Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

"Точка G" мировой экономики

23 ноября 2014
Источник: "ОДНАКО"

Прошедший в Брисбене саммит «Большой двадцатки» оставил после себя множество противоположных комментариев и всего один вопрос.

Комментарии укладываются в несколько примитивных схем: досрочный отлет Путина это пощечина мировому сообществу или проявление слабости; Россию унизили или Путин продемонстрировал внутреннее достоинство и мужество; итоги саммита положительные или провальные…

Все эти комментарии умещаются в один простой вопрос, который очень коротко формулируется:

- Что это было?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходима небольшая историческая справка. Во всех комментариях по поводу встречи в Брисбене превалирует мысль, что G-20 была создана после финансового кризиса с целью перераспределения влияние внутри МВФ в пользу развивающихся экономик.

Отчасти это так. И отвечает на основной вопрос этот тезис тоже только отчасти.

Изначально целью создания G-20 была попытка снизить накал страстей, который возник сразу после Азиатского кризиса 1997-98 годов. В результате этого кризиса экономики большинства стран АТР были практически обескровлены. «Азиатские тигры» (Южная Корея, Индонезия, Филиппины, Малайзия и Таиланд) поднялись на производстве электроники, имели профицитные бюджеты и солидные золотовалютные резервы. Но, несмотря на все это, они были подвергнуты фактическому банкротству в течение одного года.

Механизм Азиатского кризиса был следующим. Сначала национальная экономика разогревается путем наводнения ее относительно дешевой долларовой ликвидностью (дешевой, относительно внутренних кредитов) до предела. Для примера, на пике азиатского бума земля под дворцом японского императора стоила столько же, сколько весь штат Флорида.

Как только пик достигнут, включается обратный механизм. ФРС США повышает ставку и сокращает объем эмиссии доллара. Происходит резкий отток долларовой ликвидности из национальной экономики.

Доллар становится главным дефицитом, что ведет к обесцениванию национальной валюты, падению внутреннего фондового рынка, колоссальной инфляции. Что в свою очередь, провоцирует рост корпоративных долгов, обесценивание капитальных активов и их скупку ТНК.

В 1997 году (потом будет еще Аргентина) мировому сообществу наглядно продемонстрировали достоинства Бреттон-Вудской системы, когда валюта считается общей, а ставки по ней и объем ее эмиссии определяются исходя из национальных интересов одной, но зато какой, страны.

Проще говоря, мир увидел, как с помощью простейшей финансовой операции можно одномоментно (без военного вмешательства) лишить суверенную страну всего, что было этой страной нажито за долгие годы непосильного труда. И неслучайно рухнувшие страны впрямую обвинили во всем происшедшем МВФ и ФРС США.

На пике этих обвинений и родилась идея G-20, инициаторами создания которой выступили отнюдь не развивающиеся (потерпевшие) страны, а страны Большой семерки (G-7). Укрупнение формата со стороны G-7 произошло вовсе не для того, чтобы поделиться полномочиями (выгодой), а чтобы создать иллюзию подобного раздела и тем самым разделить ответственность (вину и убытки) за происходящее.

В этом смысле G-20 изначально был мертворожденным образованием. Состояться институционально этот форум мог только в одном случае. Если бы прекратил свое существование формат G-7, где до сих пор принимаются и согласуются основные решения стран так называемого «объединенного Запада». И именно этим объясняется возникновение в рамках G-20 условного блока БРИКС, противостоящего по своим финансовым интересам «большой семерке».

Идея перераспределения полномочий внутри МВФ появится позже. Она будет зафиксирована в документах «двадцатки» после мирового финансового кризиса 2008 года на Вашингтонском саммите. Кроме того, сегодня уже понятно, что решение это никогда не будет реализовано.

А теперь сравните механизм Азиатского кризиса и его последствия с ситуацией, которая сложилась в экономике России накануне саммита G-20 в Брисбене. Если разница и существует, то она лишь в том, что в 1997 году вывод долларовой массы проводился скрытно, через оффшоры и валютных спекулянтов, а сегодня напрямую – через санкции.

В этой логике история с австралийским саммитом предстает качественно в ином свете. Становится абсолютно понятно, почему чисто экономический (изначально G-20 была сформирована как клуб министров финансов и глав ЦБ) формат «двадцатки» вдруг приобрел резко политическую окраску, а Украина стала темой номер один.

Дело тут вовсе не в желании унизить Россию и лично Владимира Путина. Хотя этот мотив, безусловно, присутствовал, но он несамостоятелен, а потому вторичен.

Если сложившуюся сегодня на Украине, в Европе и России ситуацию оценивать не в политических, а в экономических терминах, то невольно встает вопрос, кто за все это заплатит?

Разорению подвергнута огромная европейская страна. Санкции и контрсанкции нарушают все мыслимые и немыслимые нормы ВТО. Убытки от санкций несут конкретные производители. Когда ситуация так или иначе нормализуется, арбитражи будут буквально завалены исками. Разбирательства затянутся на многие годы.

В политической логике этих трудностей не существует. Политика позволяет реальным виновникам уйти от ответственности и списать все на форс-мажорные обстоятельства. Условно, для примера. Если рушится мировой фондовый рынок, то виноваты в этом мировые спекулянты и ФРС США, как регулятор валютного рынка. А если одновременно с фондовым рынком рушатся башни-близнецы Всемирного Торгового Центра, то во всем виновата Аль-Каида. 

В политической логике все просто: платит всегда проигравший.

Возвращаясь к Украине и австралийскому саммиту G-20, если проигравшей окажется Россия, то иск ЮКОСа в 50 млрд. долларов на фоне очереди пострадавших от санкций покажется нам всего лишь забавной исторической загогулинкой. А если окажется, что во всем виновата сама Украина, то восстанавливать инфраструктуру и решать проблемы придется совместными усилиями России и ЕС.

Такая вот беспроигрышная комбинация получается. Но и это всего лишь часть правды. В большой игре не издержки расписывают, а делят будущие прибыли.

Проще говоря, Украина и истерия вокруг нее это всего лишь дымовая завеса, под прикрытием которой готовится очередная операция по изъятию капитальных активов из национальной юрисдикции в пользу эмитента мировой валюты. Если еще проще, США в очередной раз готовятся «взять кассу».

Кто на этот раз должен пойти на заклание и на чьи активы нацелился главный мировой игрок, можно понять по прошедшему саммиту в Брисбене. Это также можно понять по длинной игре на понижение нефтяных цен и свертыванию ФедРезервом программы количественного снижения, то есть политике сильного доллара.

А сложить один (Брисбен и Украину), два (нефтяные цены), три (сильный доллар, слабый рубль), думаю, каждый может самостоятельно.

Леонид Крутаков. Родился в 1962 г. Окончил факультет журналистики МГУ (1983 г.) и Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (2013 г.). Работал в газетах «Комсомольская правда», «Московские новости», «Совершенно секретно», «Новая газета», «Известия», «Новые Известия», «Московский комсомолец». Создатель и первый главный редактор газеты «Стрингер». Долгое время работал в Правительстве Москвы (первый заместитель руководителя пресс-службы мэра и Правительства Москвы).

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 4 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Фунты, тугрики...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины