустя, в феврале 1994 года, Украина первой среди государств СНГ заключила рамочный договор с НАТО в рамках инициативы «Партнерство ради мира», за которой в 2002 году последовал «Индивидуальный план партнерства с НАТО».

В 2005 году, после «оранжевой революции» и прихода к власти президента Виктора Ющенко, сотрудничество с НАТО приобрело формат «Ускоренного диалога», который в 2008 году материализовался в письмо за подписями  Виктора Ющенко, премьер-министра Юлии Тимошенко и спикера парламента Арсения Яценюка с просьбой присоединить Украину к Плану действий по членству в НАТО.

На Бухарестском саммите НАТО в апреле 2008 года украинская сторона получила отказ в срочном получении ПДЧ из-за позиции Германии и Франции, но ей дали обещание, что рано или поздно мы станем абитуриентами организации.

В 2010 году с приходом к власти президента Виктора Януковича тему ПДЧ закрыли и вернулись к тезису о внеблоковом статусе. После «евромайдана» все снова поменялось. Именно тогда украинские власти попытались стимулировать НАТО сначала принятием закона, которым внеблоковый статус  отменялся. Потом тем, что членство в НАТО вписали в список внешнеполитических приоритетов Украины.

Наконец, в 2019 году даже поменяли Конституцию и вписали туда норму о стратегическом курсе на получение полноправного членства Украины в Евросоюзе и НАТО. И что? И ничего. Альянс хвалил нас за усердие в духе «аффтар, пиши исчо». И ничего не отвечал прямо. Мол, у вас коррупция, вы не выполнили 80% стандартов, рано еще говорить о ПДЧ.

Летом 2020 года, уже во время президентства Владимира Зеленского, нам снова дали статус партнера с расширенными возможностями (Enhanced Opportunities Partner, EOP), который был при Ющенко. Это вызвало бурную радость власти, хотя, по сути, ничего не поменялось.

Скажем так, добавилось немного статусности: Украина стала одним из шести партнеров с расширенными возможностями наряду с Австралией, Грузией, Иорданией, Финляндией и Швецией.

Что же изменилось и когда? Прошлым летом. На саммите в Брюсселе в июне 2021 года лидеры НАТО вписали в коллективное заявление слова о том, что они подтверждают решение Бухарестского саммита 2008 года,  где Украине обещано предоставление Плана действий по членству в НАТО.

Никакой конкретики по датам, срокам, этапам и конкретным шагам, которые дипломаты любят называть дорожной картой, в заявлении нет. Эксперты говорят, что  была декларация в поддержку Украины на фоне раскрутки темы наращивания группировки войск РФ на российско-украинской границе весной 2021 года.  

Тем не менее Россия напряглась. Все, что происходило в дальнейшем, включая осеннее и предновогоднее обострение на границе, публикации в западной прессе о том, что вот-вот начнется война, и само нагнетание темы вторжения войск Путина в Украину со стороны Донбасса – это производные июньского саммита в Брюсселе.

Тогда же начались активные переговоры, в основном телефонные: Джо Байден звонил Владимиру Путину и Владимиру Зеленскому, перезванивались главы европейских государств и министры иностранных дел. Одновременно начался процесс материализации договоренностей о взаимном ненападении.

15 декабря, в ходе визита помощника госсекретаря США по Европе и Евразии Карен Донфрид в Москву, заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков передал ей для руководства США и НАТО проекты договора о гарантиях безопасности и соглашения о мерах обеспечения безопасности России и стран НАТО «в свете непрекращающихся попыток США и НАТО изменить в свою пользу военно-политическую ситуацию в Европе».

За несколько дней до этого МИД РФ в своем заявлении от 10 декабря сообщил, что под гарантиями безопасности Россия понимает, в частности, выработку долгосрочных правовых гарантий, исключающих любое дальнейшее продвижение НАТО на восток и размещение угрожающих систем вооружения на западных рубежах России, а также отказ от решений Бухарестского саммита НАТО 2008 года о том, что Украина и Грузия станут членами Альянса.

Россия предложила США принять на себя обязательство исключить дальнейшее расширение НАТО в восточном направлении и отказаться от приема в организацию государств, ранее входивших в СССР. А также не создавать военные базы на их территориях.

Американцы пока не ответили. Но срочный созыв Совета Россия–НАТО, консультации в Женеве и переговоры в рамках ОБСЕ означают, что торги начались. И в ближайшие дни мы сможем наблюдать за их первым раундом. До финиша, судя по всему, еще далеко.

Галина Акимова


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.