Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Загадки и мифы советской индустриализации. Часть 14. Заключительная

20 марта 2014

Главное условие успеха второй индустриализации – реальный госконтроль над ЦБ, считает профессор Катасонов

Я лишь схематично обрисовал тему источников индустриализации 1930-х годов. Тема в высшей степени злободневная, поскольку экономика современной России находится примерно в таком же состоянии недомогания, в каком находилась экономика СССР в середине 1920-х годов. Промышленный потенциал России подорван, и нам нужна новая индустриализация. В своей заключительной части публикации остановлюсь на некоторых актуальных проблемах второй индустриализации.

О второй индустриализации России и ее валютном обеспечении

Слава Богу, мы имеем сегодня опыт социалистической индустриализации. И мы обязаны его использовать. Саму индустриализацию можно провести в течение одного десятилетия. Все, как принято говорить, упирается в «политическую волю». А такую волю может проявить лишь истинно национально ориентированный политический лидер. Пока его нет. Но если, милостью Божией, такой лидер будет дарован нам, то опыт Сталина может оказать ему неоценимую помощь.

Примечание Владимира Зыкова. Приплыли. Писал-писал 13 статей, а на 14-й усрался. Оказывается, всё это городилось для того, чтобы обвинить Путина, а раскрыть источники индустриализации у него "не получилось". Если цель была в этом, то и ценность всех предыдущих статей нулевая: где гарантия, что он не подтасовывает факты в угоду своим целям? Понятно. Катасонова вычёркиваем.

Думаю, что в самом коротком списке неотложных и приоритетных задач такого спасителя России будет стоять индустриализация. Сразу же возникнет вопрос об источниках финансирования индустриализации. Без больших валютных затрат никак не обойтись. Ведь, увы, своих машин и оборудования мы уже почти не производим, многие инвестиционные товары придется закупать за границей.

На сегодняшний день для валютного обеспечения второй индустриализации мы располагаем следующими потенциальными ресурсами.

Во-первых, золотовалютными резервами Банка России.

Во-вторых, валютными средствами наших суверенных фондов (Резервный фонд и Фонд национального благосостояния).

В-третьих, каждый год наш экспорт дает валютную выручку в размере 600 миллиардов долларов, причем сальдо внешнеторгового баланса уже целый ряд лет является устойчиво положительным.

В-четвертых, за рубежами нашей страны российские физические и юридические лица накопили сотни миллиардов долларов на счетах в банках, в ценных бумагах, недвижимости и так далее.

Валютные ресурсы – под государственный контроль!

Некоторые источники валюты для нас являются лишь потенциальными, немедленно задействовать их в целях проведения индустриализации нельзя. В первую очередь я имею в виду те сотни миллиардов долларов финансовых активов, которые незаконно были выведены в офшоры. Вернуть их на родину будет не менее сложно, чем, скажем, возвращать в 1930-е годы деньги и золото «пламенных революционеров», которые они вывезли за границу после революции. Может быть, часть средств, которые были выведены за границу нашими олигархами, коррумпированными чиновниками и прочими клептоманами за последние 20-25 лет, вообще не удастся вернуть в Россию. Но даже золотовалютных резервов Российской Федерации в размере около 500 миллиардов долларов и части годовой экспортной выручки вполне достаточно для того, чтобы начать вторую индустриализацию России.

Астрономические цифры валютных резервов и валютной выручки сегодняшней России не должны завораживать. Пока это еще лишь виртуальные цифры. Перед нами стоит двуединая задача: провести консолидацию всех валютных ресурсов под контролем государства и обеспечить максимально эффективное использование мобилизованных ресурсов. Что касается первой задачи, то она, в свою очередь, распадается на целый ряд более конкретных задач. Читатель может сказать, что, мол, и так золотовалютные резервы (ЗВР) страны находятся в одном государственном «кулаке», который называется «Банк России» («Центральный банк Российской Федерации»). Я уже неоднократно обращал внимание на неприятный парадокс, связанный с нашими валютными резервами.

С одной стороны, эти резервы представляют собой концентрированный финансовый результат деятельности всей нашей экономики, всего нашего народа. С другой стороны, Банк России по своему правовому статусу не относится к категории органов государственного управления, действует автономно от государства. Он может действовать даже вопреки интересам государства, ссылаясь при этом на Конституцию, Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации» и прикрываясь какими-нибудь туманными аргументами о необходимости поддерживать стабильность рубля, валютного курса, цен и тому подобное. Так что первейшим условием успеха второй индустриализации является установление реального государственного контроля над Банком России, превращение его в национальный институт, который будет снабжать индустриализацию необходимым количеством рублей и валюты.

Вообще о необходимости проведения в России второй индустриализации сегодня говорят многие здравомыслящие экономисты. Совершенно правильно называются некоторые условия, без которых она не может состояться. Такими условиями, в первую очередь, являются усиление роли государства в экономической жизни России, укрепление централизованного начала в управлении экономикой, переход к среднесрочному планированию, переориентация Банка России на кредитование реального сектора экономики, возвращение к одноуровневой банковской системе и тому подобное. К сожалению, почему-то почти никогда не вспоминают о том, что к разряду таких первоочередных условий эффективной индустриализации относятся также государственная монополия внешней торговли и государственная валютная монополия. Без этих двух видов государственной монополии сталинская индустриализация не могла бы состояться.

Государственная монополия внешней торговли

Сегодня в СМИ и экономической литературе достаточно редко упоминается государственная монополия внешней торговли (ГМВТ). А если упоминается, то нередко в негативном смысле. В большинстве учебников по экономике студентам прививаются идеи либерализма, а эта самая монополия – яркий антипод экономического либерализма. Вот образец такой либеральной оценки, содержащийся в учебнике по международным экономическим отношениям: «История развития государственной монополии свидетельствует о том, что она представляет собой крайне нерациональный способ регулирования экономики, как и любая монополия; при ней расцветают коррупция, патернализм в сочетании с крайней неэффективностью системы регулирования». При этом никакого внятного объяснения того, что такое ГМВТ, в учебнике нет.

О том, что такое ГМВТ, можно узнать лишь из старых учебников и иных изданий. В «Большой советской энциклопедии» (последнее издание) читаем: «Монополия внешней торговли государственная, сосредоточение в руках государства руководства всей внешней торговлей страны».

Справедливости ради следует признать, что присутствие государства в сфере внешней торговли и вообще в сфере внешнеэкономических связей было заметным еще при капитализме. Капитализм представляет собой такую экономическую модель общества, в которой внешнеэкономические связи не могут не иметь особой роли. На этапе становления капитализма ему нужна защита от внешних конкурентов, поэтому государство проводит политику протекционизма. Оно прикрывает внутренний рынок с помощью таможенных импортных пошлин. На этапе укрепления позиций капитализма и его экспансии за пределы национальных границ государство оказывает содействие национальным компаниям в захвате внешних рынков, а также источников дешевого сырья путем предоставления налоговых льгот, экспортных премий и других экономических средств. А при необходимости оказывая и силовую поддержку, посылая к берегам захватываемых капиталом стран и территорий военные корабли. «Зрелый» капитализм просто не в состоянии существовать в рамках национальных границ в силу непреодолимого противоречия между накоплением капитала и ограниченной платежеспособностью внутреннего рынка. Одним словом, государство всегда вмешивалось во внешнюю торговлю, а отчасти и в сферу валютных операций. Еще на заре европейского капитализма появилась «школа меркантилистов», которая обосновывала особую роль государства во внешней торговле. Но при этом государство никогда не пыталось заместить частный капитал в сфере внешнеэкономических отношений, занимаясь лишь их регулированием и поддержкой национального частного капитала.

О двух основных функциях государственной монополии внешней торговли

Установленная большевиками вскоре после революции 1917 года государственная монополия в сфере внешней торговли (декрет Совнаркома РСФСР от 22 апреля 1918 г.) не имела исторических прецедентов. Государство стало единым и единственным участником торгово-экономических отношений, выступая в качестве посредника и «буфера» между субъектами внутренней экономики и зарубежными компаниями. По большому счету, у ГМВТ всего две функции: а) защитная; б) созидательная.

Защитная функция – защита народного хозяйства СССР от стихии мирового капиталистического рынка, от экономической экспансии западных монополий и от разного рода экономических диверсий со стороны империалистических государств.

Отметим, что через какой-то десяток лет после того, как в СССР была введена ГМВТ, в мире разразился жесточайший экономический кризис. Даже самые богатые страны мира (США, Великобритания) очень тяжело переживали этот кризис. Который они, кстати говоря, не сумели полностью преодолеть до начала Второй мировой войны. До революции Россия также не раз вместе со странами Запада оказывалась в состоянии кризиса, который к нам ветром заносило из-за границы. В экономике СССР благодаря ГМВТ никаких признаков кризиса не было ни в 1929, ни в последующие годы. За период существования ГМВТ в СССР (примерно 70 лет) в мире случалось много экономических кризисов, но благодаря «буферу» ГМВТ ни один из них не сумел оказать негативного влияния на советскую экономику.

Важность защиты от западных монополий народного хозяйства СССР была обусловлена тем, что на мировой рынок выходили преимущественно гигантские монополии. Мелкий и средний бизнес всегда был неконкурентоспособен на мировых рынках. Даже сравнительно крупные отечественные предприятия выглядели карликами на фоне гигантских западных монополий и были заранее обречены на неэквивалентный обмен в сфере внешней торговли. Уже не приходится говорить о бесчисленных диверсиях Запада против экономики СССР. Опять-таки благодаря «буферу» ГМВТ все они не возымели того эффекта, на который рассчитывали их организаторы.

Созидательная функция – подчинение внешней торговли решению задач социалистического строительства, максимально эффективному выполнению планов развития народного хозяйства СССР. Уже после Второй мировой войны, когда на географической карте появился целый ряд социалистических государств, возник социалистический лагерь, ГМВТ стала важным инструментом международной социалистической интеграции. Более того, благодаря ГМВТ Советский Союз мог оказывать эффективную помощь тем странам развивающегося (третьего) мира, которые встали на путь некапиталистического развития.

Условия для осуществления эффективной ГМВТ

Для того, чтобы ввести государственную монополию внешней торговли, мало принять декрет. Декрет или закон может быть очень правильным, но его никто не будет выполнять. Кстати, следует признать, что в первые годы после объявления большевиками ГМВТ имели место многочисленные нарушения положений Декрета от 22 апреля 1918 года. Я специально это подчеркиваю в связи с тем, что некоторые нынешние патриоты и государственники призывают немедленно ввести в «демократической» России (Российской Федерации) государственную монополию внешней торговли. Боюсь, что в этом случае «телега окажется впереди лошади».

Итак, для введения ГМВТ необходимы три условия.

1. Политическая власть должна находиться в руках тех сил, которые действительно ориентированы на создание сильного и независимого государства. Более того, эти силы должны ориентироваться на такую социально-экономическую модель общества, которая не имеет ничего общего с капитализмом, поскольку государственная монополия внешней торговли несовместима с капитализмом.

2. Необходимо обобществление крупной промышленности, транспорта, банковской системы, то есть сосредоточение командных высот народного хозяйства в руках вышеобозначенных политических сил.

3. Обязательно дополнение ГМВТ государственной валютной монополией.

Большевики (и Сталин в том числе) прекрасно понимали важность выполнения этих условий. И если политическая власть оказалась в их руках уже в 1917 году, то вот обобществление крупной промышленности, транспорта, банковской системы потребовало определенного времени. Параллельно с созданием системы ГМВТ большевики проводили национализацию предприятий и организаций, принадлежавших частному капиталу, в том числе иностранному. Процесс обобществления в основном завершился в конце 1920-х – начале 1930-х годов, когда в СССР началась индустриализация.

О государственной валютной монополии

Что касается государственной валютной монополии (ГВМ), то суть ее проста: во-первых, в руках государства сосредотачиваются вся валюта и приравненные к ней ценности (прежде всего золото); во-вторых, государство осуществляет все международные расчеты.

ГВМ также выполняет защитную и созидательную функции. ГВМ – своеобразный «буфер», защищающий внутреннюю денежно-кредитную систему страны от мировой валютно-финансовой системы (МВФС). Почему нужна защита от МВФС? Эта система – источник капиталистической стихии (те же кризисы). Кроме того, Запад может использовать каналы МВФС для ведения подрывной деятельности против СССР.

ГВМ выполняет важную созидательную функцию – обеспечивает наиболее эффективное использование валютных ресурсов страны в целях выполнения планов развития народного хозяйства СССР. Наглядно эта созидательная функция ГВМ проявилась в годы индустриализации, когда социалистическое государство при достаточно ограниченных валютных ресурсах сумело обеспечить закупку большого количества машин и оборудования. Благодаря ГВМ советские внешнеторговые организации даже в самый разгар экономического кризиса 1930-х годов пунктуально и полностью выполняли свои обязательства перед западными фирмами.

Окончательно государственная валютная монополия в СССР сложилась лишь к 1928 году, когда любые операции физических и юридических лиц с иностранной валютой были окончательно запрещены. Несколько позднее было даже запрещено владение валютой, за редкими исключениями, которые определялись законом. Предприятия и организации, которые выступали экспортерами и импортерами, конвертировали безналичные рубли в валюту или, наоборот, полученную валюту в рубли по установленным фиксированным курсам. На счетах советских предприятий и организаций всегда числились только рубли.

Основным агентом советского государства по реализации функций ГВМ выступал Банк для внешней торговли («Внешторгбанк»). Он занимался кредитованием внешней торговли, международными расчетами, а также операциями с иностранной валютой, золотом и другими драгоценными металлами. «Внешторгбанк» был призван обеспечивать государственную валютную монополию, начало которой положил Декрет СНК РСФСР от 22 апреля 1918 года «О национализации внешней торговли». Формально «Внешторгбанк» везде именовался как «акционерный банк», но фактически единственным его акционером был Госбанк СССР, поэтому «Внешторгбанк» воспринимали как структурное подразделение Госбанка. Руководитель «Внешторгбанка» одновременно был заместителем председателя Госбанка. Преимущества советской ГВМ в 1930-е годы особенно наглядно проявлялись на фоне непрерывных дефолтов, которые на Западе объявляли банки, компании и даже государства. У них предприятия умирали, а у нас индустриализация давала жизнь новым фабрикам и заводам. За период 1929-1940 гг. в СССР было построено около 9000 предприятий. Такое чудо социалистической индустриализации было бы немыслимо без государственной монополии в сфере внешнеэкономических связей.

P. S. Некоторые из читателей, как я понял по комментариям к публикациям моих статей, ждали, что в конце концов я представлю им в окончательном и безупречном виде «уравнение индустриализации», то есть дам точную роспись всей сметы сталинской индустриализации и источники ее финансирования. Увы, такого «уравнения индустриализации» у меня не получилось. На примере нашей индустриализации я постарался лишь показать, что события даже сравнительно недавней нашей истории не всегда бывают понятными и однозначными и что не всегда можно слепо доверять чеканным и уверенным (самоуверенным) формулировкам учебников. Кроме того, я надеюсь подвигнуть читателей на дальнейшую работу над составлением «уравнения индустриализации». Скорее всего, безупречного уравнения ни у кого не получится. Но в процессе работы над ним, я уверен, каждый сделает для себя немало интересных открытий.

В.Ю. Катасонов, проф., д. э. н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Источник

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины