Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Россия

Моя резолюция на резолюцию Бундестага о России - Виталий Третьяков

Источник: "ОДНАКО"
16.11.2012

Виталий Третьяков. Российский журналист, политолог, автор и ведущий телепрограммы «Что делать? Философские беседы» на телеканале «Культура», декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова, генеральный директор-главный редактор «Независимой издательской группы НИГ», главный редактор журнала «Политический класс», генеральный директор Фонда содействия развитию образования в области журналистики «Медиалогия».

В среду, ближе к вечеру, мне позвонил один из организаторов Петербургского диалога (в работе которого я давно не участвовал) и попросил непременно приехать в четверг и выступить на одной из секций этого форума, а именно на той, которая называется «Острые вопросы». Я приехал.

Именно там я узнал (из выступлений немецких коллег) о содержании недавней резолюции Бундестага по России. И услышал выступление г-на Шокенхофа, который, как я понял, накануне выступил (кажется, являясь одним из авторов этой резолюции) с целым рядом претензий к России – и именно в духе этой резолюции.

На заседании секции г-н Шокенхоф, раз пять подчеркнув свою озабоченность благом России, пытаясь быть предельно корректным, бегло повторил все эти претензии.

Далее выступали и наши ораторы (одни иронично, другие – вполне серьёзно и логично, но всякий раз крайне вежливо опровергая доводы этой резолюции и иные претензии Запада), и немецкие (эти в основном солидаризировались с резолюцией).Но в любом случае немцы говорили только о России и ни слова не произнесли (до моего выступления) об «острых вопросах», которые существуют, например, в ЕС. Наконец, в начале второго часа дискуссии, выступил я.

Моё выступление состояло из следующих тезисов.

1. Я уже давно не обсуждаю на встречах с западными коллегами проблемы и недостатки России. У меня претензий к нашей власти, к парламенту, к Путину больше, чем у вас. Хотя бы потому, что я лучше знаю жизнь России. Но с западными коллегами я обсуждать это не хочу, так как за двадцать лет мне надоели ваши нравоучения. Я со своими студентами так не разговариваю, как вы с Россией.

2. Кто смеет говорить, что Россия с её тысячелетней историей ныне оказывается не на той стороне истории, пусть даже по сирийскому вопросу? Почему мы должны уже 20 лет подряд и сегодня слушать эту ахинею?

3. Неблагодарное дело, но брошу упрек организаторам Петербургского форума. Эта секция называется «Острые вопросы», и сложно было предположить, что разговор пойдёт не об острых вопросах в России и в Германии, а об очередных нравоучениях России, что прямо сейчас и началось. А разве нельзя было разделить это заседание на две части с перерывом? Чтобы в первый час мы обсуждали, какая отвратительная страна Россия и как её сделать лучше. А во второй час – какая замечательная страна Германия и как исправить её отдельные мелкие недостатки?

4. Спасибо, что мне немецкий коллега в очередной раз объяснил, что Россия европейская страна. будто я без него этого не знал. Правда, в иных случаях и в иных местах вы почему-то говорите, что русские недоевропейцы.

5. Я смею утверждать, ни у кого на это не спрашивая разрешения, что я тут ничуть не меньший европеец, чем любой находящийся в этом зале. И мне дорога европейская цивилизация. И я считаю, что легализация гомосексуальных браков ведёт к исчезновению европейской цивилизации. Я в этом убежден, и мне всё равно, что по этому поводу думает Бундестаг. Больше того, если Путин вдруг выступит за однополые браки, а Дума примет такой закон, то даже я, желая сохранить европейскую цивилизацию, выступлю – несмотря на то, что давно уже не являюсь сторонником революций, – за свержение такого президента и такого парламента.

6. Мне совершенно безразлично, какие резолюции по поводу России принимает Бундестаг. Я его не избирал. Путина-то я избирал, посему то, что говорит и делает он, мне небезразлично. Но и Путин не сможет изменить моё отношение, например, к однополым так называемым бракам.

7. Вообще-то главные претензии у меня к нашим властям, к нашим официальным лицам, к нашей интеллигенции. Почему они так внимательно относятся к тому, что о нас говорят на Западе? Почему постоянно говорят, что мы сами ориентируемся на какие-то европейские нормы? Половина этих норм России вовсе не нужна.

8. Не знаю, существует ли по модели «Петербургского диалога» какой-нибудь «Нью-Йоркский диалог», где политики, общественные деятели и журналисты США и Германии обсуждают свои «острые вопросы». Но хотел бы я там поприсутствовать. И послушать, в каких выражениях немецкие коллеги высказывают претензии американцам. И в каких выражениях американские коллеги своим немецким друзьям отвечают.

9. Во многом виноваты наши власти, наша интеллигенция. Они боятся ставить те вопросы, которые действительно остры. И речь не о вмешательстве во внутренние дела стран Запада или ЕС. Речь о том, что является острым вопросом у нас, но касается и Европы. И вот тут бы как раз немцам нас понять. Кто был до 1989 года самым большим разделённым народом Европы? Немцы. И они не смирились с этим. И в конце концов – не без помощи России – воссоединились. А кто сейчас является самым большим разделенным народом Европы – знают ли это немцы? Говорю вам, если не знаете: русский народ. И мы не меньше немцев имеем право на воссоединение. А пока этого не произошло, мы имеем полное право задать Германии и вообще Евросоюзу вопрос: а почему сотни тысяч русских в таких странах ЕС, как Латвия и Эстония, например, лишены права избирать своих депутатов не только в парламенты своих стран, но и в Европейский парламент? Кто здесь мне ответит на этот острый вопрос? Или он менее важен, чем мишура вокруг «Пусси райот»?

10. Тут упоминали ОБСЕ и ПАСЕ. Когда-то только такие серьёзные (вы, конечно, назовёте нас маргиналами) люди, как я и некоторые другие, говорили, что Россия должна выйти из бессмысленной организации ОБСЕ и из Совета Европы, членство в котором делает нас неравными с этой самой Европой. А сегодня, на этом заседании, вы слышите уже от представителя нашего МИД и депутатов нашей Думы, что некоторые в России правомерно ставят вопрос о выходе России из ОБСЕ и Совета Европы. Уверяю вас, и до реального выхода дело дойдёт.

11. Господин Шокенхоф, объясняя логику последней резолюции Бундестага по России, назвал Россию европейской страной, а дальше долго объяснял, что Россия – по благому и исключительно доброжелательному указанию Европы – должна сделать, чтобы стать лучше. Я предлагаю начать следующую вашу резолюцию со следующего утверждения: Россия, по мнению Бундестага, имеет право существовать в этом мире. А далее всё повторить по вашему тексту.

Опубликовано в блоге Виталия Третьякова

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.