Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Луна наша. Цели России в космосе

9 января 2015
Источник: "ОДНАКО"

Итак, сверхтяжёлый носитель на метане у России в обозримом будущем будет. Вопрос в том, куда и зачем мы на нём полетим.

«Нам говорят некоторые специалисты, в том числе из Роскосмоса — полетели на Луну, давайте её осваивать. Мне раньше самому эта идея нравилась. Но сейчас надо посчитать, сколько это будет стоить денег. Какие у нас есть реальные цели на Луне, какие там есть полезные ископаемые — надо считать, денег у нас сейчас немного, и мы во враждебном окружении» — заявил в интервью «России 24» Дмитрий Рогозин.

Это не о том, что мы на Луну не полетим, а о том, что мы не будем на этом пути размениваться на необязательные задачи. Лунная программа образца 2011 года от одного из самых проблемных узлов индустрии, Центра им. Хруничева, предполагала создание аж трёх промежуточных станций: высокоширотной на орбите Земли, на орбите Луны и, наконец, временной на самой Луне. Эпический размах родился не из готовности к мобилизации всех сил, а, наоборот, из сытой безмятежности, когда нефть по 100, не падают «Протоны», не надо разбирать МЛМ «Наука», и кажется, что над одной только «Ангарой» можно работать ещё лет десять.

На Луну была предложена не просто дорога, а широкополосный автобан с заправками, автосервисами и закусочными через каждые 5 км. Если взглянуть на запрошенное финансирование, то становится ясно, что асфальт и сервисы мы ещё как-то осилим, но поедет по этой дороге однозначно уже кто-то другой. Совершенно очевидно, что желающие найдутся — США в 2040 г. планируют сесть на Марс, а Китай — на Луну.

Мы вроде бы тоже планируем, но наша космическая программа во многом реактивна. И мы, и Китай последние несколько лет бессистемно шли вслед американской миссии на Марс, для которой разрабатывается сверхтяжёлый носитель SLS. Понятно, что если у НАСА будет сверхтяж, то он должен быть и у нас, и Китай считает точно так же. Однако до последнего времени не было ясно, для какой цели он нам, кроме паритета технологий. Отсюда бесконечное затягивание с определением конкретной модели под постоянные заявления о том, что он нужен.

Американская программа, в свою очередь, бессмысленна, ещё и поэтому нам нельзя её копировать. Марс не даёт ничего, кроме сэлфи с флагом. Человечество ещё слишком примитивно, чтобы его осваивать. Поэтому, хотя США и запустили новую космическую гонку и мы не против поучаствовать, на сей раз соперники движутся к разным целям.

Луна, в отличие от Марса, уже при сегодняшнем уровне технологий крайне интересна как объект инвестиций. Речь не о знаменитом гелии-3, хотя тот, кто вложится в него сегодня, через десять лет получит второй «Росатом». Здесь и сейчас под рукой гораздо более простое и прибыльное дело. Лунный реголит при нагреве до 600–800 градусов отдаёт не только гелий, но и углерод и водород. Из силикатов легко добыть кислород. Ещё Луна богата титаном и железом. На ней возможно синтезировать топливо и окислитель, а также производить ряд запчастей только из местных ресурсов. Это радикально удешевит транзит, откроет новые технологии и даст освоенную площадку, где будет удобно проводить опыты с гелием-3 в будущем.

При этом нет нужды в той сумасшедшей мощности, которая требуется для Марса. НАСА собирается туда, как в долгий поход — необходимо нести с собой всё и для пути туда, и для возвращения. На Луну возможно заранее отправить топливо, элементы базы, технику, а потом прислать экипаж на всё готовое. Не нужно ждать ПТК или строить станцию на орбите Луны, это изделия для второго этапа освоения, сегодня избыточные.

Дальнейшее — вопрос сугубо управленческий. В условиях космической гонки выигрывают те страны, которым удаётся делать принципиально новое, чего ещё никто, включая их самих, не делал. Новые технологии возникают только от решения новых задач, которых на орбите Земли не осталось. Время ограниченно: можно заниматься либо перспективным, либо привычным. Последнее неминуемо ведёт к застреванию в сервисной нише и превращению в чью-то обслугу. Рассмотрим варианты?

Вот вариант с собственной околоземной станцией:

«Армагеддон» родил цельный, как иероглиф, образ полковника Андропова, орбитального заправщика. Это такой космический лапоть, к которому вынуждены обращаться просвещённые американские эльфы.

На этом пути Россия потеряет науку о материалах и прочие важные исследования, потому что один только функционал МКС надо дублировать лет пятнадцать. Ничего не выиграет оборонка, она использует неуловимые спутники по 50 кг, а не станции по 100 тонн. Деградирует индустрия, которая как строила орбитальные модули, так и будет строить. Зато те узлы научно-промышленной кооперации, которые острее всех нуждаются в модернизации, смогут её избежать, а заодно получат заказ под названием «будет кормить моих детей и внуков».

Можно и станцию не делать, остаться космическими извозчиками. Скажем, у нас отлично получается запускать в космос собак. Проект с солидным экономическим будущим, между прочим. Много кто из богатых людей любит своих питомцев. Британская королева, например, точно захочет покатать кого-нибудь из любимых корги на ракете. Давайте все ресурсы бросим на то, чтобы создать лучшую в мире туристическую систему для животных. Великолепный пиар, сплошные знаменитости! Половина Восточной Европы удавилась бы за такую индустрию.

Это только кажется риторикой. У нас достаточно собственных Джонов Маккейнов, готовых под ура-патриотические лозунги разменять русский космос на британских собачек. К счастью, в КБ, НИИ и министерствах их меньше, чем в интернете, иначе бы у нас были прекрасные Су-27, но… вместо ПАК ФА, надёжные Т-72, но… вместо Арматы, самый красивый кратер Венеры не назвали бы в честь моей мамы, а я бы родился не в космической державе, а непонятно где.

Рогозинское «денег немного, мы окружены» — это самое лучшее, что может быть для стратегической программы такой страны, как наша. Оно отметает всё второстепенное, а путь России в космосе — это традиционно путь постоянных исторических свершений, и ничего лишнего. Наша страна не имеет морального права ставить себе планку ниже, потому что альтернативой будет потеря научной школы, деинтеллектуализация общества и фактическая деградация. Ничего исторического в том, чтобы вернуться к уровню последних «Салютов», нет.

Давайте спокойно признаем, что околоземные станции — это уже второй эшелон космоса, оставим его догоняющим странам и двинемся туда, где наше истинное место. Выход из МКС — это не просто политический жест, это цивилизационная заявка, после которой можно только вперёд и вверх.

Андрей Каменецкий

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 5 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины