Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ. Об экспорте китайского капитала

С приходом Трампа на пути китайских инвестиций в США загорелся красный свет

Что бы ни говорили в Китае о строительстве «социализма с китайской спецификой», на деле страна развивается по рельсам капитализма. Крупнейшие компании и банки Китая являются государственными или полугосударственными и имеют все признаки монополий. Это типичный монополистический капитализм, который становится империализмом, когда вывоз капитала начинает преобладать над вывозом товаров. 

Доля Китая в мировом экспорте товаров менялась следующим образом (%): 1983 г. – 1,0; 1993 г. – 2,5; 2003 г. – 5,9; 2017 г. – 13,2. Позиции США в эти годы постепенно ослабевали (%): 1983 г. – 11,2; 1993 г. – 12,6; 2003 г. – 9,5; 2017 г. – 9,0. Уже в 2009 году Китай вышел на первое место в мире по объёму товарного экспорта, обойдя Соединённые Штаты. В 2012 году Китай занял первое место по оборотам всей внешней торговли. 

В 2018 году товарооборот Китая, согласно предварительным оценкам, достиг рекордной величины в 4,60 трлн. долл. (против 4,10 трлн. долл. в 2017 году), при этом экспорт был равен 2,46 трлн. долл. (против 2,26 трлн. в 2017 г.), а импорт – 2,14 трлн. долл.  (против 1,84 трлн. в 2017 г.). Возможности дальнейшего расширения товарного экспорта Китаем близки к пределу. Особенно учитывая давление Вашингтона, добивающегося более сбалансированной двухсторонней торговли (сейчас у Америки громадный дефицит в этой торговле), а также принимая во внимание усиливающийся протекционизм во всём мире. Не исключаю, что рекорды в области внешней торговли для Китая закончились в прошлом году. 

Пекин ещё задолго до начала торговой войны с Вашингтоном стал   готовиться к возможной остановке своей торговой экспансии. Есть два подхода к решению этой проблемы. Один подход – замещение внешних рынков быстрым развитием внутреннего рынка. Второй подход – замещение (или дополнение) экспорта товаров экспортом капитала. Китайские власти используют оба подхода. 

Экспорт товаров предполагает захват рынков, экспорт капитала – захват экономик других стран. Первые решения по стимулированию экспорта капитала были приняты в КНР в начале 2000-х годов. Динамика экспорта капитала из Китая в виде прямых инвестиций выглядела следующим образом (млрд. долл.): 2002 г. – 2,7;  2005 г. – 12,3;  2010 г. – 68,8;  2012 г.  – 87,8; 2013 г.  – 107,8;  2014 г. – 123,1;  2015 г. –145,7;  2016 г. – 196,2;  2017 г. – 124,6; 2018 г.  – 129,8 (предварительная оценка).  

А вот как выглядит картина накопленных прямых инвестиций Китая за рубежом (на конец года, млрд. долл.): 2000 г. – 27,8;  2002 г. – 29,9;  2005 г. – 57,2;  2010 г. – 317,2;  2017 г.  – 1.482,0.  

Как видим, в период 2002-2016 гг. наблюдался непрерывный и очень быстрый рост вывоза китайского капитала из Китая. За 14 лет он увеличился в 72,7 раза; за это же время товарный экспорт вырос с 325,6 млрд. до 2.097 млрд. долл., т. е. в 6,44 раза. 

Одним из мощных средств стимулирования экспорта капитала из Китая стал запуск с конца 2013 года проекта «Один пояс – один путь» (ОПОП). Проект предусматривает создание глобальной транспортно-логистической инфраструктуры в десятках стран мира. По мере реализации он будет способствовать продвижению по всему миру китайских товаров и китайских интересов, в том числе продвижению китайских капиталов, за счёт которых предполагается строительство объектов инфраструктуры и обслуживающих их предприятий. 

Заметим, что в 2017 году наблюдалось падение абсолютных объёмов вывоза китайского капитала, а в 2018 году, согласно предварительным оценкам, прирост был очень скромным.  Возник какой-то сбой. Отчасти его можно объяснить тем, что во всём мире произошло замедление, даже сокращение экспорта и импорта капитала в форме прямых инвестиций. В первой половине 2018 года ЮНКТАД зафиксировала сокращение объёмов прямых трансграничных инвестиций на 41% по сравнению с первой половиной 2017 года. А в целом по итогам 2018 года, согласно предварительным оценкам, падение инвестиций составило около 20%. 

Более серьёзным фактором сдерживания китайской экспансии инвестиций стал инвестиционный протекционизм Запада. Особенно он проявляется со стороны США. Америка несколько десятилетий была недосягаемым лидером по экспорту и импорту капитала. На конец 2017 года объём накопленных прямых инвестиций Китая за рубежом оценивался (округлённо) в 1,5 трлн. долл. Примерно таким же был объём накопленных прямых инвестиций нерезидентов в китайской экономике. А вот данные по США на тот же момент времени: американские накопленные прямые инвестиции за рубежом – 7,8 трлн. долл.; накопленные прямые инвестиции иностранного происхождения в американской экономике – округлённо 7,8 трлн. долл. Примечательно, что активы от экспорта капитала за рубежом и активы от импорта капитала в собственной экономике у обеих стран примерно одинаковы,  экспорт и импорт капитала сбалансированы. На конец 2017 года Китая отставал по  обеим международным инвестиционным позициям от США примерно в пять раз. И тем не менее Вашингтон нервничает, ибо разрыв сокращается. Предпринимаются попытки сдержать приток китайских капиталов в экономику США.  Власти США отклоняют заявки китайских инвесторов на покупку долей в американских компаниях или даже целых компаний, ссылаясь на соображения национальной безопасности. Или вспоминают об антимонопольном законодательстве, которое якобы может быть нарушено в случае сделок с участием китайских инвесторов.  

Недавно консультативно-юридическая компания Baker & McKenzie совместно с исследовательской компанией Rhodium Group завершила исследование, которое показало, что прямые иностранные инвестиции КНР в Европу и Северную Америку в прошлом году составили всего 30 млрд. долл.  А в 2016 году они были равны 94 млрд., в 2017 году – 111 млрд. долл. Падение за прошлый год по сравнению с позапрошлым составило 81 млрд. долл. (на 73%). Получается, что если в 2017 году из общего китайского экспорта капитала в виде прямых инвестиций на Европу и Северную Америку приходилось 89%, то в 2018 году эта доля упала до 23%. Особенно резким было падение в США. Вот данные по объёму китайских прямых инвестиций в американскую экономику (млрд. долл.): 

2016 г. – 45,6;  2017 г. – 29,0;  2018 г. – 5,0. 

Падение за 2016-18 гг. в 9 с лишним раз! Доля США в экспорте капитала из Китая упала с 36,6% в 2017 году до менее 4%.  И США проявляют гораздо более жёсткий протекционизм в отношении китайских инвестиций, чем китайских товаров. 

Китайские инвестиции пытается сдерживать и Европа, но здесь нет столь ярко выраженного протекционизма. Прямые инвестиции Китая в Европу были равны (млрд. долл.): 

2016 г. – 46;  2017 г. – 80,0;  2018 г. – 22,5. 

Основная часть инвестиций в 2017 г. пришлась на приобретение Syngenta (швейцарская компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства) компанией ChemChina за 43 млрд. долл. Без учёта этой сделки китайские инвестиции в Европу в 2018 г. сократились лишь на 40%. В то же время китайские инвестиции в прошлом году выросли в экономиках Франции, Германии, Испании, Швеции и ряда других европейских стран. В 2017-18 гг. китайские инвестиции увеличились также в экономику Канады – с 1,5 млрд. до 2,7 млрд. долл. 

Свои серьёзные потери в экспорте капитала на направлении США и некоторые потери на направлении Европы Пекин стремится компенсировать за счёт стран, вовлекаемых в проект ОПОП. Интересны оценки Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute, AEI), изложенные в докладе Belt and Road Initiative gives boost to Chinese outbound investments («Инициатива Пояса и Пути даёт толчок китайским зарубежным инвестициям»). 

Цифры, приводимые в докладе, не вполне совпадают с теми, которые даёт ЮНКТАД. Видимо, авторы включают в рубрику «инвестиции» не только прямые, но также портфельные и прочие (кредиты и займы) инвестиции. Авторы доклада делят экспорт капитала на две части – та, которая была направлена в страны, участвующие в реализации ОПОП, и остальные страны (см. табл.)

Экспорт капитала из Китая в страны, участвующие в реализации проекта ОПОП, и в прочие страны
(млрд. долл.)

 

2014

2015

2016

2017

2018

Всего

177

205

271

280

179

В страны, участвующие в проекте ОПОП

105

125

132

120

106

В прочие страны

72

80

139

160

73

За 2014-2018 гг. экспорт капитала в страны-участницы проекта ОПОП составил 588 млрд. долл., в прочие страны – 524 млрд. долл. То есть проект ОПОП оказывал мощное стимулирующее воздействие на экспорт капитала из Китая. В целом проект «Один пояс – один путь» обеспечил удвоение экспорта китайского капитала. 

Американский институт предпринимательства составил список десяти ведущих по объёмам полученных китайских инвестиций стран, участвующих в проекте ОПОП (инвестиции за период 2014-2018 гг., млрд. долл.): Пакистан – 40; Нигерия – 31; Малайзия – 30; Сингапур – 28; Индонезия – 26; Российская Федерация – 24; Бангладеш – 23; ОАЭ – 21; Лаос – 18; Египет – 16. 

А вот список ведущих получателей китайских инвестиций из тех стран, которые не участвуют в проекте ОПОП ((инвестиции за период 2014-2018 гг., млрд. долл.): США – 123; Великобритания – 62; Швейцария – 53; Австралия – 46; Германия – 36; Бразилия – 34; Италия – 21; Аргентина – 17; Финляндия – 16; Франция – 16. 

То, что на первом месте в списке топ-10 пока находятся США, надо отнести на счёт массированного притока китайского капитала в 2014-2016 гг. С приходом в Белый дом Дональда Трампа всё изменилось. На пути китайских инвестиций в Америку загорелся красный свет. Лидерство в этой области может перейти к Великобритании, которая ведёт переговоры с КНР об увеличении масштабов взаимного инвестиционного сотрудничества. Некоторые из «прочих» стран тоже могут перейти в категорию участвующих в проекте ОПОП. В первую очередь это Италия.  Вице-премьер Италии Луиджи Ди Майо и председатель Госкомитета КНР по развитию и реформам Хэ Лифэн 23 марта в ходе официального визита председателя КНР Си Цзиньпина в Италию подписали меморандум о взаимопонимании в рамках китайской инициативы «Один пояс – один путь». Пекин не скрывает, что в ближайшее время планирует распространить проект ОПОП и на Латинскую Америку, рассчитывая, что Аргентина и Бразилия  к проекту присоединятся. 

Итак, в последние два года наращивание зарубежных инвестиций из Китая пробуксовывает. По данным Американского института предпринимательства, в 2018 году экспорт китайского капитала сократился очень существенно – на 36% (в том числе в страны, участвующие в проекте ОПОП, – на 12%; в прочие страны – на 54%). Инвестиционный протекционизм – наряду с торговым протекционизмом – нарастает сейчас во всём мире. И на примере Китая это видно особенно явно. Причём в сфере противодействия китайским инвестициям Вашингтону удаётся добиваться большего, чем в сфере противодействия экспорту китайских товаров.   

Фото: CHINA US Focus


 

Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.