Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Минутка памяти

30.10.2016

Я, ув. друзья, заметил (не первым, конечно) интересный феномен.

Среди моих знакомых граждан, без истерик и с почтением относящихся к истории Родины, едва ли не у каждого есть какой-нибудь репрессированный в роду. Я, строго говоря, и сам таков: у меня под каток эпохи попали с разной степенью трагичности сразу двое прадедушек разных национальностей и классовой принадлежности, жившие в разных уголках страны. При этом та же страна, что отняла у одного из прадедов фабрику в Динабурге и переместила второго с Кубани в Западную Сибирь, - спасла от смерти одну бабку и дала образование и путёвку в жизнь другой. Я рос с пониманием банальной истины: клеймить историю родной страны всё равно что клеймить её климат, в котором лето с пляжами подло сменяет зима с морозами. Или школу, где тебя, конечно, дразнят и обижают злые дети - но одновременно учат всякому интересному и открывают изумительность мира.

Не таковы безжалостные рецензенты на прошлое. У этих в лидерах почему-то потомки советских элитариев, выросшие под высокими лепными потолками цековских и союзписательских квартир. Те, кого с юности вставляли и встраивали через дядь саш и тёть марин в т.н. приличные места.

У меня есть только одно объяснение данной загадки. Советские элитарии жили в куда большем страхе, чем нормальные советские граждане. Потому что нормальные советские граждане (не всегда, но как правило) должны были куда больше постараться, чтобы попасть под каток эпохи. Причём чем дальше - тем больше им приходилось стараться. Жизнь была небогатая, терять им было особо нечего, и более всего они полагались на свой труд и квалификацию как на главный майорат, который никому не отнять.

Советские же элитарии жили в атмосфере неизбывной гнетущей ответственности. Они ложились спать с мыслью о том, что, возможно, под них копают. Или, возможно, они что-то не доделали. Или, возможно, они кого-то или что-то задели. И они куда меньше полагались на свою квалификацию (зачастую высокую) и труд (зачастую самоотверженный) как на гарантии, потому что иногда ни то, ни другое не спасало от катка эпохи. Поэтому они пребывали в постоянном напряжённом ожидании жареного петуха.

К тому же им очень было что терять (Э.В. Лимонов верно оценил позднее советское общество как "очень классовое" именно в восприятии элиты) - и они с трагической страстью относились к своим лепным розеткам для люстр, к своим пайкам, сервантам и берёзкам: ведь это были сакральные клейноды, с которыми их в любой момент могли разлучить.

И они заразили этим вечным очкованием потомство своё. И они инфицировали его своей мечтой - о мире, где бы у них всё было и им бы за это ничего не было.

Таким образом, свободолюбивая истеричность потомков элитариев былой эпохи - это не более чем гиперкомпенсация, призванная вытеснять унаследованный родительский страх.

Завтра - день памяти жертв политических репрессий.

Виктор Мараховский


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.