Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Как начать непрямую войну с Россией

18 февраля 2015

periscope2

Интересная аналитика от американского издания The National Interest.

Американское издание The National Interest опубликовало  небезынтересную статью военного эксперта Академии государственной политики при Институте Кеннана Майкла Кофмана о том, стоит ли США осуществлять поставки ВиВТ на Украину, и чем это может обернуться.Министр обороны США Эштон Картер // DOD photo by Erin A. Kirk-Cuomo

Министр обороны США Эштон Картер // DOD photo by Erin A. Kirk-Cuomo

Kofman M., How to Start a Proxy War with Russia // The National Interest, 05.02.2015

В среду, 4 февраля президентский кандидат на должность министра обороны США Эштон Картер (Ashton Carter) стал ньюсмейкром номер один, когда заявил, обращаясь к Конгрессу, что «всерьез подумывает» о начале поставок оружия украинской армии для борьбы с пророссийскими повстанцами.

В этом отношении Картер ни одинок. Опубликованный на этой неделе доклад «О сохранении независимости Украины и сопротивлении российской агрессии» (Preserving Ukraine’s Independence, Resisting Russian Aggression), который призывает к расширению американской военной помощи Украине, способствовал возобновлению дискуссии в кругах правящей элиты о поставках оружия и переоценке роли США в конфликте на юго-востоке Украины. Авторами доклада выступили известные в прошлом сотрудники внешнеполитического и военного ведомств страны, включая Мишель Флурной (Michele Flournoy), Строуба Тэлботта (Strobe Talbott) и Стивена Пайфера (Steven Pifer) и др. В результате администрация президента Обамы оказалась под сильным политическим давлением в пользу пересмотра действующей политики поддержки Украины. Доклад невозможно проигнорировать в силу политического веса и практического опыта его авторов. В сжатой форме, аргументировано доклад требует от правительства США развернуть программу поставок на Украину вооружения и военной техники в объеме до 1 млрд долл. ежегодно. При этом номенклатура возможных поставок включает противотанковые ракетные комплексы, новейшие системы ПВО и целый ряд технических средств для украинской армии.

Авторы доклада считают, что вопрос о поставках оружия является лакмусовой бумажкой, указывающей на то, поддержат ли реально США Украину в час испытаний. Однако это сравнение представляется не вполне адекватным. На самом деле, более чем резонно было бы оказать Украине всеобъемлющую поддержку, исключающую однако дополнительные трансферты вооружения в уже политически нестабильный регион конфликта. Более того, поставки оружия, за которые ратуют авторы доклада, в военном смысле окажутся малоэффективными, а вот ухудшить обстановку смогут вполне. В чем Киев реально нуждается, так это в финансовой, технической и политической поддержке в вопросе решения жизненно важных задач, включая формирование повестки нарождающихся реформ и организацию политического диалога, который не позволит стране дезинтегрировать. Именно с такой позиции выступает канцлер Германии Ангела Меркель, и ряд других союзников США по НАТО.

Поставка различных систем вооружения на Украину вряд ли существенно улучшит обстановку в неравном противостоянии России, на стороне которой подавляющее превосходство, но лишь плеснет бензинчика в костер войны, пламя которого медленно, но верно пожирает шансы молодого государства, избравшего европейский путь развития. Вместо этого США должны поставить на Украину такую технику и предметы снабжения, которые обеспечат выживание и дальнейшее развитие молодой украинской армии, а также спасут человеческие жизни, удвоить объем экономической помощи и усилить содействие процессу реформ в стране. Украина нуждается не столько в оружии, сколько в нормальной военной организации. В долгосрочной перспективе Западу следует направить усилия на создание жизнеспособных профессиональных вооруженных сил Украины, как одного из элементов всеобъемлющей стратегии развития страны. Не исключено, эти усилия будут предприняты в рамках стратегического партнерства с Украиной, которое должно стать предметом анализа и дискуссии. Сами же по себе, поставки оружия не есть стратегия – ни в плане развития Украины, ни с точки зрения разрешения конфликта. В первую очередь, США следует сосредоточиться на прочном политическом урегулировании конфликта. Упомянутый выше доклад не содержит рекомендаций относительно путей достижения мира, как не содержит он и объяснений, каким образом поставки оружия будут способствовать политическому урегулированию нынешнего вооруженного конфликта на Донбассе.

По сути, доклад направлен на то, чтобы оказать давление на колеблющегося президента с целью изменить его позицию в отношении политической линии США в украинском кризисе, принуждая к более активному участию американцев в конфликте. Основная мысль доклада заключается в том, что поставки на Украину оружия – еще более смертоносного для российских солдат, чем то, что применяется против них в настоящее время – повысят ставки Москвы до неприемлемого уровня и заставят Россию отказаться от ее нынешней политики и воздержаться от агрессии в дальнейшем. Слабость доклада заключается в том, что он не дает представления о том, как должно выглядеть новое политическое решение текущего конфликта и как преодолеть последствия провальных минских договоренностей, но при этом предлагает противодействовать российской агрессии в духе афганской войны. Этот документ призывает США ввязаться в непрямую войну с Россией на Украине и поставлять последней оружие, по стоимости равное половине ее текущего оборонного бюджета. Представляя весьма значимую точку зрения в политических дебатах о том, как наилучшим образом помочь Украине, он заслуживает тщательного анализа.

Одним из слабых мест доклада является то, что приведенный в нем перечень опасений и тревог по поводу территориальных притязаний России отнесен авторами на счет механизма мотивации лежащего в основе российской внешней политики. Однако, как следует из анализа операции по присоединению Россией Крыма, она была уникальной по своей природе и не подлежит тиражированию в каком-либо ином регионе Европы. При этом Москва не проявила заинтересованности во внезапном вторжении в страны НАТО. Наоборот, былые отсылки к «Русскому миру» или «Новороссии» к настоящему времени исчезли из официальной риторики. Настоящие российские ультранационалисты подавляются правительством страны, которое вовсе не намерено реализовывать их амбиции.

Точно также Россия не стремится к расширению своего присутствия на Украине, хотя для этого у нее есть средства и способы. Да и сам доклад свидетельствует о том, что украинские должностные лица считают масштабное наступление с целью открытия сухопутного коридора в Крым крайне маловероятным. С точки зрения военных специалистов, это также маловероятно – как в недавнем прошлом, так и сейчас. Действия России говорят о выверенной стратегии экономии сил и средств, направленной на принуждение Украины к признанию отколовшихся от нее сепаратистских регионов и закрепление влияния Москвы на страну. Отгрузки оружия в зону конфликта на Украине сегодня уже не могут быть оправданы угрозами начала 2014 года, когда в Европе преобладали алармизм и страхи относительно дальнейших притязаний России.

В докладе также присутствует намек на то, что, если поставки оружия на Украину не будут осуществлены, доверие к США может быть подорвано, а решимость американцев обеспечить безопасность Украины поставлена под вопрос. На самом же деле, США не имеют абсолютно никаких обязательств перед Украиной в части обеспечения ее безопасности, вытекающих из каких бы то ни было договоров или рамочных соглашений, включая Будапештский меморандум. Несмотря на это, США во весь голос заявили о своей поддержке нового правительства Украины, территориальной целостности страны и ее европейского выбора, предоставив экономическую помощь и поставив украинской армии специальные средства т.н. «несмертельного действия». Сомнительна также и правомерность увязки репутации США с предоставлением ими военной помощи Украине, если учесть, что Германия продолжает считать поставки оружия ошибочной политикой. Берлин не склонен к участию в непрямой войне и ищет политическое решение. Репутация Америки не стоит на кону в том, что следует рассматривать, прежде всего, как предмет заботы евпропейцев, особенно с учетом позиции Берлин, который отказывается считать подобную политику жизнеспособной. Наоборот, репутация Запада в целом проверяется его решимостью оказывать Украине помощь на долгие годы вперед, поддерживая демократический и европейский выбор Киева.

Рекомендации по обеспечению украинских силовиков вооружением и военной техникой также, скорее всего, окажутся неэффективными. Эксперты, знакомые с причинами военного поражения Украины, понимают, что это произошло не в силу нехватки вооружения и военной техники, хотя и это, безусловно, имеет место повсюду в украинской армии, но потому что последняя в целом небоеспособна. Отсутствует система материально-технического обеспечение, боевой подготовки, нет командиров с опытом управления войсками в звене батальон-бригада, не налажено взаимодействие между регулярными вооруженными силами и добровольческими подразделениями, нет независимого военного анализа существующих проблем.

Нет разведки, нет мобильных резервов, нет единого командования, но есть политическое руководство, которое зачастую выглядит оторванным от реалий земной жизни. Поставки оружия в такой оперативной обстановке едва ли будут способствовать решению проблем, которые сплошь и рядом носят фундаментальный и структурный характер. Единственное, что очевидно в этом конфликте – у Украины нет никаких шансов сокрушить российские войска или сепаратистов, и любая эскалация чревата для Киева несоизмеримо большим проигрышем.

В докладе сообщается, что Украина нуждается в достоверных разведывательной информации и в организации войсковой разведки, что ее оценка количества вовлеченных в конфликт российских войск кардинально расходится с актуальными разведданными НАТО. Заявляемые данные о численности непоследовательны и сильно варьируют в зависимости от того, с каким украинским экспертом вы говорите, и, самое главное, не соответствуют данным США/НАТО.

Единственное, в чем сошлись НАТО и Украина по вопросу о боевом и численном составе войск сепаратистов, так это в том, что последние в подавляющем большинстве являются местными жителями и, по-видимому, гражданами Украины, что полностью опровергает главный посыл всего доклада – будто ключевыми участниками конфликта являются российские войска, и их-де потери послужат сдерживающим фактором.

Как правило, оценочные данные НАТО о численности российских военных советников и специалистов, находящихся в зоне боевых действий, не превышают нескольких тысяч человек, в то время как не обладающая техническими средствами украинская разведка утверждает об участии в боях до 400 российских танков и 10 тысяч российских военнослужащих.

Полет фантазии таков, что можно подумать, будто на Украине воюет целая российская танковая дивизия, а то и две, остающиеся невидимыми для американских разведывательных спутников. (При этом стоит заметить, что 4-я гвардейская танковая дивизия вооруженных сил России насчитывает 300 танков и 12 тысяч человек личного состава). Ну, и как можно принимать осознанные решения относительно того, какое оружие поставлять Киеву, когда очевидно, что там не ведают, что это за «российские войска», где они и сколько их там?

Авторы доклада также выступают за укрепление ПВО страны, несмотря на то, что это именно та область, одна из немногих, где украинская армия остается вполне эффективной. Там – и войсковые комплексы «Оса» и «Бук», и стратегические С-200 и С-300. Причем Россия не использовала в этой войне какую-либо боевую авиацию, а ПВО Украины остается серьезной проблемой, даже для современных российских ВВС в их обновленном облике.

Доклад утверждает, что во время наступления сепаратистов украинские силовики несут наибольшие потери от ударов дальнобойной артиллерии. При этом тут же утверждается, что самое необходимое оружие, которое могут поставить США, это – переносные ПТРК Javelin. Да, эти комплексы в противостоянии российским танкам могли бы реально изменить обстановку, но последние на Украине в большом количестве не замечены. Мало того, что ПТРК Javelin – весьма дорогое удовольствие (250 тысяч долларов за комплект) и с которым легко не побегаешь в полевых условиях (масса 22,6 кг), проблема в том, что российская армия вряд ли согласится на роль мальчика для битья и просто-напросто адаптирует свою тактику.

Поставка ПТРК Javelin может вынудить российские войска сделать упор на дальнобойные системы больших калибров, что для Украины обернется катастрофой. Например, когда во время войны в Чечне русские поняли, что противотанковое оружие представляет серьезную угрозу для бронетехники, они попросту решили сравнять Грозный с землей огнем из артиллерийских систем. Российская армия сегодня – это далеко не то недееспособная и недофинансированная структура, которой она в свое время запомнилась многим. События в Крыму свидетельствуют о том, что это – боеспособная армия, которой под силу проводить сложнейшие операции, и ее не озадачишь и не победишь просто по факту применения против нее той или иной системы вооружения.

В докладе почти не упоминается тот факт, что в ответ на поставку украинским военным осенью прошлого года американских переносных радиолокационных станций наземной артиллерийской разведки для ведения контрбатарейной стрельбы русские передали повстанцам аналогичные системы собственной разработки и производства, что свело на нет всякое потенциальное преимущество украинцев. Так же замалчивается и тот факт, что мобильные системы реактивной и ствольной артиллерии вообще мало подвержены воздействию контрбатарейной стрельбы.

Настоящая проблема заключается в том, что у значительной части боеприпасов, находящихся в распоряжении украинских военных, давно истекли сроки хранения, а США нечем их заменить. Или что у американцев не просматривается быстрое решение проблемы повышения низкого уровня боевой подготовки украинских военнослужащих и восполнения недостаточного боевого опыта. Представители администрации Обамы были правы, утверждая, что на любое поставляемое нами украинцам оружие, русские дадут эквивалентный ответ, что приведет к эскалации конфликта без каких-либо преимуществ для Украины.

В том же духе авторы доклада настаивают на поставке украинцам легких бронемашин типа HMMWV. Это – те самые машины, над которыми в свое время долго смеялись сами американские военные и которые в настоящее время подлежат замене. К тому же сомнительно, что они так уж нужны Украине, имеющей собственную развитую оборонную промышленность.

Украина имеет богатый опыт в создании легких и тяжелых боевых бронированных машин и располагает соответствующими производственными мощностями. Это, собственно, одна из компетенций украинского ОПК, сделавшего его успешным экспортером вооружения и военной техники. К тому же, украинские предприятия создали несколько новых образцов, которые уже ставятся на серийное производство. При этом страна по-прежнему обладает огромным количеством советской техники, которая может быть снята с консервации и использована в боевых действиях.

Поставки оборонительных систем вооружения не решают проблем низкого уровня тактической подготовки украинской армии и неэффективного использования имеющегося вооружения, в том числе практики губительных контратак, стоивших украинцам бесчисленного количества потерянных основных танков Т-64БВ и боевых бронированных машин других классов, а также неспособности в нужный момент отступить, что не раз приводило к их окружению украинских войск силами сепаратистов.

В равной степени, потребность в средствах защищенной радиосвязи не снимает остроту проблемы несогласованности действий украинских регулярных войск и добровольческих формирований в наступлении. Они не способны поддерживать связь друг с другом не по причине отсутствия радиостанций, а в силу непоследовательной политики государства в вопросе мобилизации всех сил на оборону страны и полной разрозненности сил участников.

Наконец, беспилотные летательные аппараты, известное количество которых уже было поставлено Германией, также будут малоэффективны. Авторы доклада призывают поставить Украине средневысотные БЛА с большой продолжительностью полёта класса MALE, заявив перед этим, что российские войска используют на востоке Украины современные системы ПВО. Это подтверждается видеозаписями, на которых, в частности, виды зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1», а также зенитные ракетные комплексы «Тор-М2» и ставший печально знаменитым «Бук» (из которого был сбит Boeing 777, следовавший рейсом MH17 по маршруту Амстердам – Куала-Лумпур).

Еще раз, острие моей критики авторов доклада направлено не на то, чтобы утверждать, будто лучше ничего не делать, чем делать хоть что-нибудь. При том что, на мой взгляд, содержащиеся в докладе конкретные рекомендации вряд ли достигнут искомой цели. Объектом критики является вектор этой политики, который ориентирован на втягивание США в непрямой конфликт с Россией с целью повысить ставки для Владимира Путина – конфликт, всю тяжесть которого вынесут на своих плечах украинские военные и который будет оплачен, скорее всего, их же жизнями.

На самом же деле, ничто, кроме нелегкого политического компромисса, не остановит этот конфликт. Киеву действительно придется пойти на жертвы вследствие российской агрессии – он уже утратил часть территории страны. А Москва в этом конфликте, очевидно, за ценой не постоит. Скорее всего, все важнейшие сражения в этой войне либо уже состоялись, или вот-вот будут отыграны, и все они окончились поражением Украины. Американские ПТРК Javelin не станут «вундерфаффе», но, скорее всего, приведут к новому витку эскалации, особенно с учетом того, что российские военные полагают возможным в любое время нанести поражение вооруженным силам Украины в течение нескольких дней.

Подлинная причина перехода повстанцев 13 января в наступление многими трактуется неправильно. В Москве многие говорят о том, что подписание минского соглашения о перемирии было ничем не обоснованной стратегической ошибкой, поскольку ни одна из заявленных в документе политических целей достигнута не была, но при этом Россия стала одним из участников конфликта с некими обязательствами, на которые ей впоследствии всегда будет указывать Запад. Минское соглашение о перемирии не заработало и заработает в силу фундаментального расхождения сторон в трактовке последовательности их действий во исполнение достигнутой договоренности, а не потому что Москве вдруг вздумалось учинить наземную наступательную операцию в январе – в наименее подходящее для этого время. Российское руководство не выведет из зоны конфликта свои войска и не передаст под контроль Украины соответствующий участок межгосударственной границы, пока не убедится в готовности Киева предоставить политический статус региону и признать сепаратистов.

Украинское руководство, понятное дело, не горит желанием на деле осуществить политическое признание сепаратистов или представить им автономию, а Россия не намерена оставить их наедине со всесокрушающим политическим, экономическим и военным давлением со стороны Украины.

В результате, Москва и Киев не выполнили свои обязательства по минскому соглашению и не отвели свои войска, как то было предусмотрено секретным протоколом, подписанным 19 сентября. Указанный протокол оговаривал линию соприкосновения сторон, режим которой не соблюдала ни одна из них. Сепаратистам нужно больше территории, чтобы сделать свои анклавы жизнеспособными, а руководство Украины хочет избежать внутриполитической катастрофы, которая последует за признанием своего поражения и разменом территории на мир. Чутко прислушивающаяся к настроениям в обществе и опасающаяся третьего Майдана в случае сделки с Москвой киевская элита раскололась. Президент Украины Петр Порошенко признает необходимость компромисса с Россией, но ему необходимо, чтобы к этому его принудил Запад, поскольку не все на Украине настроены в пользу подобного шага, да и позиции его политических соперников сильны. Поставки оружия, таким образом, подрывают его позиции и усиливают позиции тех, кто, не взирая на реалии жизни, требует продолжения войны.

Причиной активизации боевых действий является то, что российское руководство сделало колоссальную ставку на вторжение в Украину, произведя соответствующие масштабные вложения политического капитала. Возможно, для действующей политической системы это – вопрос жизни или смерти, а для самой России – один из наиглавнейших национальных интересов, от которого она никогда не откажется, вне зависимости от степени политического или военного давления Запада. Это именно так, особенно если принять во внимание, что потери по обе стороны конфликта несут исключительно украинцы. После заключения минских договоренностей Запад использовал весь спектр приемов политического и экономического давления на Россию с целью принудить ее к исполнению положений соглашения о перемирии, в то время как Киеву оставалось только удерживать свои позиции на линии соприкосновения сторон. Это поставило Москву перед выбором – либо политически капитулировать, либо продолжать испытывать на себе негативное воздействие режима санкций. В любом случае, у Запада было время в запасе, у Москвы – нет. Для Запада выжидание было разумным как с политической, так и дипломатической точек зрения, в военном плане это было рискованно. Россия реализовала единственно верную для нее в этой ситуации линию, перейдя в наступление, нанеся поражение Украине и аннулировав минское соглашение, принудив Киев к его пересмотру.

Вне всякого сомнения, легких решений для текущего конфликта на Украине не предвидится, всякий выбор будет тяжелым. Поставки оружия в отсутствие общей стратегии не сопряжены с трудностями выбора, скорее наоборот: США проделывали это уже не раз прежде, но зачастую с отрицательным результатом. Поставка противотанковых ракетных комплексов Свободной сирийской армии (Free Syrian Army) не внесло изменений в планы Сирии или России, просто отсрочило развал первой под ударами сил Ассада. Россия продолжает вооружать Сирию, список жертв конфликта продолжает исчисляться сотнями тысяч жизней мирного населения, Свободная сирийская армия практически полностью уничтожена, а решения конфликта так и не видно. Поставки оружия ливийским повстанцам и нанесение от их имени авиационных ударов по объектам правящего режима – опять же, в отсутствие стратегии государственного и военного строительства после свержения Каддафи – имело следствием одну из наиболее катастрофических внешнеполитических линии США в регионе. Ирак – еще один пример того, что одни лишь поставки оружия не ведут к появлению боеспособной и тем паче победоносной армии. Теперь по всей стране раскатывают бойцы Исламского государства на американских хаммерах, а шиитская милиция получила на вооружение основные танки M1A1 Abrams и бронированные машины с повышенной противоминной стойкостью типа MRAP. Важно, чтобы США извлекли уроки из сделанных прежде ошибок и постарались найти лучшее решение для Украины.

 

Об авторе: Майкл Кофман (Michael Kofman) является научным сотрудником Института Кеннана (Kennan Institute) при Международном научном центре Вудро Вильсона (Woodrow Wilson International Center for Scholars), специализируется в области национальных интересов США.

Перевод Центра АСТ

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 6 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Политика»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины