Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Интересное

Лурдес как символ «холодной войны»

29.07.2014

http://periscope2.ru/2014/07/29/8194/

После недавнего визита Владимира Путина в страны Латинской Америки СМИ активно обсуждают «тему Лурдеса». В ряде изданий появились сообщения о том, что Москва и Гавана договорились восстановить на «острове Свободы» ликвидированный в 2002 году российский радиоэлектронный центр.

© AP Photo/ Stephan Jansen

Однако сам Путин, отвечая на вопросы журналистов, в категорической форме опроверг такие сообщения. «Неправда, мы не обсуждали этот вопрос, — заявил президент. — Мы способны решать стоящие в области обороноспособности задачи и без этого компонента. У нас нет планов возобновления его работы». О том, почему Путин сказал то, что сказал, и что могло получиться, если бы Россия восстановила станцию в Лурдесе, размышляет военный эксперт, главный редактор журнала Moscow Defense Brief Михаил Барабанов.

— Почему, по-вашему, Россия, как выразился Путин, даже «не обсуждала» с Кубой этот вопрос? Москва боится расстроить США или мы действительно «способны решать стоящие в области обороноспособности задачи и без этого компонента»?

— Ну, мы можем лишь гадать об этом. Возможно, со стороны «Коммерсанта», который первым опубликовал «утечку» о том, что Россия и Куба договорились о восстановлении станции в Лурдесе, был некий «разведывательный» вброс для оказания давления на американцев. А может быть, это была проста утечка неких ведомственных пожеланий на тему «хорошо бы восстановить». Путин же своим заявлением снял этот вопрос с повестки дня.

— Что имел в виду Путин, когда сказал, что мы «способны решать стоящие в области обороноспособности задачи и без этого компонента»? За счет каких ресурсов, каким образом?

— Вряд ли такая информация есть в открытых источниках и вряд ли ее целесообразно обсуждать. Спекулятивно же можно предположить, что сейчас значительная часть разведданных подобного свойства получается уже через взлом сетевого трафика и контроль за ним. Трафик же все равно откуда взламывать — хоть из Москвы.

Впрочем, нельзя до конца исключать и еще одну версию: на самом деле центр в Лурдесе восстанавливается, просто российская и кубинская стороны на данном этапе считают нужным это публично отрицать.

— Какие возможности у нас могли бы появиться в связи с восстановлением станции в Лурдесе?

— В первую очередь, возможности «плотной» радио– и радиотехнической разведки территории США с территории в непосредственной близости от американцев. Возможности тем более ценные, что сейчас речь может идти и о перехвате громадного телекоммуникационного трафика, играющего огромную роль в жизни современного общества. Следует также добавить, что Лурдес находится вблизи важнейших американских ракетных, авиационных и морских испытательных центров и полигонов, располагающихся на Атлантическом побережье США и побережье Мексиканского залива, а также совсем рядом с космодромом на мысе Канаверал во Флориде.

— Было ли ошибкой решение 2002 года о ликвидации станции в Лурдесе или для того времени это было верное решение?

— Это было политическое решение, вызванное стремлением Владимира Путина в тот период найти взаимопонимание с США и максимально быстро интегрироваться в западные институты. Поэтому скорее следует говорить о том, что сам вектор этой политики на тот момент был ошибочным и иллюзорным: путинская Россия Западу оказалась не нужна. Что в итоге — правда, чуть позднее — было признано и самим Кремлем. Именно поэтому тогда путинский жест с закрытием Лурдеса в США попросту не оценили — его сочли естественным шагом «государства-банкрота» по признанию гегемонии США, за который никаких пряников не полагается.

— В 2001 году стоимость эксплуатации станции в Лурдесе казалась России запредельной. Приходилось платить Кубе чуть ли ни больше, чем за Байконур Казахстану. Сейчас нам этих денег уже не жаль?

— Тогда и экономическая ситуация была другой. Но в целом, повторю, решение об отказе от Лурдеса в 2002 году носило скорее политический, а не экономический характер, и было частью прозападного «тренда» политики Путина в первые годы его правления. А сейчас стоимость эксплуатации центра, скорее всего, будет меньше, поскольку технологии совершили качественный скачок, в том числе, в удешевлении и компьютеризации.

— Как бы вы оценили значение возможного воссоздания станции в Лурдесе? Что было бы на первом месте — технические возможности и политические жесты?

— Я полагаю, именно технические возможности. Центр радио– и радиотехнической разведки в Лурдесе, благодаря своему местоположению имел уникальный потенциал, тем более значимый, что сейчас Россия, по сравнению с советскими временами, практически не обладает аналогичными спутниковыми возможностями и имеет резко сократившийся флот разведывательных кораблей.

Но политические аспекты тоже не стоит сбрасывать со счетов — в нынешних условиях объявление о воссоздании центра представляет собой прямую демонстрацию по отношению к США. Безусловно, что если бы в российско-американских отношениях продолжалась политика «перезагрузки», то объявлять о воссоздании центра в Лурдесе вряд ли бы стали.

— Можно ли говорить о том, что восстановление Лурдеса было бы явным признаком новой «холодной войны»?

— По крайней мере, одним из символов «холодной войны» Лурдес безусловно, являлся.

— Считается, что у США таких станций вокруг границ с РФ полно. Нужны ли России еще такие станции и есть ли у РФ возможность их построить еще где-нибудь в Латинской Америке?

— Ну, у США не сказать что полно таких станций. Да их особо много и не нужно. Такие центры имеют достаточно большую «площадь покрытия». Американский аналог Лурдеса находится в Великобритании. Поэтому вряд ли России нужны еще такие центры на американском континенте. Хотя, возможно, от размещения аналогичного центра где-нибудь в Канаде российские спецслужбы не отказались. Только кто ж им даст такую возможность?!

— Как вы считаете, нужно было бы восстановить нашу базу во Вьетнаме, в Камрани, которую мы сократили примерно в одно и то же время с Лурдесом? Может она пригодиться и стоит ли овчинка выделки?

— Полагаю, что база в Камрани нам объективно не нужна, и вложения в нее были бы ошибкой. Максимум она нужна как пункт материально-технического обеспечения (то есть временного захода) кораблей с минимальной инфраструктурой — ну так там это и так по сути есть. Вообще, весь опыт истории отечественного флота говорит о том, что вложения в заморские базы для России расточительны и неэффективны. Например, два раза громадные средства вбухивали в Порт-Артур, и оба раза все пришлось терять или отдавать. То же самое с попытками обустроиться в греческих водах во времена парусного флота, в советские времена — с Порккала-Удд, Влерой, той же Камранью и так далее. Лучше вкладывать ресурсы в обустройство военно-морских баз на своей территории, где у нас с инфраструктурой, как известно, у самих дела обстоят не слишком благополучно.

— Что еще следовало бы восстановить России в новых условиях?

— Полагаю, что России как раз следует проявлять большую сдержанность в получении и обустройстве военных объектов за рубежом — с учетом плохой обустроенности собственно русской территории.

подготовил Владимир Рудаков


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.