Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Валентин Катасонов. Иранский опыт преодоления экономических санкций

Россия и Иран – соседи. Однако товарооборот между странами невелик. Отчасти это объясняется похожестью экономик: Россия и Иран являются странами с ярко выраженной нефтяной ориентацией экспорта. В Иране экспорт нефти даёт 80% от общего объёма экспортных поступлений и 50-60% государственных доходов. В России соответствующие показатели не намного меньше.

Это, конечно, снижает возможности развития торгового оборота между двумя странами. Взаимная торговля в отдельные годы едва поднималась выше планки в 1 млрд. долл.

Таблица 1.

Торговля России с Ираном (млрд долл. США)

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Экспорт

3,36

3,28

1,90

1,17

1,33

1,00

1,88

Импорт

0,27

0,35

0, 43

0,43

0,36

0,24

0,30

Оборот

3,60

3,63

2,33

1,60

1,69

1,24

2,18

Источник: ITC Trade Map.

И это притом, что численность населения в России превышает 140 млн. человек, а в Иране – около 80 млн.

Экономические отношения несколько оживились, когда началось снятие экономических санкций в отношении Ирана после достижения в 2015 году договорённостей по иранской ядерной программе. В 2016 году объём российско-иранского товарооборота увеличился по сравнению с предыдущим годом на 70,1% и составил 2,18 млрд. долл. И тем не менее по итогам прошлого года доля Ирана во внешнеторговом обороте России составила лишь 0,4%, доля России во внешнеторговом обороте Ирана – 4,2%. Надо сказать, что статистика взаимной торговли обеих стран существенно занижает реальные объемы экспорта и импорта. Для снижения рисков санкционного характера значительная часть двухсторонней торговли осуществляется через третьи страны. Сделки оформляются на Кипре, в Швейцарии, Объединённых Арабских Эмиратах, Сингапуре, Гонконге. Реальный товарооборот российско-иранской торговли экспертами оценивается в 4-5 млрд. долл.

Санкции – импульс развития российско-иранских отношений

Подписание 2 августа президентом США закона об экономических санкциях должно стать новым дополнительным импульсом для развития торгово-экономических отношений наших стран. Примечательно, что указанный закон определяет вопросы экономических санкций сразу против трёх государств – Российской Федерации, Ирана и КНДР. Не знаю, насколько Россия готова сближаться с КНДР, но для сближения с Ираном есть все предпосылки. Определённая подготовительная работа проведена. Эксперты утверждают, что в короткие сроки торговлю между нашими странами можно довести до уровня 10 млрд. долл. в год.

На чём может строиться развитие российско-иранских торгово-экономических отношений? Торговля между Россией и Ираном была и остаётся несбалансированной: российский экспорт в Иран в несколько раз превышает импорт России из этой страны. В то же время у России есть некоторые товары, представляющие интерес для Ирана. Это оборудование для атомных электростанций, иное энергетическое оборудование, железнодорожный подвижной состав, суда, автомобили, чёрные металлы, древесина и изделия из неё и т. д. Очень заинтересован Иран в закупках российских самолётов, оружия и военной техники.

За счёт чего Иран может оплачивать покупку больших партий российских товаров, если торговля остаётся несбалансированной? Нефть и нефтепродукты Ирана России не нужны, а со свободно конвертируемыми валютами у Ирана сегодня большие трудности. Особенно учитывая, что Запад после недолгого размораживания экономических отношений с Ираном опять стал восстанавливать санкции. В частности, был приостановлен процесс разморозки иранских валютных резервов, на что рассчитывал Тегеран, начав в 2015-2016 гг. переговоры с Россией о масштабной программе сотрудничества.

Согласно последним данным Международного валютного фонда (на май 2017 года), международные резервы Ирана составили 115 млрд. долл. Вашингтон в течение буквально нескольких месяцев проводил «дозированную разморозку» (были разблокированы резервы в объёме нескольких миллиардов долларов), но сегодня «холодильник» санкций опять включён на полную мощность. Кстати, печальный опыт Ирана, утратившего контроль над международными резервами, – серьезное предупреждение российским денежным властям, которые по крайней мере 2/3 международных резервов России размещают в тех странах и в тех финансовых инструментах, которые прямо или опосредованно контролируются Вашингтоном.

Торгово-экономические отношения Москвы и Тегерана надо развивать, имея в виду, что у Ирана имеется активное сальдо в торговле на национальные валюты с рядом стран, куда он поставлял и продолжает поставлять свою нефть. Это Китай, Индия, Южная Корея, Япония, Турция. Продажа чёрного золота в эти страны осуществляется за юани, рупии, доны, иены, лиры. Покупка в долларах США и евро исключается, так как сделки в таких валютах сразу же попадают в поле зрения тех организаций, которые обязаны контролировать исполнение экономических санкций.

Судя по некоторым оценкам, особенно большое количество национальной валюты накоплено на счетах иранских экспортеров чёрного золота в китайских банках. Часть из них используется Ираном для закупок китайских товаров, но остаются значительные свободные суммы в юанях, которые не могут быть конвертированы в доллары или евро. Такие денежные остатки могли бы быть использованы для закупок Ираном российских товаров. Однако для этого нужны соответствующие договорённости между Россией, Ираном и Китаем (или иной третьей страной, у которой имеются счета иранских экспортёров в местной валюте).

О проекте совместного российско-иранского банка

Начиная с 2014 года Россия и Иран ведут переговоры о создании совместного банка, который мог бы обслуживать взаимные торгово-экономические связи в национальных валютах – российских рублях и иранских риалах. У Ирана в этой области имеется опыт: Тегераном были созданы совместные банки с Венесуэлой и Египтом. Судя по той информации, которая попадает в СМИ, можно предположить, что сторонами обсуждается концепция банка как клирингового центра, в котором бы участвовали не только Россия и Иран, но также страны, с которыми Иран имеет активное сальдо торговли. Прежде всего, это Китай, Индия, Турция. Официальная позиция Китая и других заинтересованных третьих стран по поводу подобного клирингового банка пока не известна. Обычно Пекин в подобных ситуациях проявляет повышенную осторожность. Впрочем, если Трамп реализует свои неоднократно делавшиеся заявления о введении санкций против Пекина, тогда вопрос о создании многостороннего клирингового банка будет решён положительно почти автоматически. Недавно Трамп заявил, что может ввести санкции против Пекина за то, что тот продолжает торговать с КНДР.

«Экономика сопротивления» Ирана

Думаю, что даже если к проекту совместного банка не присоединятся Китай или иные ведущие партнеры Ирана, он всё-таки будет создан как двухсторонний клиринговый центр, который будет работать с рублями и риалами.

Эксперты, следящие за экономикой Ирана, знают, что, несмотря на непрерывные (начиная с 1979 года) санкции, эта страна продолжает развиваться. Резкое ужесточение санкций в 2012 году (прежде всего, запрет на поставку нефти в Европу) подтолкнуло Иран к радикальным реформам, направленным на диверсификацию экономики, отход от ориентации на экспорт нефти и нефтепродуктов. Вскоре после этого в стране был принят план под названием «Экономика сопротивления», который, по сути, представляет собой план мобилизационной экономики. Сам термин появился еще в 2007 году как альтернатива действовавшей модели под названием «Экономика воздержания».

Новую модель всячески поддерживает верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Модель предусматривает проведение импортозамещения, индустриализации, повышение в экспорте готовых изделий. Имеются и позитивные изменения в структуре иранской экономики. Динамично растёт чёрная металлургия, глубокая переработка углеводородного сырья (химия), машиностроение. В машиностроении особенно выделяется автомобильная промышленность. В стране работают автомобильные предприятия, включая Iran Khodro Industrial (IKCO), Pars Khodro, Saipa, Kerman Khodro, Bahman Autos и Kish Khodro. Пока их нельзя ещё назвать чисто национальными заводами – в их капитале участвуют европейские (преимущественно французские) автогиганты; к тому же достаточно велика доля импортных комплектующих в производстве автомобилей. Однако правительство ставит задачу повышения локализации иранского автопрома (переход на комплектующие местного производства).

Эксперты обращают внимание на то, что модель «Экономика сопротивления» имеет много схожего с моделью, формировавшейся в СССР в 1930-е годы в ходе социалистической индустриализации. Многие государственные и общественные деятели проявляют большой интерес к экономической истории СССР и его опыту сосуществования с Западом во время торговой и кредитной блокады, холодной войны.

В последние несколько лет в Иране наметился процесс увеличения удельного веса несырьевых товаров в экспорте Ирана. Примечательно, что наряду с термином «Экономика сопротивления» популярным в Иране стал лозунг «Сделано в Иране». Если в России будет провозглашён лозунг «Сделано в России» и начнётся его практическая реализация, торговые обороты между нашими странами смогут вырасти как минимум на порядок, снизив уязвимость обеих стран перед западными санкциями.

Россия как торговый партнёр и торговый посредник Ирана

Есть ещё один достаточно хорошо проработанный проект взаимного сотрудничества, который следует запустить в кратчайшие сроки. Речь идёт о достигнутой в начале 2014 г. между Тегераном и Москвой договорённости о том, что Россия готова выступать в роли торгового посредника для продажи иранской нефти объёмом около 500 млн. баррелей в сутки. Предусматривался её реэкспорт и закупка на полученную валюту необходимых Тегерану товаров, в первую очередь зерна, некоторых видов техники и стройматериалов. Соглашение не было подписано, поскольку у Тегерана в 2015 году возникла надежда, что эмбарго на экспорт чёрного золота будет с Ирана снято. Однако, судя по всему, оно, наоборот, будет восстановлено в полном объёме.

Нынешние санкции Вашингтона пока не предусматривают жёсткой блокировки экспорта нефти Россией, поэтому следует довести подготовленное соглашение до подписания и начать его практическую реализацию. Нельзя, впрочем, исключать, что Вашингтон со временем попытается заблокировать и российский экспорт нефти; тогда придётся искать другие обходные пути. Обе страны имеют богатый опыт жизни в условиях санкций, и этот опыт приобретает сейчас особую ценность. О вековом опыте жизни России в условиях экономических санкций я уже писал. Об иранском опыте преодоления санкционного давления – в следующей статье.

***

Сближение России и Ирана в условиях западных экономических санкций важно, помимо прочего, с точки зрения обмена опытом противостояния санкционному давлению Запада. Жизнь Ирана под санкциями насчитывает уже без малого четыре десятка лет (санкции были объявлены Вашингтоном в 1979 году), и для России данный опыт, безусловно, интересен. Например, над Россией висел и продолжает висеть дамоклов меч такой санкции, как отключение от системы SWIFT, с помощью которой осуществляются международные расчёты с участием ведущих банков мира. До сих пор львиная доля российских поручений по трансграничным платежам проходит через SWIFT. 

Под давлением Вашингтона банки Ирана в 2012 году были отключены от указанной системы, и на какое-то время финансово-экономическая жизнь Ирана была парализована. Однако иранцы достаточно быстро приспособились к новым условиям.

Во-первых, стала широко использоваться бартерная торговля. Она, как известно, вообще обходится без денег, это товарообменные сделки. Такая безденежная форма экономических отношений особенно практиковалась иранцами (и, видимо, продолжает практиковаться) в торговле с Индией. 

Во-вторых, Иран в торговле с рядом стран перешёл на использование национальной валюты стран-партнёров. Это в первую очередь Китай – главный торговый партнер Ирана, а также Индия, Южная Корея, Япония, Турция, некоторые арабские страны. Иранский экспортёр (почти во всех случаях поставщик нефти или нефтепродуктов) открывает счёт в банке страны-импортёра в местной валюте. Далее эта местная валюта используется для закупки местных товаров, которые затем импортируются в Иран. 

Подобная схема давно использовалась многими странами даже в тех случаях, когда не было никаких экономических санкций. Она позволяет экономить свободно конвертируемую валюту (или вообще без неё обходиться), её принято называть встречной торговлей. Вот как, например, выстраивалась встречная торговля Ирана с Южной Кореей. В Центральном банке Ирана открыт счёт в вонах. Корейское правительство разрешило хранить средства от экспорта нефти в Корею на счетах двух специализированных банков: Industrial Bank of Korea и Woori Bank. Эти средства используются для покупки местных товаров. Такое решение позволяет обойти санкции США и поддерживает корейские компании, оказавшиеся на грани ухода с иранского рынка. А вот отношения с Индией: 45% закупаемой этой страной нефти у Ирана оплачивается в рупиях, которые затем Иран использует для оплаты импорта из Индии железной руды и стали, химикатов и зерновых культур. 

В-третьих, Иран стал использовать в международных расчётах золото (оплата золотом иранского экспорта нефти и газа). В первую очередь поставки золота осуществляли Турция и Индия. Экспорт золота в Иран вырос до 6,5 миллиарда долларов в 2012 году, что в десять раз больше, чем в 2011 году. Одновременно вырос турецкий экспорт золота в ОАЭ – с 280 млн долл. в 2011 году до 4,6 млрд долл. в 2012 году; большая часть этого золота, полагают эксперты, была предназначена для отгрузки в Иран или для конвертации в твёрдую валюту в интересах Ирана. За счёт золота покрывались потребности в импорте. Иран, используя сеть посредников, потом продавал золото в странах с большим спросом на драгоценности – в Индии, Малайзии и Дубае, конвертируя золото в твёрдую валюту. США пытались распространить санкции на операции Ирана с золотом, но у американцев не получилось. Была организована контрабанда золота либо золото стало использоваться для расчётов без его завоза на территорию Ирана. 

В-четвёртых, резко активизировалось использование наличной иностранной валюты иранскими физическими и юридическими лицами. Тегеран сумел даже организовать обмен наличного иранского риала на наличный доллар США в некоторых странах с неустойчивой политической и экономической обстановкой (что затрудняет контроль над операциями с наличной валютой). Например, в сентябре 2012 г. в Афганистане в городе Герате была зафиксирована повышенная активность по обмену иранского риала на доллар США. Сообщалось, что иранские менялы через своих афганских посредников обменивали необходимую сумму и оперативно перемещали средства в Иран. Для перемещения денег могли использоваться иранские такси, курсировавшие между ирано-афганской границей и Гератом.

В-пятых, были задействованы неформальная финансово-расчётная система «хавала» на Ближнем Востоке и аналогичная система «хунди» в Индии. Система «хавала» основана на переводе денежных средств путём однократных уведомлений и подтверждений по электронной почте, факсу или телефонными звонками, а в последнее время используется скайп. Особенностью системы является то, что она лишена обширного бюрократического аппарата, в основном операции проводятся на суммы до 100 тыс. долл. (хотя бывают переводы и до одного миллиона долларов). Адресат получает деньги в течение 48 или даже 24 часов. Всё это позволяет большинству брокеров системы не попадать в поле зрения американских регуляторов, которые следят за поддержанием санкционного режима. Важным достоинством системы «хавала» является низкая комиссия за проведенные операции (в диапазоне 1 - 1,5%). «Хавала» может обеспечить перевод денег из Ирана в ту или иную страну Ближнего Востока, а затем транзакцию в различные банки США и других стран Запада. Все финансовые транзакции осуществляются методом взаимозачёта. Расчёты между брокером страны-отправителя платежей и брокером страны-получателя проводятся по клиринговой схеме, а для закрытия сальдо используется контрабанда золота, других драгметаллов, наличной конвертируемой валюты и т. п.

В-шестых, иранские экспортёры и импортёры используют иностранные банки для схем по «отмывке» иранских денег и при необходимости их конвертации в свободно конвертируемые валюты. Существуют веские доказательства того, что иранские банковские и иные финансовые организации открывали (или приобретали) банки в других странах через подставных лиц. Эти фактически иранские банки принимали (и до сих пор принимают) выручку в долларах, евро и иных свободно конвертируемых валютах, получаемую от экспорта иранской нефти. В некоторых случаях это были чисто иностранные банки, но они получали статус «надёжных партнеров» Ирана по бизнесу. Со счетов таких банков происходит также оплата долларами и иными конвертируемыми валютами товаров, импортируемых Ираном. Очевидно, что эта схема сопряжена с рисками, но риски могут быть минимизированы, если истинный источник валюты или конечная цель перевода валюты со счета банка скрываются. Для этого используются подставные лица, фальсифицированные контракты, длинные цепочки посредников и т. д. Значительное количество расчётных операций проходило через крупнейший финансовый центр на Ближнем Востоке – Дубай (ОАЭ), где у Ирана имеется несколько надёжных партнёров по банковскому бизнесу. Некоторое время после ввода санкций расчёты осуществлялись через турецкие банки, но стоимость их услуг была высокой. 

Самую простую схему, позволяющую избежать банковских санкций, привёл известный американский эксперт по финансовым преступлениям Кеннет Риджок. По его словам, иранские средства могут быть переведены «в готовый к сотрудничеству банк Юго-Восточной Азии, оттуда – в национальный банк одной из центральноазиатских стран. Финальным аккордом должен стать перевод денег на счёт работающего в этой стране филиала американского или европейского банка». Далее деньги без особого риска могут перемещаться по всему миру. 

Применение схем, в которых используются доллары, евро и другие ведущие мировые валюты, часто предполагает также использование методов нелегальной торговли и заметания следов при поставках иранской нефти. Один из распространённых методов – перегрузка нефти с танкера на танкер в открытом море. Несмотря на значительные затраты Иран пошёл на закупку большого количества танкеров, чтобы можно было надёжно проводить операции перегрузки. К импортёру иранская нефть может поступать под флагом иной страны. 

Неоценимую помощь Ирану (как и другим странам, оказавшимся под санкциями) оказывают компании, называемые «чёрными рыцарями» (black knights). Это торговые и финансовые посредники, транспортные, логистические и иные фирмы, функционирующие в том экономическом пространстве, где действуют санкции. Это, как правило, небольшие по размерам фирмы, но их количество сегодня исчисляется тысячами, и в совокупности они могут освоить большие объёмы торговли. Они не имеют дочерних компаний, филиалов и отделений, банковских счетов в США и в странах – их союзниках, поэтому прижать их трудно. Правда, комиссионные высокие – 15-20 процентов, иногда до 30. Это премия «чёрных рыцарей» за риск. 

На оказание тайных услуг Ирану по части проведения расчётов нередко идут и солидные банки. Многие из них до недавнего времени участвовали в реализации схемы, получившей название U-turn: Иран поставлял нефть в какую-либо страну, сделка оплачивалась импортёром в местной валюте, деньги переводились на счёт банка третьей страны; далее средства переводились на счёт в американский или иной западный банк, где производилась конвертация в доллары США. В финальной фазе деньги уходили из американского (западного) банка в нужный для продолжения иранского бизнеса зарубежный банк; при необходимости из последнего банка деньги в виде долларов могли заводиться в тот или иной иранский банк. 

В декабре 2012 г. разразился скандал: выяснилось, что английский банк Standard Chartered участвовал в схеме U-turn и провёл более 60 тыс. транзакций в пользу Ирана. Власти США привлекли банк к ответственности за отмывание денег в интересах Ирана, и Standard Chartered был оштрафован на 327 млн. долл. К ответственности за нарушение санкционного режима в отношении Ирана были также привлечены европейские банки UniCredit, HSBC, Royal Bank of Scotland, Deutsche Boerse, Société Générale и Crédit Agricole. Американские банки пока не были замечены в подобных операциях – они находятся под очень жёстким контролем со стороны финансовой разведки США, отвечающей за практическую реализацию санкций. 

Оказание услуг, подобных переводу и конвертации валюты типа U-turn, остаётся привлекательным для крупных европейских банков: высокие комиссионные компенсируют суммы штрафов, если их приходится выплачивать.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.