Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Катарский газ не отобьёт у российского ни Европу, ни Азию - Александр Собко

13 ноября 2013
Источник: "ОДНАКО"

В прошлую пятницу агентство Reuters опубликовало материал под заголовком «Катар снижает цены на СПГ для азиатских клиентов» (англоязычная версия несколько более подробная). Материал — очень интересный по объёму традиционно труднодоступных данных об условиях контрактов. Что касается вынесенного в заголовок тезиса, то здесь не всё так однозначно. Учитывая важность темы для нашей страны, предлагаем об этом поговорить.

История вопроса

Вот уже несколько лет нас пугали тем, что Катар завалит Европу дешёвым СПГ. С каждым годом спекулировать на этом становилось всё сложнее. Свои поставки эмират переводил в Азию, а новых европейских контрактов почти не заключал, а если и подписывал, то по таким ценам, что на эту сумму у «Газпрома» можно было купить газа в полтора раза больше; именно такие условия договора на будущие поставки СПГ в Польшу.

Но теперь и Россия намерена активно выходить на азиатский рынок СПГ. А раз так, то нашу страну нужно пугать «дешёвым катарским газом» уже не в Европе, а в Азии. И это не просто психологическое давление. Момент сейчас очень важный — идёт переговорный процесс по заключению долгосрочных контрактов (газпромовский «Владивосток СПГ», завод «Роснефти» на Сахалине, новатэковский «Ямал СПГ»), и общий информационный фон, конечно, влияет на переговоры. С формальной точки зрения, Катар действительно снижает цены на азиатском рынке. Но связано это с переходом от спотовых продаж к долгосрочным контрактам. А вот здесь ни о каком демпинге речи не идёт.

Напомним кратко историю вопроса. Катарские заводы готовились под американский рынок. Именно по этой причине, кстати, основной флот газовозов Катара — супертанкеры, которые после того никто больше и не стал строить. Но для перевозок на большие расстояния — с Ближнего Востока в США ? они казались хорошим способом сэкономить на транспортных расходах.

Что стало потом, всем известно — из-за сланцевой добычи в США катарский газ оказался там не нужен. Поэтому СПГ стал перенаправляться в Европу, на спотовый рынок. А тут ещё и кризис. В результате цены ненадолго обрушивались до 40 долларов за тысячу кубометров, что даже не покрывало стоимость сжижения и транспортировки. Но с помощью этой цифры ещё несколько лет нас будут пугать дешёвым СПГ из Катара.

Но Катар не унывал. И постепенно стал получать неплохую прибыль, перенаправляя СПГ в Азию, достигнув здесь неплохих успехов. Данных по текущему году ещё нет, но, думается, картинка будет ещё показательней.

Да и в Европе спотовые цены на газ стали выправляться. Сейчас в среднем цены в Европе — 10 долл. за млн БТЕ, в Азии — 15 долл. и выше. Возникает вопрос: а почему поначалу эмират предпочитал оставлять часть газа в Европе, ведь в Азии СПГ все последние годы был дороже?

Кто-то предпочитает объяснять это конспирологией — тем, что Катар во многом контролируется британцами, сами заводы частично принадлежат иностранцам и т.д., и т.п. Действительно, Великобритания — основной рынок для катарского газа в Европе. Но судя по тому, как Доха игнорирует просьбы англичан продать им ещё хоть немного СПГ (мы вернёмся к этому ниже), — такая версия едва ли выглядит правдоподобной.

Скорей всего, причины в другом. Объёмы СПГ, от которых фактически отказались США, выбрасывались на спотовый рынок — азиатский или европейский. И если бы Катар перевёл сразу все поставки в Азию — спотовый рынок был бы обрушен. Поэтому Катар балансировал поставки между европейским и азиатским рынком с тем, чтобы по итогам получить максимальную прибыль. И вот теперь, на волне растущего спроса в АТР, основная часть газа окончательно перебазируется в Азию.

Кроме того, была ещё одна причина. Старые азиатские терминалы по приёму СПГ часто не могли принимать супертанкеры. В результате Катару приходилось фрахтовать «чужие» газовозы, чтобы обеспечить транспортировку СПГ на прибыльные азиатские направления, или же, используя свой флот (что дешевле), — направлять СПГ в Европу. Теперь после модернизации старых терминалов (в Японии) и появления новых (в Китае) эта проблема во многом решена.

Долгосрочные контракты: никакого демпинга

Так или иначе, сейчас наступает новый этап. На азиатский рынок выходит множество новых производителей (Россия, Австралия и др.), которые не могут позволить себе продавать весь свой газ на спотовом рынке. Поэтому все они будут связывать свои поставки долгосрочными контрактами. И Катар торопится завершить свои «игры» со спотовым рынком, продав свободные объёмы СПГ по долгосрочным договорам.

Все катарские мощности по сжижению сейчас — это 77 млн тонн. Законтрактовано — 61 млн тонн. Остаётся 16 млн тонн — не так уж и много. А что по ценам?

Тут Reuters прав. Катар будет получать меньше. Продажа на спотовом рынке — более рискованная стратегия, но в некоторых случаях, особенно когда наблюдается дефицит газа, этот подход позволяет получить приличную прибыль.

Но если сравнивать предложения Катара при заключении долгосрочных контрактов с общей картиной на рынке, то видно, что Доха пытается выбить максимальные цены. И ни о каком демпинге речи не идёт.

Чтобы понять, в чём тут дело, придётся немного разобраться с формулой цены контрактов на поставку СПГ в Азии.

Цена СПГ (долл. за млн БТЕ) = Цена нефти (долл. за баррель) * K + b

Где K и b — коэффициенты, и именно за них идут основные торги при подписании договоров. Основной коэффициент, естественно, K — он отображает фактически взаимосвязь между нефтяными и газовыми ценами. b играет меньшую роль, обычно это небольшое значение (например, 0,5 долл. за млн БТЕ, и это фиксированная «добавка» к основной цене.)

Допустим, пусть b = 0. Тогда, если K = 0,15, это означает, что при цене нефти в 100 долларов за баррель цена СПГ будет 15 долл. за млн БТЕ. Примерно такие цены сейчас и наблюдаются.

И ещё один важный момент. K = 0,17 отражает энергетический паритет с ценой на нефть, а потому обычно этот коэффициент не бывает выше 0,17, а скорее чуть ниже. Всё-таки у газа, даже у СПГ, есть дисконт к цене нефти. Да и b кое-что добавляет к конечной цене.

А теперь данные из сообщения Reuters: Катар предлагает покупателям заключить долгосрочные договора с коэффициентом 0,146–0,147. Австралия, где СПГ получается очень дорогой в производстве, заключала договора с коэффициентом 0,145. При цене нефти в 105 долларов за баррель, как сейчас, СПГ в таком случае будет стоить 15,2 долл. за млн БТЕ, даже без учёта фиксированной добавки (b). Это как раз на уровне нынешних спотовых цен в Азии, хотя иногда они увеличиваются до 17 долл. за млн БТЕ.

В материале есть и данные по российскому контракту между CNPC и «Ямал СПГ». K — невелик, всего 0,122, но фиксированный коэффициент b очень высокий (точное значение не указывается).

Но вернёмся к нашей теме. Конечно, Катар ставит такие цены не из солидарности с Россией и другими экспортёрами. Но каковы бы ни были причины, сама стратегия очевидна — Катар продаёт свой СПГ дорого и очень дорого. Все его комбинации продаж преследуют одну цель — максимизация прибыли, а не гипотетический захват рынка путём демпинга. Кстати, сама заметка Reuters написана достаточно объективно, но заголовок вполне может оставить неправильное впечатление. Поэтому, как представляется, важно было разобрать этот сюжет.

Что останется Великобритании?

Рассмотрим ещё один вопрос. До какой степени может продолжаться переток газа из Европы в Азию? Ответ на этот вопрос не так очевиден, как может показаться. Понятно, что туда уйдут (точнее, уже ушли) почти все свободные объёмы. И, кстати, после заключения долгосрочных договоров обратно они уже не вернутся, даже если цены на СПГ в Европе повысятся.

А что с долгосрочными европейскими договорами? Бросается в глаза, что уже по итогам прошлого года в Европу было поставлено газа меньше, чем соответствует долгосрочным контрактам (см. таблицу и график). С чем это может быть связано? Основная причина в том, что и, казалось бы, гарантированные европейские поставки могут быть перенаправлены в Азию. В каких случаях это возможно, и кто бенефициар таких комбинаций?

Во-первых, следует обращать внимание — кто импортёр газа. Часто — это глобальная компания (даже с европейской пропиской) или газовый трейдер. Тогда такой импортёр может перенаправлять газ на более прибыльные рынки (конечно, если по этим поставкам у импортёра нет обязательств на рынке страны изначального назначения). Но и здесь возможны два варианта. Во-первых, СПГ может доставляться Катаром до пункта назначения, или же невозможность сменить этот пункт прописана в контрактах. Тогда для реэкспорта в Азию СПГ приходится перегружать в Европе на другие суда. Но даже такой затратный вариант часто оказывался прибыльный. Ещё выгодней, если импортёр сам забирает груз в Катаре и везёт его куда хочет, по своему усмотрению.

Такие ситуации встречались в последние годы, и всё это время Катар грустно смотрел, как другие компании получают дополнительную прибыль, фактически перепродавая его газ. Поэтому Доха и отказывалась заключать новые контракты с ЕС. Ещё бы: с одной стороны, Европа настаивает на ценообразовании с привязкой к европейским биржам, а затем сама перепродаёт топливо в Азию, где привязка цен нефтяная. Польша согласилась на нефтяную привязку — и, пожалуйста, гарантированные поставки без проблем. Хотя и дорого.

Нельзя не сказать о Великобритании. Эта страна — основной импортёр катарского газа в ЕС. Из 20 с небольшим миллионов тонн прошлогоднего импорта свыше 10 миллионов пошло именно на остров. И наоборот, именно катарские поставки составляют основную часть всего британского импорта сжиженного газа. Основная часть СПГ идёт по контрактам 2009 года (см. таблицу), и, видимо, у импортёров есть долгосрочные обязательства по доставке как минимум части этого газа исключительно на британский рынок.

Но страна, как известно, испытывает последние годы дефицит газа, а потому старается заключить дополнительные контракты. Катар упорно отказывается, ограничиваясь 3–4-летними соглашениями.

В частности, в 2011 году британская Centrica договорилась о поставках 2,4 млн тонн в год катарского СПГ в течение трёх лет. А совсем недавно истекающий в середине следующего года договор был продлён на 4,5 года и расширен до 3 млн тонн в год. Кстати, Centrica — один из импортёров, которые действительно заинтересованы получить груз в запланированной точке назначения, так как её основной бизнес — газоснабжение британских потребителей (на рынке она работает под брендом British Gas).

Но мы не включили этот договор в список европейских контрактов, и вот почему. Катар оставляет за собой право развернуть этот СПГ на азиатские рынки (хотя и заплатив небольшую неустойку). В результате по контракту 2011 года Centrica получила всего около половины запланированного объёма поставок. Недавно Катар заключил ещё несколько небольших контрактов с европейскими потребителями на таких же условиях.

Так или иначе, на фоне дефицита СПГ, Великобритания последние годы получает 10 млн тонн катарского газа из 77 млн тонн суммарного объёма катарских заводов по сжижению. И возможно, в этом году будет ещё меньше. К настоящему времени на остров пришло на 38% газовозов меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Так что разговоры о британском влиянии на политику Катара, как представляется, «сильно преувеличены».

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 4 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Россия»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины