Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Ядовитый Черчилль | Военная история с В. Свержиным

21.03.2020

Без сигары и нимба

Не так давно шотландский парламентарий Росс Гриир назвал икону британской политики - лорда Уинстона Черчилля, - белым расистом и массовым убийцей. Охочая до скандалов лондонская публика тут же начала причитать на все лады. Шутка ли: под ударом оказался самый британских из всех британцев! Правда, оскорбил его шотландец, от этих всего можно ожидать, но есть же предел…

Нам эти пределы неведомы еще более, чем шотландцам, поэтому к парадному портрету обрюзгшего джентльмена с сигарой позволим себе добавить несколько значимых штрихов. Что же имел в виду шотландский парламентарий?

Потомок пиратов и миллионеров

Лорд Уинстон Леонард Спенсер Черчилль, внук 7-го герцога Мальборо, мог похвастаться как происхождением, так и родством. Его родословную выводят от одного из спутников Вильгельма Завоевателя, пришедшего в Британию в 1066 году, но это вполне может быть хорошо проплаченной легендой. А вот то, что в 1640 году некий капитан кавалерии Уинстон Черчилль женился на мисс Дрейк – известно вполне достоверно.

Предок счастливой невесты, известный пират Френсис Дрейк, получивший, в обмен на долю честно награбленного, от королевы Елизаветы I потомственное дворянство, оставил родне изрядное наследство. Оно и легло в основу благосостояния Черчиллей. В корнях генеалогических деревьев многих знатных родов можно найти тех, кого, при другом раскладе, вполне можно было бы вздернуть на суку. В этом смысле, сэру Уинстону еще повезло.

Сэр Френсис Дрейк

По линии матери Дженни Джером, состоятельной американки, Черчилль был в родстве с президентом Франклином Делано Рузвельтом и рядом иных влиятельных особ мирового политикума. (Кстати, оба президента Буша и леди Диана – тоже в родстве с Черчиллем).

В детстве Винни, как называли его в семье, грезил превзойти славой знаменитого предка, 1-го герцога Мальборо -- полководца Джона Черчилля. Юноша получил военное образование, в качестве офицера кавалерии и военного журналиста доблестно участвовал в англо-суданской и англо-бурской войнах, побывал в плену, бежал и вышел в отставку, понимая, что повиноваться кому-либо совершенно не в его характере.

Лейтенант-кавалерист Уинстон Черчилль

К тому времени ему - герою войны, писателю и блестящему журналисту, сыну известного британского политика Рэндольфа Черчилля, - уже поступило деловое предложение баллотироваться в Палату общин. При этом избирателей совершенно не волновали политические взгляды сэра Уинстона. Это был наилучший электорат для молодого политика. Название партий, их программы никогда не интересовали потомка отчаянного пирата - он менял их, как носовые платки. Ему было 26 лет, у него была известность и собственное понимание окружающего мира и, точно Френсис Дрейк, он шел в политику, как на абордаж. И если из армии несовместимому с дисциплиной Черчиллю пришлось уйти - то здесь подвинуться довелось политическим соперникам.

Жесткий нрав героя войны проявился очень скоро - в 1911 году, когда сэр Уинстон был министром внутренних дел, одним из наиболее влиятельных членов правительства. Именно в это время в Ливерпуле возникли беспорядки моряков и портовых рабочих, вызванные недостатком продовольствия. Недолго думая, Черчилль приказал морским пехотинцам с ближайшего стоявшего в порту военного корабля открыть прицельный огонь по толпе. Пролилась кровь, но сэра Уинстона это нисколько не смутило. Это же Англия, а не Россия - что позволено в Британии, для всех прочих ужасное преступление!

После расстрела возмущение рабочих вовсе не пошло на убыль, к портовикам тут же присоединились железнодорожники, из Ливерпуля волнения перекинулись в другие города королевства. Но сэра Уинстона это только раззадорило. Он отмобилизовал 50 тысяч солдат для борьбы с недовольными и очень расстроился, когда премьер-министр пошел на переговоры и достиг соглашения с рабочими. «Я с большим сожалением узнал об этом. Было бы лучше продолжить и задать им хорошую трепку» -- говорил он в телефонном разговоре с Ллойд-Джорджем.

Окружающие замечали, что в дни подавления рабочих волнений министр внутренних дел был радостно возбужден, корпел над картами, строил планы военной операции, изо всех сил стремясь закончить общение с протестующими «залпом картечи». Мирное разрешение вопроса ввергло его в мрачность. Ненавидел ли он бунтовщиков? Испытывали ли по отношению к ним хоть какие-то недобрые чувства? Скорее всего нет. Они были ему неинтересны, пока соответствовали представлениям о том, как должен работать государственный механизм. В этом случае сэр Уинстон мог искренне заботиться о нормировании рабочего дня трудящихся, об их прожиточном минимуме. Точно так же, как заботился бы о белке, вращающей колесо.

В целом же, Черчиль глубоко уважал англичан. Правда, не всех. В ту пору Великобритания простиралась по всему земному шару: африканец, австралиец, канадский индеец и индус в одинаковой степени могли быть подданными английской короны. Но белых англосаксов, - а среди британского рабочего класса начала 20-го века таких было явное большинство, - он считал венцов творения. Будучи адептом теории расовой иерархии и социал-дарвинизма, сэр Уинстон безо всякого стеснения утверждал в 1937 году: "Я, к примеру, не признаю, что большой ущерб нанесен краснокожим индейцам Америки или коренному населению Австралии. Я не признаю, что этим людям нанесен ущерб тем, что более сильная раса, лучшая раса, более мудрая раса – назовем это так – пришла и заняла их место".

По сути, от утверждений Гитлера его позиция отличалась лишь тем, что на вершине эволюционной пирамиды, по мнению Черчилля, стояли не мифологизированные арийцы, а вполне конкретные англосаксы. И уж если даже их в случае непонимания собственного счастья можно потчевать картечью, то всем прочим и подавно следует радоваться, что «более сильная, лучшая, мудрая раса» учит их уму разуму.

Черчилль с автоматом Томпсона

В этом случае сэр Уинстон не имел никаких тормозов. Он был поклонником научно-технического прогресса во всем, что касалось средств умерщвления ближнего. Флот всегда оставался его первой страстной любовью, но автоматическое оружие, авиация, танки и отравляющие газы его также чрезвычайно интересовали. За боевыми отравляющими веществами он признавал несомненное будущее и был одним из самых яростных противников их запрета, инициированного международным Красным Крестом.

В самой Великобритании, когда всплывает истории о Черчилле и отравляющих газах, обычно с неохотой вспоминают, что он предлагал использовать слезоточивый газ в Афганистане. Он говорил, что глупо подвергать опасности британских солдат, если можно обстреливать противника снарядами, заставляющими его чихать. А в Турции он предлагал использовать "всего лишь" горчичный газ.

Газовая атака у Ипра, 1915 г

Пусть не обманывает читателя «родственная связь» этого отравляющего вещества с знакомой горчицей. Это тот самый иприт, которым немцы травили французов под Ипром и русских при Осовце. Вот, что вспоминал чудом выживший при химической атаке будущий советский генерал –лейтенант Сергей Александрович Хмельков:

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть; не участвующие в бою люди спаслись в казармах, убежищах, жилых домах, плотно заперев двери и окна, обильно обливая их водой.

В 12 км от места выпуска газа, в деревнях Овечки, Жодзи, Малая Крамковка, было тяжело отравлено 18 человек... Газ застаивался в лесу и около водяных рвов, небольшая роща в 2 км от крепости по шоссе на Белосток оказалась непроходимой до 16 час. 6 августа.

Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели.

Все медные предметы на плацдарме крепости — части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее — покрылись толстым зелёным слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки — мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления».

В Турции Черчилль применить этот газ попросту не успел - разработанная под его руководством Дарданелльская операция провалилась с треском, и первый лорд Адмиралтейства (именно такую должность он занимал в ту пору) был со скандалом отправлен в отставку. Сегодня эта военная катастрофа, бывшая самой крупной десантной и крупнейшей флотской операцией 1-й Мировой войны, основательно позабыта, но в жизни сэра Уинстона, а заодно и в его отношении к применению отравляющих веществ против «туземцев» (особенно русских туземцев), она сыграла заметную роль. Именно поэтому имеет смысл в нескольких словах рассказать о ней.

Дарданелльская операция

Как известно, в 1-й Мировой войне Великобритания была союзницей Российской империи. Поскольку любая война ведется ради мира после нее, страны Антанты (Россия, Англия и Франция), как и страны Тройственного Союза (Германия, Австро-Венгрия и Турция), имели свои карты раздела «мирового пирога». В случае победы Россия претендовала на Константинополь (Стамбул) и проливы Босфор и Дарданеллы. Это давало России выход в Средиземное море и значительно расширяло ее возможности. В конце декабря 1914 – в январе 1915 гг. русская армия под командованием генерала Н.Н.Юденича нанесла туркам ряд сокрушительных поражений и открыла себе дорогу на Константинополь.

Именно в это время Черчилль и решает как можно скорее организовать флотскую операцию по захвату Дарданелл. Якобы с тем, чтобы нанести совместно с русскими удар по столице Турции. На резонный вопрос из Петрограда: «а это вот зачем?!» -- в Лондоне ответили, мол, это такая помощь союзников и пообещали, что проливы непременно потом отдадут. Правда, вся предыдущая история Англии учила, что добровольно она ничего и никогда не отдавала, но очень скоро дальнейшие вопросы стали неактуальны. Турки наголову разгромили англо-французский десант. Потеряв немалую часть флота и порядка 312 из 710 тысяч участников, союзники убрались с позором.

Казалось, что политическая и военная деятельность Черчилля на этом завершена окончательно и бесповоротно. Но потомок Дрейка проявил редкостную непотопляемость. На некоторое время он отошел от дел и даже направился на Западный фронт командовать батальоном, но в 1917 году снова всплыл в политическом бассейне уже на посту министра вооружений. А в январе 1919 года Черчилль уже был на посту военного министра. И тут пришло самое время отомстить за позор Дарданелльской авантюры… только не туркам, а русским.

Уинстон Черчилль был одним из главных инициаторов интервенции Британии на севере России. И (какое невероятное совпадение) именно его предательство союзнических интересов стояло за провалом вполне поначалу удачного похода на Петроград генерала Юденича. Но этого министру было мало. "Не могу понять этой брезгливости по отношению к применению газа, - заявлял он в 1919 году. – Я убежденный сторонник использования отравляющего газа против нецивилизованных племен".

Ну если министр «убежденный сторонник», почему же армии не использовать отравляющие газы против нецивилизованных племен?! Например, под Архангельском. Так и было сделано летом 1919 года. К этому времени англичане уже начали сворачивать боевые действия в России и производили эвакуацию людей и честно награбленного (привет Френсису Дрейку!) имущества, так что даже военной необходимости в применении боевых отравляющих веществ не было и в помине. Но Черчилль настаивал. В его распоряжении имелся новый газ – адамсит. Его нужно было срочно испытать!

По донесениям красных: «В начале июня белогвардейцы и интервенты предприняли попытку наступления на Пинеге для соединения с войсками Мезенско-Печорского района. Упорные бои вновь развернулись за Усть-Почу. Артиллерия белых выпустила здесь более 7 тыс. снарядов, в том числе значительное количество с удушливыми газами». Следующий подобный случай зафиксирован в боях у поселка Емца в 120 верстах от Архангельска 27 августа того же года.

По заверению генерал-майора Чарльза Фолкса, отвечавшего за разработку адамсита, в ту пору этот газ считался «самым эффективным химическим оружием из когда-либо созданных». Это отнюдь не слезоточивый газ, которым сэр Уинстон призывал травить афганцев, и он это несомненно знал, а потому страстно желал поучить с его помощью «туземцев» уму-разуму. Обстрелы химическими снарядами продолжались весь сентябрь. Но стоявшая в этих местах погода была против замыслов Черчилля: при низкой температуре и постоянных дождях адамсит оказался мало эффективен. Обстрелы были прекращены и остатки хим.оружия затоплены в Белом море.

Черчилль среди советских офицеров

А Уинстон Черчилль… Когда самолеты фашистов принялись утюжить Англию, он, - уже премьер-министр, - незамедлительно бросился искать союз с теми, кого не так давно травил ядовитым газом. И конечно же, впоследствии первым напрочь забыл о боевом товариществе, закаленном в битвах с общим врагом. Но разве могло быть иначе?

https://zen.yandex.ru/media/id/5994855d57906aabcc46be4e/iadovityi-cherchill-5e6e1f1625b4700ce316b7d8


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.