Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Политика

Алексей ПАХОЛИН. Кто пишет стратегию для Казахстана?

В конце ноября правительство Казахстана утвердило «Стратегический план развития до 2025 года», который должен вывести республику в число 30 наиболее развитых стран мира. Разработчики постарались заложить в план не только идеи либерализации экономики, но и в завуалированной форме новые внешнеполитические приоритеты.

Госпрограмм и планов в Казахстане за последние годы было принято немало. Во введении к «Плану-2025», в частности, поясняется, что разработан он в рамках таких документов, как «Стратегия "Казахстан-2050"», «Концепция по вхождению в число 30 самых развитых государств мира», «План нации – 100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ», а также новой экономической политики «Нұрлы жол». Одно перечисление программных документов говорит о том, что в последние годы казахстанские планировщики без дела не сидели.

Анализируя внутренние и внешние вызовы и угрозы, разработчики плана к главным из них относят слабость рыночных институтов, сырьевую зависимость экспорта (71,6%), неустойчивость финансовых рынков, кадровые проблемы, неразвитость инфраструктуры, дисбаланс между развитием регионов и избыточность госрегулирования. Внешними угрозами называются падение мировых цен на сырьё, составляющее основу казахстанского экспорта, валютные войны, технологическое отставание, втягивание в региональные экономические противостояния, слабая интеграция в «глобальные цепочки мирового производства» и выпадение из крупных региональных соглашений о свободной торговле.

Интересно, что разработчиком «Плана-2025» для страны-члена Евразийского экономического союза (ЕАЭС) выступила известная американская консалтинговая компания BCG (The Boston Consulting Group), позиционирующая себя как «глобальный лидер на рынке управленческого консалтинга» и раскинувшая сеть из 85 офисов по всему миру. То, что авторы документа – не казахи и не русские, а американцы, можно заметить уже по разделу анализа рисков. Так, в соответствии с либеральной идеологией BCG относит к числу вызовов избыточное государственное регулирование, призывая к дальнейшей приватизации госсобственности. Естественно, что такое решение приведёт к росту влияния западных и китайских корпораций, а также казахского олигархического капитала, что увеличит зависимость от них структур государственного управления. В той же (либеральной) идеологической парадигме находится и тезис о слабости рыночных институтов, которые планируется усилить с помощью приватизации. 

Среди внешних угроз подчёркивается опасность неучастия Казахстана в цепочках мирового производства, а также патронируемых Соединёнными Штатами соглашениях о зонах свободной торговли – Транстихоокеанском и Трансатлантическом. При этом из первого соглашения администрация Трампа в январе 2017 года уже вышла, а второе так и не было заключено. Тем не менее авторы документа хотели бы интеграции Казахстана в мировую экономику на условиях и под контролем США. Евразийский экономический союз в аналитической части плана вообще ни разу не упоминается. Зато подчёркивается опасность втягивания Казахстана в «региональные противостояния», под которыми явно имеются в виду отношения Украины и России.

Разработчики плана выделили семь основных целей («национальных достижений»), которых следует добиться к 2025 году: изменение структуры экономики в пользу несырьевых отраслей, которые должны стать основным драйвером её роста; улучшение здоровья населения и увеличение средней продолжительности жизни до 75 лет (сейчас – 72 года); развитие системы образования; строительство 100 млн. кв. метров жилья и обеспечение им 1 млн. семей; развитие предпринимательства и появление 500 тыс. новых бизнесменов; сокращение доли государственного участия в экономике до 15% ВВП; формирование высокопрофессиональной государственной службы. 

Достигнув всех заложенных в «Плане-2025» целей, Казахстан должен превратиться в страну с доступом к качественным медицинским услугам, хорошей экологией и удобным жильём. Казахстанское общество при этом станет единым и сплочённым, а все граждане республики получат доступ к качественному образованию. Основу экономики составят промышленность, сфера услуг и агропромышленный комплекс, будут созданы условия для развития предпринимательства, а единый рынок свяжет воедино все регионы страны. Госслужба будет основана на принципах меритократии. Всё это позволит Казахстану сохранить лидерство в Центральной Азии и создаст фундамент для вхождения в число тридцати наиболее развитых стран мира.

Сейчас трудно сказать, насколько этот стройный план соответствует реальным условиям жизни Казахстана. По мнению forbes.kz, за каждым из выделенных в «Плане-2025» приоритетов уже стоит какая-нибудь госпрограмма: трехлетний госбюджет, пятилетний экономический прогноз, концепция использования Национального фонда или что-то ещё. Ход выполнения предыдущих планов нередко вызывал в республике критику. Так, частью казахстанских экспертов довольно негативно воспринимается программа форсированного индустриально-инновационного развития, которая так и не позволила республике слезть с сырьевой иглы.

Достижение ряда пунктов «Плана-2025» может столкнуться с проблемами. Например, «укрепление казахстанской идентичности и единства» явным образом может войти в противоречие с формированным усилением роли государственного языка. До четверти населения Казахстана составляют русские, украинцы, немцы и другие «некоренные» народы. В их среде поощряемое «сверху» внедрение казахского языка в официальный документооборот и другие сферы общественной жизни вызывает скептицизм. Возникнут проблемы и при реформировании госслужбы на основе меритократических принципов. Процент казахов среди чиновников намного выше их доли в населении, и задача преодоления кланово-этнического протекционизма в кадровой политике органов власти пока выглядит трудновыполнимой.

Возникают вопросы и по разделу, посвящённому внешне-политической и экономической стратегии. Главный приоритет – традиционная для Астаны многовекторная политика и балансирование между основными центрами силы – Россией, ЕС, США и Китаем. Далее следуют взаимодействие с международными организациями (ООН, ОДКБ, ШОС и др.) и сотрудничество со странами Центральной Азии. Особо подчёркивается необходимость привлечения инвестиций и продвижение экспорта в рамках ВТО, что же касается ЕАЭС, он упоминается лишь в сугубо служебном порядке – в контексте формирования общих рынков, стандартов и взаимодействия с Китаем в рамках «Экономического пояса Шелкового пути». Похоже, что американские спецы из Бостонской консалтинговой группы постарались заложить в план развития Казахстана на ближайшие годы не только либерализацию экономики и апологию рынка, но и внешнеполитическую переориентацию. Осталось понять, как всё это будет сочетаться с «укреплением казахстанской идентичности».


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.