Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Речь Посполитая «от океана до океана»

Как Польше стало тесно в границах собственного государства

Владислав ГУЛЕВИЧ

Польское великодержавие, как и польский империализм, не относятся к числу популярных сюжетов, но не лишним будет отметить, что  между двумя мировыми войнами Польша выступала участницей борьбы за передел колоний. Независимость, полученная Польшей после Октябрьской революции, и поражение в Первой мировой войне Германии, владевшей колониями в Африке (на территории современных Камеруна, Того, Бурунди, Руанды, Танзании), а также в Папуа-Новой Гвинее, привели польских руководителей к мысли, что как минимум 10% германских колоний должны отойти Речи Посполитой в качестве репараций.

Польский министр иностранных дел Юзеф Бек объявил прежнюю систему колониальных отношений устаревшей и призвал к её пересмотру. Колонии должны были стать для Польши дешёвым источником сырья, рынком сбыта польских товаров и пунктом высылки из страны лишних голодных ртов, которых было очень много.

«Наша цель, – провозглашал генерал Густав Оршич-Дрешер, один из руководителей Морской и колониальной лиги (МиКЛ), – движение к великодержавному развитию Польши, которой тесно в границах собственного государства».

Морская и колониальная лига появилась в 1930 г. Сначала её возглавлял бывший личный адъютант Юзефа Пилсудского генерал Мариуш Заруский. Организация была идейной наследницей учреждённого в 1926 г. Научного института по изучению эмиграции и колонизации и отвечала за развитие морской торговли и освоение заморских колоний. МиКЛ планировала создать Польскую школу колониальных наук по подготовке административных и военных кадров для покорения будущих колоний. МиКЛ содействовала выпуску газет, журналов и кинопродукции колониальной тематики, проводила Дни моря, когда в костёлах звучали мессы о даровании Польше далёких земель.

В Польше был даже введён официальный День колоний (18 апреля), который отмечался патриотическими шествиями с плакатами «Требуем колоний для Польши», «Сила Польши – в колониях». В этот день разыгрывались массовые спектакли, когда одни поляки наряжались в костюмы европейских колонизаторов, другие играли роли чёрных рабов.

Первые польские колониальные поселения ХХ века появились в 1929 году в Анголе. За год до этого в Лиссабоне побывали польские дипломаты, просившие у португальцев, владевших Анголой, разрешения на переселение поляков. Португалия согласилась, но после того, как Польша стала претендовать ещё и на португальский Мозамбик, отозвала своё разрешение. Польский историк Пётр Зыхович утверждает, что Польша не исключала захвата португальских колоний силой, но сил не хватило.

В 1934 году в бразильской провинции Парана появилась польская колония «Морская воля» площадью 200 гектаров. Однако после ряда дипломатических осложнений полякам пришлось покинуть Парану. Потом польские колонисты появились на юге Аргентины, но нездоровый климат и плохие условия для сельского хозяйства вынудили их вернуться в Польшу.

После подписания в 1934 году пакта Пилсудского – Гитлера колониальная риторика Польши стала меняться. Отныне Варшава видит в Берлине союзника. После выхода Германии, Италии и Японии из Лиги наций польская дипломатия продолжала лоббировать их колониальные интересы, надеясь получить взамен  поддержку своим колониальным устремлениям. Польша никогда не осуждала захват Италией колоний в Эфиопии, Японией – в Корее и Китае.

Советский нарком Литвинов писал в 1936 г.: «Имевшее на днях место выступление Бека с заявкой на получение Польшей колоний и появившиеся вслед за этим в польской печати статьи о перенаселении Польши… имеют своей целью мобилизовать общественное мнение Польши вокруг империалистических задач, т. е. под знаком прогерманской политики Польши».

Морская и колониальная лига разрабатывала планы освоения колоний в Либерии, Родезии, Перу, Аргентине, Гренландии (хотя остров принадлежал Дании), во Французской Экваториальной Африке и Французской Гвинее. Была даже идея закрепить за Польшей часть Антарктиды. Договориться получилось с Либерией – единственным на тот момент свободным африканским государством. Вскоре в Либерию прибыл корабль «Познань» с первыми товарами и колонизаторами на борту. Польша заключила с Либерией пакт о взаимопомощи, по условиям которого Либерия в случае нападения третьей стороны на Польшу обязывалась поставить в Войско Польское до 100 тыс. солдат. Кроме того, Польша получала права на землю и продажу оружия в Либерию.

Поляков не смутило, что в ту пору в Либерии процветала работорговля: режим чернокожего президента Чарльза Кинга поставлял в Габон и испанским колонизаторам в Экваториальную Гвинею бесправную рабочую силу – таких же чернокожих. Лига наций была вынуждена учредить Международную комиссию по расследованию информации о работорговле и использовании принудительного труда в Республике Либерия.

Американцы, вынашивая планы реколонизации Либерии, развернули антипольскую информационную кампанию, обвиняя поляков в контрабанде оружия для организации вооружённого захвата власти. Всё это заставило поляков уйти Либерии.

Ещё одной целью польской колониальной политики был французский Мадагаскар. Польша обосновывала свои претензии на остров тем, что в XVIII веке местные жители провозгласили правителем польского повстанца Морица Бенёвского (вообще-то, он был словаком). Польские власти планировали выслать на Мадагаскар 60-70 тыс. «лишних» евреев и отправили на остров с инспекционной поездкой ещё одного адъютанта Пилсудского Мечислава Лепецкого. Гитлер поддержал идею о евреях, но Париж расстроил эти планы.

А 1 сентября 1939 года германский вермахт обрушился на Польшу, и через две недели польское государство перестало существовать. Колониальные мечты Варшавы так и остались мечтами.


 

Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.