Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Интересное

Механик

1.05.2020

(рассказы В.В. Заболотского)

С самых первых полётов с любым летчиком, наряду с инструкторами и командирами, рядом находится технический персонал, который готовит самолеты к полетам. Летному составу не всегда видна работа механиков, техников и инженеров. Все, как правило, сводилось к докладу «самолет готов» и росписи в журнале перед полетом, и записью «замечаний нет» после полета.

Какая же большая разница между этими двумя записями! Между «готов» и «замечаний нет» полет может длиться тридцать минут, час или несколько часов, а вот от «замечаний» до полной готовности самолета к вылету время может тянуться сколь угодно долго. Летчик, выполнив полет, получил от него удовольствие, удовлетворение от выполненного задания, и порцию адреналина. А механик, какое удовольствие получает он? В любую погоду, в зной и дождь, мороз и вьюгу, он готовит технику к полету, обжигая руки о горячий двигатель, или обмораживая их текущим керосином. Заканчивая работу, законтрит болты и гайки контровочной проволокой, как кружевница макраме, и как хирург после операции, проверит, все ли инструменты на месте. Только тогда сможет говорить о готовности самолета к вылету. Наверное, многие смотрели фильм «В бой идут одни старики». В этом фильме есть собирательный образ механика Макарыча.

Добрый, ироничный специалист, знающий свое дело, сопереживающий всему, что происходит вокруг. Этот образ, пожалуй, наиболее подходит к тем людям, с которыми мне пришлось работать. Вслед за летчиком в кабину, по стремянке, карабкается механик. Поможет пристегнуть привязные ремни, снимет чеки катапульты, легким шлепком по ЗШ напомнит «повнимательней, сынок» и проконтролирует, закрыт ли фонарь кабины. Потом, отойдя от самолета, покажет «свободно, рули».

Вот с одним из таких механиков мне довелось поработать в ЛИИ. В шестом отряде, где в то время было полтора десятка самолетов, только Микояновских, мне досталась программа на МиГ-21. Полеты довольно простые, взлет и посадка с максимальным весом. Поскольку эти полеты на прочность шасси, все стойки были обклеены тензодатчиками, и их уборка в полете не предусматривалась. А чтобы не возникло желание убрать шасси в полете, то и кран уборки законтрили проволокой. Все полеты выполнялись в конце весны и в начале лета.

МиГ-21 мне нравился всегда. Даже стоя на земле, казалось, что он уже летит. Серебристый цвет, обтекаемые формы, тонкое теугольное крыло, ну в общем, произведение искусства. Вообще-то самолет задумывался как перехватчик, уже потом из-за его превосходных летных качеств сделали истребителем для ведения маневренного воздушного боя. У этого самолета под номером 305 заканчивался ресурс и самолета, и двигателя, и поэтому решили добить его на этих испытаниях. Не знаю, кому пришла в голову идея сделать из этого самолета то ли штурмовик, то ли бомбардировщик, но под изящное крыло подвесили четыре бомбы ФАБ-250 и одну под фюзеляж вместо подвесного бака. Трудно было представить что-то более уродливое. На этом серебристом чуде висело пять грязно-зеленых чушек. Вид был такой, как если бы Золушка в серебристом платье явилась бы на бал, а вместо хрустальных башмачков на изящных ножках были резиновые боты, а в руках лопата и ведро картошки.

Отлетав несколько полетов, а полеты планировались каждые два-три дня с перерывом, необходимым для обработки полученного материала, в очередной раз доложили «самолет к полету готов».

Как обычно, приезжаю на стоянку. А навстречу механик Михалыч: «Командир, погуляй минут десять–пятнадцать. Надо кое-что доделать». Ну, надо, так надо. Солнышко, кусты начало обволакивать зеленью, тепло. Подходит Михалыч: «Все готово». Сел в кабину, пристегнулся, запустил, вырулил, слетал, все как обычно, замечаний нет.

Через три дня «самолет готов». Встречает Михалыч, и снова просит десять минут. Прогуливаюсь по стоянке, смотрю, как взлетают другие, а рядом со мной МиГи 23, 25 стоят, высоко задрав носы, и как бы говоря «ну что ты со старьем связался, слетай лучше со мной». А я им в ответ «придет и ваше время, и на ваши ноги наклеют тензодатчики». Снова Михалыч помог сесть в кабину и все повторилось.

В следующий раз, когда механик попросил у меня десять минут, я спрятался за ящиками от двигателей и стал наблюдать за его действиями. Михалыч осторожно стал подходить к самолету, из ниши шасси выпорхнула птица и села на киль самолета. Он полез в нишу, немного повозился, и вынес на руках гнездо. Посмотрев по сторонам, он двинулся к кустам и аккуратненько положил его на ветви. Потом, как ни в чем не бывало, вернулся к самолету. Сразу подсоединили аэродромное питание и тут все загудело как обычно.

Я не стал говорить Михалычу, что все видел, но когда до конца программы осталось два полета, Михалыч сам нашел меня и сказал, что видел, как я наблюдал за ним, и у него ко мне одна просьба: «Тормозни выполнение программы, птенцы вылупились, вот-вот встанут на крыло, тогда и закончим. Придумай что-нибудь». Я в свою очередь спросил: «А что после полета с гнездом происходит?» и Михалыч рассказал: «После полета заправляю самолет, осматриваю, в общем, как всегда. Потом чехлю фонарь кабины и тихонечко иду за гнездом. Птицы, а их пара, далеко не улетают. Гнездо вместе с содержимым беру на руки, несу к самолету и аккуратно укладываю на место в нишу шасси, где оно и располагалось. Сначала птицы очень шумели и нервничали, потом успокоились. Даже крошки стали брать с ладони. А потом уже птенцы появились».

Пришлось мне наврать ведущему инженеру что-то про семейные обстоятельства. Через какое-то время Михалыч мне позвонил, что все в порядке. Снова доложили «самолет к полету готов» и все стало на свои места. Программу успешно закончили.

https://zen.yandex.ru/media/id/5a527f2ac89010b7c615d82e/mehanik-5e8507f1e75b2d4c5c1b9137


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.