Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Латвия: Нищета, раскол и убыль населения

11.05.2020
gov.spb.ru / Пресс-служба Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры

Латышские эксперты подвели итоги 30-летия независимости Латвии

Латвия отметила 30-летие декларации независимости. Что от нее осталось, какие проблемы готовит себе и своим соседям несостоявшийся «балтийский тигр», что обнажила пандемия COVID-19, какой была бы Латвия, останься она в реформированном СССР? Об этом в интервью Федеральному агентству новостей рассказывают предприниматель Арнольд Бабрис, в прошлом высокопоставленный работник главной спецслужбы Латвии — SAB (Бюро защиты конституции), курировавший в ней экономику, а также председатель правления Института исследований будущего Латвии, историк и лидер Партии Центра Нормундс Гростиньш и первый глава МИД ЛР после получения независимости, один из лидеров Народного фронта Латвии Янис Юрканс.

Если бы СССР реформировали…

Панорама Риги с левого берега Даугавы

 — Если бы СССР реформировали, а не развалили — процветала бы сейчас Латвия? Ведь по своему научно-промышленному потенциалу она соперничала с Белоруссией и даже Украиной.

Арнольд Бабрис: С учетом того, что общая тенденция была на развитие, думаю, что в промышленном плане Латвия бы продвигалась и дальше.

Нормундс Гростиньш: Если сравнивать с той же Белоруссией, то, действительно, мы были на очень похожих позициях. У нас была схожая структура экономики. У Латвии имелось еще и преимущество — морские порты. Но сейчас жизнь в Белоруссии выглядит все же стабильнее, чем у нас. Взять хотя бы такой объективный критерий, как количество населения. Прежний уровень у соседей примерно сохранился, тогда как в Латвии он упал примерно на 30%.

А в связи с экономическим кризисом индустрия услуг будет не настолько востребована, как прежде, и тогда разница между латвийской и белорусской моделями станет еще более очевидной, потому что у нас промышленности, в отличие от Белоруссии, практически не осталось.

Янис Юрканс: Если бы, скажем, распустили все республики, создали новую систему, предложив конкретные условия вхождения в новый дом — тогда другое дело. Однако все развалилось, и Союз развалили не республики Балтии, а, по большому счету, [Борис] Ельцин.

Примечание Владимира Зыкова. Ельцин с Кравчуком и Шушкевичем - да, но именно прибалты аж из трусов выпрыгивали за развал, и не согласились бы ни на какие условия "вхождения в новый дом". Не они ли объявили о своей независимости задолго до развала? Так что не надо...

Но то, что мы, получив независимость, профукали все экономические возможности — это факт.

Приватизация у нас больше походила на разграбление. Поэтому мы сейчас и находимся в таком бедственном положении. Вместо своей внешней политики, вместо следования своим экономическим интересам (тесному взаимодействию с Россией, как это делают финны) мы попали под влияние американцев и коллективного Запада, который всегда ненавидел Россию. У Запада всегда была антисоветская, антироссийская политика, а мы начали им поддакивать.

Но сейчас мы подошли к той черте, за которой будет совершенно другой мировой порядок.

Латвия платит более миллиона евро в день в счет лишь процентов по госдолгу…

То, что осталось от цехов Рижского вагоностроительного завода, поставлявшего электропоезда всему СССР и во многие другие страны.

Отметим, что заводы и целые отрасли промышленности, которые не успели растащить после получения Латвией независимости, добили потом по наущению ЕС. Выручал транзит российских грузов, но нынешняя загрузка портов ЛР и перед COVID-19 упала почти на 20% из-за перевода грузов в развивающийся портовой комплекс «Усть-Луга» в Ленобласти, а за первый квартал 2020 года грузопоток в портах сократился еще на треть.

Примечание Владимира Зыкова. И опять же: никто не тратился бы на развитие "Усть-Луга" и других российских портов, если бы прибалтийские власти не гадили...

Минфин республики не успевает с прогнозами: осенью 2019 года, когда госдолг составлял 11 млрд евро, предполагалось, что к концу 2020 года задолженность может вырасти до 11,65 млрд, но уже сейчас эта цифра превышена во много раз.

 — Как же Латвия будет поднимать свою экономику после пандемии? Вновь влезет в долги, которых до вступления в НАТО и ЕС почти не было?

Арнольд Бабрис: Мне сложно сказать, что будут делать, потому что умеют только занимать, а создавать не умеют. У меня, допустим, есть план, что надо делать, но их (руководство страны. — Прим. ФАН) это даже не интересует. У них в голове только одно: занять деньги и еще немного продержаться в кресле — вот и все.

Власти полагают, что отдавать будут не они, а налогоплательщики. На мой взгляд, не исключено, что кое-кто останется без пенсии, потому что платить пенсии станет не из чего. Ведь те же налоги больше поднимать уже нельзя, потому что экономика и так сдувается. Может оказаться, что не из чего будет платить и проценты по долгу, и пенсии, потому что часть народа уезжает, предприятия закрываются.

Арнольд Бабрис, председатель правления АО Brivais Vilnis («Свободная волна») — старейшей в Латвии рыбоконсервной фабрики, выпускающей знаменитые шпроты.

Нормундс Гростиньш: Мы вступили в кризис с долгом в 11 млрд, а сейчас еще более 3 млрд набрали. Госдолг лишь за последние два месяца вырос на 25%! А начало роста внешнего долга началось в 1995 году, когда Латвия подписала договор о продвижении в ЕС и открыла свой рынок для импорта. Так потихоньку за девять лет до вступления в ЕС наша промышленность банкротилась.

А после вступления в ЕС Брюссель ввел для Латвии квоты на сахар и снос двух сахарных заводов назвал «добровольным решением». Даже котельную сахарной фабрики в Елгаве, от которой отапливалось полгорода, принудили снести. Елгава вынуждена была взять кредит и построить новую. Весь сахар стал импортным и дорогим. В дальнейшем ЕС признал свое решение ошибочным, но от этого не легче. В той же Германии не закрылся ни один сахарный завод.

Практически все промышленные товары Латвия импортирует, но чем страна будет расплачиваться — непонятно. Когда долг был 11 млрд, ежедневно по процентам приходилось платить по миллиону евро, из-за чего росли всевозможные налоги, акцизы и тарифы. Но сейчас из-за пандемии экономическая деятельность остановилась, денег на выросшую сумму по процентам не собрать. Поэтому придется влезать в новые долги, чтобы заплатить по старым…

Два года назад в одном из интервью я уже говорил, что при такой модели Латвия обанкротится. Не сиюминутно, конечно. Но сейчас банкротство на подходе. Чтобы найти средства, вновь продолжат «оптимизировать» медицину и образование, сокращая количество больниц и школ.

Хотя оптимизации можно было бы аплодировать, коснись она, например, канцелярии президента или того же министерства транспорта, которое в нынешних условиях резкого сокращения транзита вполне можно было бы сократить до департамента при министерстве экономики. Или оптимизация сотни депутатов Сейма — до полусотни. Такая петиция нашей партией по сбору подписей для проведения референдума подготовлена.

Сокращение парламентариев с их помощниками, водителями, лимузинами сэкономило бы сразу по 250 тысяч евро в месяц. Не говоря уже о таких закупках, как недавняя — цветы на 20 тысяч евро к 30-летию независимости, которую заказывал Сейм. По нашему запросу этот цветник за госсчет отменили.

Очень большой ошибкой было и вхождение в зону евро. Польша, Венгрия и Чехия не отказались от своей национальной валюты, и у них условия гораздо лучше — они могут вместо того, чтобы одалживать, хотя бы какую-то часть суммы напечатать.

Историк и политик Нормундс Гростиньш.

Янис Юрканс: Власти живут сегодняшним днем, охотно одалживают, если им еще кто-то дает. Те же Левитс (президент ЛР Эгилс Левитс, в прошлом гражданин ФРГ. — Прим. ФАН) и Кариньш (премьер ЛР Кришьянис Кариньш, в прошлом гражданин США. — Прим. ФАН) — случись что, могут запросто укатить отсюда к себе на родину, и все дела.

Свои банки? Не по Янису шапка…

Банковскую отрасль Латвии «старший брат» в лице США и Европейского центрального банка тоже ухайдакали под шумок «санкционной войны» с вкладчиками-нерезидентами, большинство из которых составляли россияне. Таким образом из страны за три года было выведено 10 миллиардов евро.

 — В 2018 году прекратил свое существование последний частный банк в республике — ABLV, основанный в 1993 году и входивший в тройку крупнейших банков Латвии. Остались лишь американские или проамериканские…

Арнольд Бабрис: Ничего личного, как говорится. Этот бизнес не предназначен для латвийских банкиров. Под прикрытием борьбы с отмыванием денег, по сути, у латвийских предпринимателей отняли банковский ресурс. И те, кто у власти, отдали его без всякой борьбы.

Нормундс Гростиньш: В Люксембурге тоже был филиал банка ABLV, который в Латвии закрыли, а суд в Люксембурге отказался это делать. Так что отстоять было можно и нужно, но просто есть Европа первого класса и Европа — второго. Зачастую этот выбор достаточно добровольный. В странах Скандинавии, к примеру, когда вводили евро, голосовали по этому поводу на референдумах. В Швеции, как известно, оставили свою крону, а у нас референдум и не думали проводить, взяв молча под козырек. Соответственно, получается, что там европейцы первого сорта, а в Латвии — нет. Вот и по вхождению в НАТО референдума у нас не было, в отличие от той же Венгрии. Демократией, правом на свободу выбора у нас и не пахнет.

Первый глава МИД ЛР после получения независимости Янис Юрканс

Янис Юрканс: У власти — временщики, и этим все сказано. Вопрос: когда это все прекратится? В условиях пандемии все проблемы только обострились. После снятия положения ЧС многие не смогут найти работу, так как сфера услуг — туристический, гостиничный, ресторанный бизнес — схлопнулись. Закрываются отели, рестораны, сети магазинов. Но, когда у людей кончатся деньги, детей нечем будет кормить, они выйдут на улицы.

«Само существование латышского народа может быть под вопросом»

В Риге в последние годы даже в центре города немноголюдно…

Еще один важный ресурс, который теряет Латвия, — человеческий. Если в 1990 году в Латвии, по официальным данным, насчитывалось 2,668 млн жителей, то сейчас — 1,9 млн, а некоторые эксперты называют и меньшие цифры. Потери как за две мировые войны.

В условиях пандемии такая убыль населения сыграла отчасти положительную роль: в Латвии заразившихся коронавирусом на 7 мая — 909 человек, 464 выздоровели, 18 скончались. Но пройдет пандемия, а демографическая дыра останется, если не станет еще больше.

 — После пандемии Латвии предрекают новую волну эмиграции…

Арнольд Бабрис: Урожай будем собирать осенью. По полной программе. Они (власти. — Прим. ФАН) думают, что деньги растут на деревьях. Вот пусть и сажают эти деревья. Чудеса еще впереди. Понятно, что пока 4 млрд евро (деньги, взятые в долг на борьбу с последствиями коронавируса. — Прим. ФАН) не раздербанят, проблем не будет. Эти деньги должны были пойти на тех, кто остался без работы и доходов, и на выравнивание экономики. Когда 4 млрд кончатся и больше никто ничего не даст, вот тогда начнутся проблемы, будет всплеск недовольства.

Нормундс Гростиньш: Конечно, мы установили абсолютный рекорд в Европе по скорости сокращения населения, и не столько по естественным причинам. Беда в том, что из страны уехали в первую очередь работоспособные люди. Законодательство ЛР не требует декларирования отъезда, так что 1,9 млн жителей — это дутая статистика. Скорее всего, в Латвии осталось 1,6 млн человек, как высчитал для понимания доли оставшегося рынка, а не пропаганды доктор экономических наук, глава известного косметического объединения «Дзинтарс» Илья Герчиков. Поэтому в течение двух-трех лет будет потеряна уже половина населения республики, по сравнению с советским периодом. И само существование латышского народа может быть под вопросом.

Символическое граффити на ступеньках одного из домов в Старой Риге

По мере приближения банкротства Латвии, а коронавирус лишь ускоряет процесс, в стране будет возрастать политическая нестабильность и запрос на смену власти.

Что же касается протекания эпидемии COVID-19 в Латвии, то по количеству жертв на душу населения ситуация в республике сравнима с положением дел в России и Белоруссии.

А в той же Бельгии на миллион человек — более 600 умерших. По бельгийскому сценарию, в Латвии сейчас могло бы быть около 1200 жертв, а в России — под 90 тысяч, а не 1625, как на 7 мая.

Многие объясняют такую значительную разницу в смертности от коронавируса в ряде стран тем, что еще с прошлого века и по сей день в некоторых из них (и в Латвии тоже) проводят вакцинацию от туберкулеза (БЦЖ) или проводили до какого-то времени.

Янис Юрканс: Будет очень большая попа, мягко выражаясь. Стремиться уехать будут и те, чьи предприятия и заведения сейчас обанкротились. Это может повлечь за собой и серьезные политические последствия. Появится какой-нибудь дяденька с усиками под носом и наобещает золотые горы, что уже в истории было. Это может стать серьезной проблемой не только для нас.

«Власти обходятся с народом как с оккупированным племенем»

Некоторые депутаты в сейме ЛР получают в месяц и по 7 тысяч евро

Режим ЧС, введенный в Латвии с 13 марта, в апреле продлили до 12 мая: школы и вузы закрыты, все публичные мероприятия отменены. Многим людям не на что выживать. В то время как министрам и высшему руководству республики никто не урезал их тысячи евро (помимо основной зарплаты) еще и на репрезентационные расходы, а депутатам Сейма — их зарплаты в 3–4 тысячи евро, тогда как минимальная зарплата в стране составляет 430 евро на бумаге и 380 — на руки. Реальная средняя зарплата немногим выше.

 — Как выжить во время пандемии в Латвии и особенно — потом?

Арнольд Бабрис: Если кто-то думает, что политики принимают решения в интересах народа, заблуждается. Они в первую очередь заботятся о себе. У нас даже не какая-то форма капитализма, а нечто иное — когда чиновничий аппарат сросся с политиками. Они обирают предпринимателей, увеличивают внешний долг и какие-то гроши кидают народу. У нас самые богатые не предприниматели, а политики с чиновниками, которые имеют доступ к госзаказам и распределению евроденег.

Нормундс Гростиньш: Народ негодует, под петицией о роспуске Сейма все больше подписей. В то же время пособия в период кризиса увязали с предыдущей оплатой налогов. Но, если человек не мог уплатить налоги до кризиса, то сейчас — тем более. Летом и в начале осени часть населения сможет еще как-то кормиться со своих огородов. Но вот с началом отопительного сезона, когда из-за долгов (а они копятся уже сейчас) без отопления останется часть полупустых офисных зданий и часть жилых домов, когда людям есть станет нечего, они и выйдут на улицы. Протесты будут куда серьезнее, чем все до сих пор. Это может стать переломным моментом.

Тот же премьер-министр Кришьянис Кариньш — филолог, приезжий из США. И деньги у него все там хранятся, судя по декларации, то есть ничего не связывает с Латвией. И вряд ли Кариньш понимает, как у нас работает та же система отопления и зачем она вообще.

У власти находятся эмигранты, поэтому Гростиньш очень сомневается, что руководство страны сумеет понять, что впереди такие проблемы.

Янис Юрканс: Это настолько вопиюще! Никто из властей и не думает отказываться от своих привилегий и хотя бы части сверхдоходов. Это как надо не уважать, не любить свой народ, чтобы обходиться с ним как с оккупированным племенем.

Более половины пенсионеров в Латвии даже Евростат признал бедняками

Особо тяжело в Латвии приходится пожилым, пенсии которых в 200 евро считаются весьма хорошими, а ведь никто не отменял коммунальные платежи и отопительный сезон, который в Латвии длится нередко по семь месяцев, как и рост цен на продукты, особенно во время пандемии.

И цены за отопление с 1 января 2020 года вновь подняты. Вот и получается, что даже в нынешнюю теплую зиму люди платили, например, по 65 евро за отопление 59 кв. м типового жилья. А ведь практически у всех пожилых людей значительные траты приходятся еще и на лекарства, которые стоят порой в десятки раз дороже, чем российские и белорусские препараты, но ими в Латвии торговать запрещено. Так что без помощи близких пенсионерам не выжить, а одиноким так и вообще — хана. Более половины пенсионеров ЛР даже Евростат признал бедняками…

 — Что делать пенсионерам?

Арнольд Бабрис: Пенсионеры — это главная категория, которая в основном и голосовала за тех, которые все эти 30 лет были у власти. Ведь наиболее активная часть избирателей — это как раз пенсионеры. Кто же выбирал этих политиков, которые 30 лет «пилили» заводы, разваливали экономику, способствовали выезду трудоспособного населения из страны? Вот — что посеешь, то и пожнешь. Надо готовиться к тому, что наша пенсия — это наши дети, собственные накопления и здоровье. Так что без иллюзий.

Нормундс Гростиньш: Необходимо срочное снижение цен, особенно на продукты первой необходимости и лекарства, увеличение социальных пособий и пенсий. Но власти на это не пойдут. Такого кризиса, который нас ожидает, мы еще не видели. Количество смертей, особенно среди пожилых людей, явно увеличится.

Янис Юрканс: Положение в Латвии крайне удручающе. У меня четыре сестры, раньше я им еще мог помогать, а сейчас — сам пенсионер.

В советское время латышские школы в Латвии никто не закрывал

Митинг в Риге за образование на русском, организованный «Русским союзом Латвии», 5 октября 2019.

Важный факт — разделенность общества в Латвии не только не уменьшается, но и увеличивается. Перевод бывших русских средних школ лишь на госязык обучения не сделает русских и русскоязычных латышами, а вот качество образования ухудшит, маргинализировав и новое поколение из тех почти 40% населения республики, которое считает русский язык родным.

 — В советское время латышские школы в Латвии никто не закрывал.

Арнольд Бабрис: Разделяй и властвуй — этот принцип еще никто не отменял. Политики манипулируют, разделяют людей, но там, где надо пилить деньги, на национальность внимания не обращают.

Нормундс Гростиньш: Это глупая и близорукая политика. От всего этого выигрывают лишь радикальные партии. Протестами русских они запугивают свой электорат.

Митинг в Риге за образование на русском, организованный «Русским союзом Латвии», 5 октября 2019.

Янис Юрканс: Если мы говорим, что мы правопреемники довоенной Латвии, то почему «забываем», что перед войной основное образование в Латвии можно было получить на семи языках! Каким бы Улманис (довоенный диктатор ЛР Карлис Улманис. — Прим. ФАН) ни был, он был не дурак. В политике нацменьшинств разбирался, школы не закрывал. Почему бы не скопировать этот опыт?

В центре Риги довоенному вождю Латвии Карлису Улманису в 2003 году установлен бронзовый памятник.

Ельцин боролся с Горбачевым за власть — не до прав русских в Латвии было…

Среди старшего поколения русских и русскоговорящих до сих пор более 216 тысяч постоянных жителей ЛР остаются негражданами еще с 1991 года. Тогда негражданами сделали примерно 740 тысяч человек, несмотря на то, что Народный фронт Латвии до прихода к власти обещал равные права всем жителям.

Однако, узурпировав власть, этнократический класс чиновников заточил Латвию под русофобский ударный кулак НАТО, а из страны сотворил один большой полигон, где даже во время COVID-19 проводились военные учения.

Латвийские нацгвардейцы на параде в Риге в честь 100-летия Латвии 18 ноября 2018.

 — Если кого-то так долго и упорно готовят к войне, то ее непременно устроят? Это и есть главный итог 30 лет условной независимости Латвии?

Арнольд Бабрис: Его величество случай вносит коррективы. Мы еще не знаем, какая будет следующая волна, следующая пандемия. Ведь мы видим, что COVID все же проходит, с точки зрения вирусологии, относительно в легкой форме. Но не факт, что завтра не придет что-то более страшное. И все поняли, что и без пушек можно навести такой шорох, что мало не покажется никому, и парализовать огромные страны.

Нормундс Гростиньш: Мы сейчас полностью идем по сценарию интеграции с Украиной и Польшей — проект «Междуморье»: конфедеративное государство от Балтийского моря до Черного и Адриатического. В идеале, в понимании западных партнеров, надо сделать так, чтобы у нас происходило то же, что и на Украине, чтобы мы за свой счет провоцировали Россию, чтобы началась конфронтация, чтобы еще больше ослабить Россию и сделать ее опять во всем виноватой.

 — Помню, как лидер Народного фронта Латвии Дайнис Иванс говорил мне в интервью, напечатанном в «Собеседнике» в мае 1990 года, что «ни сегодня, ни завтра не может быть и речи, чтобы какая-то часть населения стала «второсортной».

Янис Юрканс: За 30 лет мы обманули тех людей, которые были с нами, с Народным фронтом. А ведь был даже договор с Россией подписан 14 января 1991 года о гражданстве для всех жителей Латвии! На следующий день его ратифицировал парламент республики, но он так и не вступил в силу, потому что в России было не до него. Ельцин боролся с Горбачевым за власть. Вот и получилось то, что получилось…

ФАН


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.