Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Краматорск, Славянск

Донецкий скульптор чуть не покалечился Лениным. Об авторе нашего памятника Леониду Быкову

Источник: "Донбасс"
4.01.2010
  • 1 / 3
    Сергей Гонтарь с разудалым гармонистом.
  • 2 / 3
    Дипломная работа донбасского выпускника Одесского худучилища.
  • 3 / 3
    Раритетное фото: скульптор с натуры ваяет Алексея Стаханова.

Работы Сергея Гонтаря, который отмечает завтра 80-летие, можно увидеть во многих городах Донбасса: в парках, у шахт, на улицах и площадях. «В каждую из них вложил частичку души, - признается Сергей Алексеевич. - Ваял рабочих, вождей, героев-освободителей, деятелей культуры. Проходя мимо скульптур, барельефов и памятников, которые создал вот этим инструментом, - он поднимает на уровень глаз свои умелые руки, - нет-нет да и задумываюсь: ведь надо же - я уйду, а они останутся».

Рыба, раки и «жемчужина» от брата

Когда отца, не пожелавшего вступать в колхоз, вышвырнули с четырьмя детьми из добротного дома в селе Роя (Марьинский район), семейство перебралось в Ильинку, что возле Курахово.

- Вырыли землянку, в ней и жили, - вспоминает Гонтарь. - Рядом протекала речка Волчья. Из Донецка, тогдашнего Сталино, приезжали рыбаки. А снасти оставляли у нас. И позволяли мне пользоваться. Даже подарили «паучка», которым я столько линьков, карасей, щук да красноперок натаскал. А раков! Сантиметров по двадцать, с клешней, почитай, с ладонь. Часть добычи продавал в Рое, на станции. Остальным кормились. Жарили, варили, солили, уху готовили. Зимой сбрасывали в ящик, морозили.

Рыбалка осталась с ним на всю жизнь. Уже будучи признанным скульптором, ездил с товарищем в совхоз «Горняк». Добывали за раз до полутысячи раков! «Я, впрочем, их больше раздавал, чем ел», - усмехается Сергей Алексеевич.

Он пережил оккупацию, закончил семь классов в Рое, а восьмой - в Курахово.

- Учиться не любил, - признается. - Мне больше рисовать нравилось, чем за уроками корпеть. Как-то приехал на каникулы старший брат, Николай, который был тяжело ранен в годы войны, а после нее поступил в Одесское художественное училище. Он меня и подтолкнул к будущей профессии… «Дуй, - говорит, - по моим стопам. Только на скульптурный факультет. Позанимаешься пару лет, почувствуешь форму, объем, а потом переведешься ко мне, на живописный». Ну, я, шестнадцатилетний, и рванул в жемчужину у моря.

 

Даже в Одессе ваял шахтеров

Училище располагалось на Дерибасовской. Спуститься немного - и порт. Впервые увидев море, Сергей не удержался и сразу бросился в его манящие воды. А на занятиях Гонтарь сразу влюбился в глину. Даже мысли не было о переходе на живописное отделение. В его дипломной работе мотивы родного Донбасса возобладали над местным колоритом. И пока многие сокурсники лепили моряков, он изваял молодого шахтера, которому как победителю соцсоревнования девочка-пионерка вручает цветы.

- Перед тем, как взяться за эту работу, я с письмом от директора училища поехал на одну из шахт нашего края… - вспоминает, потирая виски, скульптор. - Мне разрешили спуститься вниз, посмотреть, как трудятся в забоях. А еще подарили шахтерскую робу, чтобы я мог «одеть» натурщика в Одессе…

 

Его Шевченко заменил Сталина

После училища он поступил в Киевский художественный институт, причем стал единственным из набора, кто сдал экзамены так, что получал стипендию. Здесь темой диплома он избрал уже не шахтера, а Владимира Ильича. Дело было серьезное: попробуй начуди с вождем пролетариата! Справился…

- Лепил небольшую фигуру из пластилина - где-то метр тридцать высотой. По фото, а также с помощью натурщика. Был у нас один, здорово похожий на Ленина. Он даже по городу ходил, одевшись соответствующим образом, в кепочке, стремительной походкой Владимир Ильича. Народ только рты разевал, - улыбается Сергей Алексеевич.

В 1958-м, по окончании института, ему предлагали остаться в Киеве. Но тянуло домой. Взял направление в Донецк, стал работать в мастерских, которые только отстроили в здании бывшей школы в Кировском районе.

Гонтарь - член Национального Союза художников Украины с 1964 года. Участник множества республиканских выставок, автор огромной галереи образов тружеников нашего края: шахтеров, токарей, сталеваров. Изготовленные им памятники солдатам, павшим в Великой Отечественной войне, стоят по всей области. В Донецке можно увидеть созданный скульптором барельеф Сергея Прокофьева - в филармонии, памятники Зое Космодемьянской, афганцам, Григорию Петровскому. А в Красногоровке в 1961 году бетонный Тарас Шевченко, которого сделал Сергей Алексеевич, встал на место… памятника Сталину.

 

Встречи с Героями

Судьба сводила Гонтаря с массой интересных людей, но самые яркие впечатления оставили встречи с Алексеем Стахановым и Владимиром Чеботаревым.

- Заказ на изготовление памятника Алексею Григорьевичу я получил от димитровской шахты его имени, - говорит скульптор. - Поехал к нему в Луганскую область, пришел домой. А Стаханова нет. Соседи говорят - на шахте. Двинул туда, по дороге и встретил легендарного горняка. Познакомились, объяснил я свои планы. Герой Соцтруда на удивление легко согласился позировать в моей мастерской в Донецке. Приезжал четыре раза. Всегда с женой, на машине с шофером. Поработаем, а потом выезжаем за город, в посадку. Я накрывал «поляну»: хорошая закуска, водочка. Разливаем, а Стаханов не пьет. Как я понял потом, жена не давала. Шофер, понятное дело, тоже стопку не брал. Так что пригубит супруга Алексея Григорьевича, выпью немного я, а остальное передаю им с собой.

Не забыть Сергею Алексеевичу и общения с Героем Советского Союза Владимиром Чеботаревым, который во время штурма Сапун-горы, являвшейся ключевой высотой на подступах к Севастополю, 9 мая 1944 года заменил выбывшего из строя командира роты и организовал блокирование системы дотов на вершине. Был ранен, но остался в строю… После вой-ны осел в Донецке, на пенсию ушел с должности начальника шахты им. Горького.

- Иду как-то по городу, глядь - Владимир Владимирович. Получилось почти как со Стахановым: я предложил вылепить его бюст, Чеботарев согласился. Бывало, встретимся, зайдем в кафе «Золотая рыбка» на Университетской, пообедаем, выпьем по сто грамм, - вспоминает Гонтарь. - Жаль, ушел он в 1991-м. Славный был человек…

 

Остался лишь гармонист

Сколько он глины перебросал за свою жизнь - не сосчитать! На одну работу уходило полторы-две тонны. И всё - руками…

- Сначала всегда продумывал подходы, композицию, - объясняет мастер. - Делал фигуру сантиметров 15-20 из пластилина, прикидывал: может, руку лучше так сделать? А голову этак наклонить? Определившись, что куда, приступал к основному размеру. Если скульптура высотой в 2,5-3 метра, сначала делается каркас. Проволока, прутья, деревянные крестовины. Замесишь в чане глину - особо хороша часов-ярская! - дождешься, пока загустеет. И набрасываешь. Хорошая такая физкультура…

Последней большой работой скульптора стал установленный в 2002 году в Краматорске памятник Леониду Быкову.

- Прошло мое время, - вздыхает Сергей Алексеевич. - И мастерские забрали, и зрение упало. К тому же надо за больным 88-летним братом Николаем присматривать. Ездим к нему в Красногоровку попеременно с сестрой Любой. Это просто удивительно, что вы меня дома застали...

В квартире Гонтаря осталась лишь одна его работа - эскиз гармониста, который делался по заказу одного из парков отдыха Донетчины. Что-то там сорвалось, и гипсовая фигурка парня, залихватски наяривающего на культовом сельском инструменте, навеки поселилась у своего создателя.

О личной жизни Сергей Алексеевич особо не распространяется: был женат, развелся, детей нет… Юбилей отметит тихо - возле брата, который давным-давно указал ему путь к мастерству.

 

Падение вождя

- Как-то делал я бюст Ленина для киевской выставки, - рассказывает Сергей Гонтарь. - Он был уже почти готов - осталось формовать да отливать. И вдруг, когда я поворачивал доску на станке, вылетел штырь. И Ильич начал заваливаться на меня. Грохнулся прямо на ногу! Счастье еще, что попала она Ленину аккурат в зазор между грудью и подбородком. Иначе точно был бы перелом - вес-то у глиняного изваяния - килограммов 200-300. Не успел я порадоваться за ногу, на которой даже синяка не оказалось, как схватился за сердце: бюст, над которым я работал три месяца - вдребезги! А на выставке он уже заявлен. Пришел в себя, установил доску и штырь на станок, собрал глину… И за три недели выполнил всю работу, вырубленную потом в мраморе! Подобный «стахановский рекорд» никогда больше повторить не смог…

 

Андрей Кривцун


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.