Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Как Луи Пастер спас смоленских крестьян от бешенства

19.02.2019

17 февраля 1886 года в Париже микробиолог Луи Пастер на заседании Французской академии сделал доклад об открытии им вакцины против бешенства.

Тогда же в уездном городке Белый Смоленской губернии и окрестных деревнях забежавший из леса бешеный волк искусал 19 человек. Большинство из них были крестьянами. Среди пострадавших оказались также священник, двое пожарных и владелец винной лавки.

Вот что было потом…

По тем временам это было равносильно смертному приговору. Единственный способ борьбы с бешенством заключался в том, чтобы прижечь место укуса каленым железом и ждать, что будет дальше.

В январе 1876 года аналогичный случай в Пензенской губернии закончился гибелью 37 человек. «Ничего не остается больше, как только надеяться, что в будущем, близком или отдаленном, гений ума человеческого, наконец, найдет средство», — написал в местной газете пытавшийся помочь им врач.

К счастью, в Белом жил образованный земский деятель Петр Грабленов, интересовавшийся последними достижениями науки и читавший про опыты Пастера. Он отбил в Париж телеграмму.

Ученый в тот момент сам находился не в лучшей ситуации. Из трех укушенных бешеными собаками подростков, которых он лечил по своему методу, двое (Жозеф Мейстер и Жан-Батист Петиль) выжили, а Луиза Пеллетье скончалась. Причина состояла в том, что ее доставили к Пастеру слишком поздно — спустя 37 дней. Тем не менее изобретателя вакцины принялись обзывать «шарлатаном» и «отравителем». Особенно усердствовали дипломированные медики, поскольку Пастер был по образованию не врачом, а химиком. Очередной провал мог привести его в тюрьму.

Французский ученый ответил Грабленову в тот же день: «Присылайте немедленно».

Некоторые источники повествуют, что смоляне две недели добирались во Францию пешком, зная лишь два иностранных слова: «Пари» и «Пастер». На самом деле, они доехали на поезде и разместились в гостиницах.

Земцы собрали две тысячи рублей, еще 700 добавил император Александр III c подачи брата Владимира — большого франкофила, который ранее встречался с Пастером в Париже.

1 марта Пастер приступил к вакцинации. Ему помогали российские ученики: будущий академик Николай Гамалея и студентка Софья Каплан.

Из 19-ти пациентов 16 выжили и ровно через месяц отправились домой.

История, как сказали бы в наши дни, получила большой резонанс. Французы сочувственно следили за судьбой les mouzhiks russes. Жившие в Париже соотечественники показали им город. Когда крестьяне сказали, что скучают по ржаному хлебу и соленым огурцам, — раздобыли!

Корреспондент петербургского «Нового времени» Иван Яковлев описал, как на бульваре Сен-Мишель увидел окруженного любопытными «оторопелого мужичка в полушубке и картузе».

— Хорошо Пастер вас лечит? — спросил у него журналист.

— Хорошо, барин. Вот ведь, хранцуз, а какой добрый, дай Бог ему здоровья!

Триумф Пастера

Пастер любил работать в лаборатории один

Массовое излечение русских крестьян заставило маловеров замолчать. Именно с него началось всемирное признание Пастера и история прививок, без которых невозможно представить современную медицину.

В первый же год к Пастеру обратились 2682 человека со всех пяти континентов.

Французы, устыдившись недавнего недоверия и поношения, за считаные недели собрали на строительство и оборудование Института Пастера 2,5 миллиона франков. 100 тысяч из них внес русский царь, наградивший исследователя за спасение подданных орденом Святой Анны.

14 ноября 1888 года президент Республики Сади Карно открыл здание, в котором институт работает доныне.

Вслед за бешенством вскоре появились вакцины против чумы, желтой лихорадки, дифтерии и столбняка. А в 1983 году в Институте Пастера был открыт вирус иммунодефицита человека. Восемь сотрудников в разное время получили Нобелевские премии, в том числе россиянин Илья Мечников.

Несостоявшийся художник

Луи Пастер может служить подтверждением известного изречения, что талантливый человек во всем талантлив. В юности он проявлял большие способности к живописи. Сохранилось несколько созданных им портретов.

«Никто не пожалеет, что он выбрал карьеру ученого. Но если бы он захотел, то кто знает, мог стать великим художником», — писал арт-критик Дюран Гревиль.

Любопытно, что в искусстве Пастер придерживался строгих консервативных канонов, тогда как в науке был революционером.

Если бы я имел честь быть хирургом, то не только использовал бы идеально чистые инструменты, я бы с величайшей осторожностью мыл свои руки
Луи Пастер

Первым увидел под микроскопом бактерии голландец Антон ван Левенгук еще в 1683 году. Пастер же догадался (а впоследствии экспериментально доказал), что именно эти не видимые невооруженным глазом существа вызывают процесс брожения и переносят заразные болезни.

В 1860 году Пастер наглядно опроверг теорию самопроизвольного зарождения микроорганизмов: прокипятил питательный раствор в двух колбах и одну запаял, а другую оставил открытой. Естественно, в герметичной колбе никакой жизни не зародилось.

Первое практически важное открытие он совершил в 1864 году: предложил уничтожать вредные бактерии в виноградном сусле нагреванием до 60-70 градусов. Прежде около 20% сусла вместо вина превращалось в уксус. Процесс назвали в честь изобретателя пастеризацией.

В 1875 году Пастер произнес перед французской медицинской академией знаменитую речь, в которой призвал хирургов стерилизовать инструменты и тщательно мыть руки.

«Коровизация»

После пяти лет опытов над собаками и кроликами Пастер создал вакцину против бешенства и 6 июля 1885 года привил ее 9-летнему Жозефу Мейстеру, ставшему первым человеком, который был укушен бешеной собакой и не умер.

Я много знаю и оттого верую, как бретонский крестьянин, а если бы знал еще больше, то веровал бы, как бретонская крестьянка
Луи Пастер

В ночь после первой инъекции Пастер горячо молился. Знаменитый естествоиспытатель был религиозным человеком.

Термин «вакцинация», который предложил Пастер, происходит от французского vache — «корова». Так он почтил память предшественника, британца Эдварда Дженнера, который примерно за сто лет до Пастера начал вводить людям сыворотку относительно безвредной коровьей оспы, чтобы вызвать у них иммунитет к оспе человеческой.

Преданный поклонник и упрямый скептик

Став взрослым, Жозеф Мейстер поступил в Институт Пастера сторожем и прослужил там всю жизнь, сделавшись живой легендой.

Легендой стал и немецкий профессор Макс фон Петтенкофер — как, вероятно, последний цивилизованный человек, не желавший верить, что болезни передают микробы.

После сенсационного спасения русских пациентов к Пастеру устремились за помощью люди со всего мира

При этом он был не упрямым невеждой, а светилом науки, директором первого в мире Института гигиены, открывшемся в Мюнхене, и президентом Баварской академии. Великой гигиенической революцией, приучившей людей часто менять белье, чистить зубы и проветривать помещения, человечество обязано ему не меньше, чем Пастеру.

Однако Петтенкофер считал, что болезни вызывают некие еще не открытые вредные вещества — миазмы, содержащиеся в воде и почве, а бациллы он пренебрежительно называл «запятыми».

В конце 1892 года 73-летний профессор на глазах коллег выпил из пробирки культуру холеры. Очевидцы не сомневались, что на их глазах совершилось самоубийство.

Однако случилось чудо, вероятность которого составляет не больше одного шанса из ста: Петтенкофер не заразился и прожил еще 10 лет, продолжая внушать студентам, что Пастер все напутал.

Источники:

https://www.bbc.com/russian/features-47200246

http://masterokblog.ru/?p=28631


 

Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.