Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Охрана президента - это прежде всего интеллект

20 июля 2011
russedina.ru
russedina.ru
<
Увеличить фото...  

Начальник штаба 9-го Управления КГБ СССР генерал-майор Валерий Величко раскрыл «Фонтанке» секреты охраны руководителей государства и сегодняшние сложности в работе ФСО, рассказал, кто в Москве хотел убить президента США Рейгана и благодаря кому ещё жив Каддафи, объяснил, чем удобен и неудобен своей охране Путин и как готовятся встречи лидеров страны с народом.

"В Казани охрана Медведева действовала профессионально

- Недавно интернет-пользователи стали свидетелями работы сотрудников ФСО (Федеральная служба охраны - ред.) в нестандартной ситуации. Я имею в виду нашумевший инцидент с джипом, за рулём которого сидел президент России, забывший поставить машину на "тормоз". Как расцениваете действия коллег?

- Расцениваю, как профессиональные. Дело в том, что в обязанности ближнего круга охраны высшего лица, кроме обеспечения его физической безопасности и здоровья, входит ещё и поддержание авторитета охраняемого. Представьте, что было бы, если бы автомобиль Медведева въехал в толпу и, скажем, раздавил ребёнка. Думаю, после этого товарищу Медведеву больше ни на какие выборы можно было бы не ходить.

- Не секрет, что защита первого лица проводится многоступенчато. Можете, как профи, определить по телевизору на какой из крыш во время выхода президента на улицу сидят снайперы?

- Работа снайпера достаточно легко просчитывается. Любой снайпер назовёт вам точку, откуда удобнее всего стрелять. Так что и я тоже легко её спрогнозирую. Что касается многоступенчатости, то уже давно немцы провели исследование, в котором доказали, что решающим фактором в осуществлении безопасности высших лиц государств действительно является комплекс мер, а не непосредственно телохранители. Телохранитель – лишь элемент этой системы. Роль же личной охраны, по их мнению: "фактор чисто психологический" - мол, знай, если ты что-то сделаешь, расправа будет коротка.

Важно понимать, что каждое мероприятие, связанное с охраной политических деятелей, всегда сопровождается серьезной агентурно-оперативной работой в окружении объекта. И практически по каждому мероприятию есть так называемые сигналы об угрозах. У нас ими занималось специальное контрразведывательное подразделение «девятки». Ну, образно говоря, к примеру, готовится визит Путина в Израиль, а наша разведка там добывает информацию, что какой-нибудь известный террорист типа Абу Джихада вдруг накануне этого визита пропал из поля зрения разведслужб. Почему? Где он? Для охраны это уже повод к размышлению. Далее по ступенькам. Пограничники. Полиция. В общем, огромный комплекс мероприятий, лишь в конце которого стоят сотрудники ФСО, или в наше время 9-го Управления КГБ.

- Абу Джихад, Бен Ладен и им подобные террористы, конечно, просто обязаны привлекать внимание любой службы охраны государственных лидеров. А насколько тщательно отрабатывались - и отрабатываются - спецслужбами сигналы лишь косвенно связанные с высшими политическими деятелями?

- В КГБ СССР существовал приказ - уверен такой же существует и сегодня в ФСБ-ФСО, в соответствии с которым каждый сотрудник органов госбезопасности, получивший любую информацию хоть как-то касающуюся руководителей государства, обязан был срочно сообщить о ней своему начальству. Ну, например, работали мы и с анонимными письмами, в которых имелись угрозы охраняемым лицам. Шли ведь тонны анонимок. И если среди них были письма, хоть как-то касающиеся руководителей страны, они обязательно попадали в контрразведку 9-го Управления, которая проверяла их либо своими силами, либо с помощью коллег-смежников. Есть такой Алексей Петрович Кандауров, генерал КГБ, который работал помощником Ходорковского. Так вот он до прихода в 9-ое Управление занимался в 5-ом Управлении розыском анонимов. И был очень эффективен в этой должности. Короче говоря, розыскники КГБ находили до 90% анонимов.

Существовали наработанные годами методики. Во-первых, почерк заинтересовавшего КГБ анонима ставился на контроль по всей стране. На каждом почтамте сидел человек, который сравнивал почерк этого анонима со всеми без исключения проходившими через него письмами. Сегодня уже не тайна то, что в СССР существовала перлюстрация корреспонденции. Во-вторых, в Советском Союзе по любому конверту можно было определить, в каком конкретном киоске он куплен. Для этого на конверте были специальные пометки, специальные знаки. На специальном учёте были все пишущие машинки. Так что по напечатанному на тексту, также, как и по баллистической экспертизе пули, находили конкретную пишущую машинку, а, естественно, и анонима-исполнителя.

Прим. В. Зыкова. В первой половине 80-х покупал я пишущую машинку в универмаге жутко секретного военного городка Приозёрска на Балхаше. Ни специального разрешения, ни снятия образца шрифта, ни регистрации, ни даже предъявления паспорта не понадобилось. Допустим, шрифт можно снять заранее, но как узнать, кто её купил? Так что строгости были не всегда.

- Насколько эффективна была "сигнальная профилактика", если учесть, что количество сигналов об угрозах жизни и здоровью первых лиц порой доходило до 300 в год?

- В качестве ответа на этот вопрос, расскажу вот что. Мало кто сегодня знает, что Мавзолей В.И. Ленина - огромнейший технологический комплекс. В нём, помимо траурного зала, располагаются не только различные технические сооружения, но и, например, комната психологической разгрузки для сотрудников, которые несли там службу. В этой комнате звучала приятная музыка, на стенах висели красивые картины - лес-птички, стояли самолётные кресла, в которых можно было посидеть-расслабиться. А в комендатуре мавзолея, например, был небольшой музей, в котором было собрано всё, что в него намеревались тайком пронести посетители. Оружие, ножи, булавы, чего только не было... И всё это, как вы понимаете, люди несли с собой не просто так, а с определёнными целями. И изъятие этих предметов как раз и было показателем реакции сотрудников "девятки" на сигналы.

Разумеется, количество людей, желающих свести счёты с лидерами государств всегда было велико. К примеру, когда мы готовили визит Горбачёва в Вашингтон, Секретная служба США дала нам информацию о том, что только в Вашингтоне и его пригородах на учете находится 40 тысяч психически неуравновешенных людей с агрессивными намерениями. Американцы в принципе немножко психи, хотя, думаю, что у нас сегодня эти цифры сопоставимы.

"Путин понимает, что такое дисциплина, но охранять его сложно"

- Охрану высших лиц государства часто нервирует незапланированное общение с народом их vip-подопечных. Можете ли Вы, глядя на идущих к толпе Путина или Медведева, определить: экспромт это или заготовка?

- Конечно, отличу...

-... по выражению лиц коллег?

- Да, но главное другое. Количество коллег. В стандартном визите Медведева всегда несколько уровней охраны. Личный уровень. По глазам, по движениям ребят видно, что они работают. Следующий уровень - местные сотрудники службы безопасности, которых привлекают для работы на таких визитах. Их тоже можно различить по внешнему виду и по поведению. Если личная охрана ко всему привыкла и в нормальной ситуации работает спокойно, то местные, как правило, нервничают. Дальше - сотрудники милиции. Отсутствие одного из этих уровней охраны даст понять профессионалу, что происходит.

- С бывшим офицером КГБ Путиным, понимающим значение дисциплины, сотрудникам ФСО работается легче, чем с его предшественником?

- По моему мнению, с одной стороны с Путиным работать легче. Путин в силу своего чекистского прошлого действительно понимает, что такое дисциплина, и этим удобен для охраны. Но, с другой стороны, Путин очень мобильный. Молодой. У него другие, нежели у его предшественников, потребности. Вспомните. Лодка в океане. Охота. Бурная река. Конечно, в таких условиях обеспечивать полноценную охрану намного сложнее.

- Горбачёв Вам сильно портил нервы своими импровизациями?

- Живой пример. Я отвечал за его визит в Хабаровск. Еду в милицейской машине впереди всего кортежа. У меня 5 радиостанций, все они шумят на разных частотах. И вдруг по главной станции начальник 9-го Управления КГБ генерал Плеханов, который ехал в машине сзади, приказывает: "Нужно найти хлебный магазин!" А я, который всего две недели находился в Хабаровске, сразу даже не могу понять: "Что за хлебный магазин? Зачем?" "Михаил Сергеевич хочет посмотреть. Срочно!" Спрашиваю у местных ребят-водителей. Они мне советуют какую-то кондитерскую.

Подъезжаем. Сравнительно пустая улица. Горбачёв с Раисой Максимовной спокойно заходят в магазин. А буквально через несколько минут на выходе их уже ждёт огромная толпа в несколько тысяч человек. Висят на деревьях, на крышах. Вопреки правилам мы перегораживаем народу путь многотонными "ЗИЛами"; хотя этого, в принципе, делать было нельзя, потому что под машину можно любую мину в любой момент подсунуть, но деваться нам некуда, мина то ли будет, то ли не будет, а шляпу и все пуговицы с пальто Горбачёва толпа точно на сувениры вырвет.

Но дальше происходит казус. Едва только Михаил Сергеевич открыл рот: "Как жизнь?.." Какой-то мужичок в фуфаечке, которого прижали к "ЗИЛу", начинает кричать: "Михаил Сергеевич, да мы тут..." Горбачёв: "Знаю-знаю..." Мужичок ему в ответ: "Знаешь, какого хрена приехал?!" Горбачёв посмотрел ошарашено, но сделать-то ничего не может. Так и уехал. Кстати, в дальнейшем люди, узнав о таких привычках Горбачёва, уже стали провоцировать его выходы к ним. Собирались в определённых точках, заранее покупали цветы, громче кричали, хлопали.

- Приходилось ли "девятке" отбирать людей для «неожиданной» встречи с генеральным секретарём?

- Подбором людей на запланированные выходы к народу занимались партийные органы. Мы должны были только определить, насколько тот или иной человек из партийного списка безопасен для руководителя страны. Не псих ли он вырвавшийся из сумасшедшего дома, и так далее. Но и этим занимались не мы, а контрразведка. Она заранее проверяла этих людей. Думаю, и сегодня преемственность такого рода соблюдается.

Открою вам маленький секрет. Известна фотография, где Рейган стоит на Красной площади и держит на руках ребёнка, а вокруг улыбающаяся толпа «обыкновенных» прохожих. На самом же деле в то время, когда Рейган гулял по Красной площади, там не было ни одного постороннего человека. Накануне партком КГБ СССР предложил каждому управлению выделить по 15-20 человек, которые с жёнами и детьми должны будут гулять во время визита Рейгана на Красную площадь. Так что ребёнок, который "случайно" попал на руки Рейгану - это потомок чекиста, а возможно и будущий чекист, потому что других людей там в этот момент просто не было.

- Нрав первой советской леди тех времён тоже уже не тайна. Вам Раиса Максимовна седых волос прибавила?

- Прибавила. Помню, Вашингтон. Один из первых визитов четы Горбачёвых, в подготовке которого я принимал участие. Специально, чтобы пообщаться с советским лидером в Вашингтон приехало больше 200 тысяч евреев со всего мира, которые собрались в центре города, на Молле. Из-за этого мы неоднократно просили Раису Максимовну отменить запланированную прогулку по Вашингтону, но она же человек упрямый и своенравный. В конце концов, вынужден был вмешаться ЦК, и разрешил осуществить эту прогулку на бронированном автомобиле в полицейском сопровождении. Мы отработали маршруты. Американцы гарантировали безопасность. За прогулку отвечал я.

Зная Раису Максимовну, говорю американцам: "Ребята, нужны как минимум две точки, где бы она могла выйти". Они: "Но этого же не планировалось?" Убеждаю: "Поверьте мне, так и будет. Так что давайте лучше решать заранее". Они предложили два места, которые, по их мнению, были наиболее безопасны: у памятника Линкольну и у памятника Эйнштейну. Не успели отъехать, мне по рации уже говорят: «Чайка» (позывной Горбачовой) требует остановки". Говорю: "Ребята, терпите ещё 300 метров". Через несколько секунд опять: "Нужна остановка!" Американец, который сидел у нас в машине таращит глаза...

Дотянули мы эти 300 метров до памятника и увидели рядом с ним человек 50 иностранных журналистов с телекамерами. Раиса Максимовна выходит и изумлённо спрашивает своего помощника Виталия Гусенкова: "А что эти здесь делают?", - и сдабривает свой вопрос нехорошим словечком. Пресса, которая, конечно, в массе своей была русскоговорящая, тут же ответила Раисе Максимовне с присущим журналистам знанием русского матерного языка. Настроение у Горбачёвой было испорчено. Так что запланированная следующая остановка у памятника Эйнштейну не состоялась.

- Охранник Брежнева и Горбачёва генерал Владимир Медведев в книге "Человек за спиной", да и Коржаков, жалуются, что вельможные объекты охраны часто использовали их в качестве обычной прислуги, опять же создавая тем самым нестандартную для службы охраны ситуацию. Правы?

- Правы. Вспомните известную пресс-конференцию Горбачёва и Рейгана в Белом доме, когда Горбачёв, поднимаясь на трибуну, отдал шляпу и папку генералу Медведеву. А ведь у сотрудника охраны руки должны быть свободными. Он должен иметь возможность достать оружие в любой момент или кого-то остановить, а дать ему папку, значит, лишить возможности выполнять свои обязанности.

Помню, были мы в Венгрии на заседании постоянно действующего комитета Варшавского договора, где присутствовали все лидеры социалистических стран. Так Раиса Максимовна умудрилась влезть чуть ли не в президиум консультативного совещания. И чехи, и поляки, которые говорят по-русски, твердили: "Товарищи, ну нельзя же так! Мы же теряем своё политическое лицо!" Я по этому поводу стал уговаривать Юрия Сергеевича (Плеханова - ред.): "Надо же объяснить Горбачёву, что так нельзя". И Плеханов вдруг решился. Ушёл. Через некоторое время возвращается весь красный: "Величко, ты меня вечно втягиваешь в авантюры! Я сказал: "Михаил Сергеевич, может не надо супругу-то на первый план?" Так он аж побагровел: "Генерал! Я первый и последний раз слышу от вас подобные речи! Если Вы дорожите своей должностью…"

- Вряд ли уместен следующий вопрос, но всё же... С кем из политических лидеров легче работать: с нашими или с западными?

- Каждый лидер, конечно, индивидуален, но, скажем, над американскими лидерами в отличии от наших в этом смысле довлеет закон. Они всегда придерживаются жёстких правил и не могут, ни с того ни с сего, пойти гулять в толпу или поручить прогулять свою собачку. А Горбачёву, как вы поняли, было наплевать, что по поводу таких ситуаций думает охрана.

"ФСО сейчас в десятки раз тяжелее"

- "Личник" Гайдара и Козырева (в начале 1990-х министр иностранных дел России - ред.) Ваш экс-коллега по 9-му Управлению КГБ Андрей Луговой рассказывал, как после развала СССР усложнилась организация охраны высших лиц государства. Можете сказать, в чём главная сложность работы ФСО в сравнении с временами "девятки"?

- ФСО сейчас в десятки раз тяжелее, чем нам. Это бесспорно! Законопослушность населения очень низкая. Раньше человек понимал, что если сотворит хоть что-то рядом с охраняемыми лицами, то ему потом мало не покажется. А сегодня никто ничего не боится. Напротив. Вспомните Хинкли, который совершил покушение на Рейгана, чтобы прославиться. Сейчас в России таких Хинкли полным полно.

В СССР количество "стволов", ходивших по рукам, можно было пересчитать по пальцам. Кроме того, ежегодно перед 7 ноября и 1 мая КГБ с другими силовыми ведомствами проводил спецоперации по изъятию незаконного оружия у населения. Изымали десятка полтора-два единиц, причём, как правило, ещё времён Великой Отечественной войны: пистолеты «Парабеллум», автоматы "Шмайсер", которые люди выкапывали где-то в лесу. Но, конечно, в наше время по рукам не ходили ни гранатомёты, ни бомбы, ни такое количество автоматического оружия. Об этом тогда никто и помыслить не мог.

В СССР была мощнейшая система контроля за взрывчатыми и сильно действующими ядовитыми веществами, которые могли бы использовать террористы. Все места, где, в принципе, можно было попытаться такое оружие добыть, были обставлены нашей агентурой. Любая попытка изучить вопрос о приобретении, к примеру, цианистого калия, заканчивалась тем, что этот любознательный человек попадал в поле зрения органов госбезопасности и скоро к нему приходил дядя с васильковыми петлицами в кителе: "А зачем тебе килограмм цианистого калия?" А сегодня возможности у террористов для приобретения такого рода оружия огромны.

- Способы ликвидации больших людей постоянно совершенствуются, создавая дополнительные сложности для ФСО. О каких наиболее экзотических видах покушений на первых лиц доподлинно знаете Вы?

- Когда мы готовили первый визит Горбачёва на Кубу, я заранее выехал в эту страну, потому что полностью отвечал за это мероприятие. По приезде, узнав от коллег-кубинцев, что на Фиделя Кастро было совершено около 60 покушений, про себя улыбнулся: каждый кулик, мол, своё болото хвалит. Но когда вернулся в Москву, то в архивах внешней разведки накопал около 40 документально подтверждённых покушений на лидера кубинской революции. Вот там был полный спектр, как вы говорите, экзотических видов покушений.

Ну, например, зная, что Фидель - дайвер, любитель понырять с аквалангом, ему на морское дно подкинули удивительно красивую заминированную раковину в надежде на то, что Кастро среагирует именно на неё. Экзотика? Или другой случай. Как-то Фидель должен был в прямом эфире выступать по кубинскому телевидению. Так вот в телестудии сотрудниками его службы охраны был обнаружен баллончик с ЛСД, который должен был начать разбрызгиваться во время передачи. То есть враги Кастро хотели, чтобы у него "поехала крыша" на глазах у всей страны, что было очень вероятно, учитывая общую эмоциональность Фиделя.

И подобных случаев в истории служб охраны вы найдёте много. Вспомните убийство банкира Кивелиди. Его отравили с помощью редкого вещества нейротоксического действия. Раньше такого, конечно, не было. Так что наука убийства человека движется вперёд. Соответственно и все службы охраны должны развиваться параллельно этому процессу.

- Уместно ли реформировать столь специфичное ведомство, как "девятка"-ФСО? Были ли на Вашей памяти попытки перестроить систему охраны главных политических лиц государства?

- Были, конечно. Особенно хотела в этом преуспеть Раиса Максимовна. Помню, возвращаемся мы из США, и Раиса Максимовна, на которую в Вашингтоне произвёл большое впечатление громадного размера негр - телохранитель Рейгана, говорит мужу: "Миша, посмотри, кто нас охраняет! Мальчишки какие-то!" И ей невдомёк, что этот "мальчишка" - возьмите того же Лугового - не только запросто "разберёт на части" этого негра, но ещё и в силу своей медицинской подготовки его соберёт обратно. Но Раиса Максимовна не унимается: "Миша, давай и нам ребят покрепче подберём!" Тот, как всегда, соглашается.

Пригласили ребят из спецподразделений Комитета госбезопасности (спецназа), у которых рука была толщиной с две моих ноги. Но вскоре от них отказались. По одной причине. Пара голубков (чета Горбачёвых - ред.) гуляет по аллее, а телохранитель-"спецназовец" вместо того, чтобы деликатно отойти в сторону, упрямо идёт за ними. Они раз на него оглянулись: ты что, мол, не понимаешь, что здесь идёт важный разговор? Второй. А он действительно этих нюансов не понимает, потому что его этому не учили. Вот так мы и вернулись к традиционной охране. Охрана - есть охрана. Она знает, где нужно деликатно отойти, а где отходить нельзя. Это нарабатывается годами.

Существовала надежная система комплектования кадров правительственной охраны. Например, многие из сотрудников "девятки" в своё время отслужили в Кремлёвском полку. За ними 3 года наблюдали, изучали особенности характера. У них была прекрасная физическая подготовка. Кроме прочего, они прекрасно знали расположение всех властных органов: Верховного Совета, ЦК КПСС. Начинали эти ребята служить в комендатурах загородных объектов типа "Горки-9", Барвихи, потом лучших переводили в Кремль и потихоньку-потихоньку они дослуживались до охраны высших лиц. Думаю, что такая практика сохраняется и по сей день.

- Учитывается ли психологическая совместимость телохранителя с вверенной ему vip-персоной?

- Безусловно. И не только психологическая. Когда подбирали телохранителя Борису Николаевичу Ельцину, то требований к его будущему охраннику, помимо высочайшего профессионализма, было три. Первое. Он должен был уметь выпить, но не при этом не пьянеть. Это требование ставилось всерьёз, а не между делом. Второе. Он должен был уметь играть в волейбол (а теперь, видимо, кататься на горных лыжах?). Третье. Он не должен был быть меньше Ельцина. Как вы знаете, по всем этим трём пунктам прекрасно подошёл майор Коржаков. Было подобрано несколько кандидатов, которых представили сначала его помощникам, которые тоже отлично знали вкусы своего шефа, а окончательную точку поставил Борис Николаевич.

Учитывались увлечения охраняемого лица. Про волейбол Ельцина я уже рассказал, а вот Урхо Кекконен (президент Финляндии - ред.) был велосипедистом. Приезжая к нам, он катался на велосипеде. И если охранник не умел ездить на велосипеде, естественно, что он не мог охранять Кекконена. Имело значение, умеет сотрудник "девятки" поддерживать беседу или нет. И то, и другое было важно. Суслов (член политбюро ЦК КПСС - ред.), например, всегда молчал. И если бы у него был охранник, который начал бы его развлекать разговорами, то долго он у него не продержался. Важно было социальное происхождение телохранителя. Человек из интеллигентной семьи мог не найти общего языка с политиком, вышедшим из крестьян.

-Телохранители нередко становятся невольными носителями информации сопряжённой с государственной тайной или свидетелями деталей личной жизни охраняемого лица. Предусматривается ответственность сотрудников охраны за разглашение такого рода сведений?

- Конечно. Я считаю, что большинство информации должно уходить вместе с охранниками. Любые откровения о личной жизни охраняемого осложняют жизнь, прежде всего самим охранникам. Сегодня обывателя больше всего интересуют «изюминки» из жизни партэлиты. У меня много раз пытались выяснить, в каком купальнике в Форосе плавала Раиса Максимовна...

-... Купальник, конечно, пикантно, но куда важнее, посвящал ли Горбачёв супругу в государственные секреты?

- Я думаю, да. Для неё тайн не существовало. Так что Раиса Максимовна была носителем очень больших государственных тайн. А, возвращаясь к ответу на ваш вопрос, могу сказать, что все телохранители высших государственных лиц, естественно, дают подписку о неразглашении секретной и служебной информации. В этом смысле они мало отличаются от других сотрудников органов государственной безопасности. Что, работник КГБ, курировавший по линии контрразведки Госкомитета по науке и технике СССР, знал меньше сотрудника "девятки" или ФСО? К тому же важно понимать, что телохранитель слышит лишь урывки разговоров. И маловероятно, что он сможет проанализировать их, и получить таким образом какую-то секретную информацию.

- Чем обусловлено дорогостоящее перемещение за границу правительственных лимузинов руководителей России во время их официальных визитов?

- Информационной безопасностью. Дело в том, что Никита Сергеевич Хрущёв, с которого и начались регулярные поездки наших лидеров за рубеж, имел привычку, выйдя с переговоров, продолжать их комментировать в автомобиле, который советской делегации предоставляла принимающая сторона и который, конечно, был оборудован всеми видами прослушивающих устройств. В результате наша разведка стала получать информацию о том, что американцы знают об этих комментариях всё.

Разумеется, за короткий промежуток пока эту машину подают для Хрущёва и пока он в неё сядет, мы ликвидировать все приборы прослушки не могли. Но, повторяю, доподлинно знали об их наличии. Более того, сообщали о них Хрущёву. Но он на такие предупреждения не реагировал и продолжал костерить подчинённых и разрабатывать планы для завтрашних переговоров. Поэтому и было принято соответствующее решение Политбюро о том, чтобы возить за рубеж свои машины. С тех пор и по сей день действует эта практика.

- Насколько после этого осталась реальная возможность прослушивать главное лицо иностранной державы?

- Слушали. И они нас слушали, и мы их. Мы же не ориентируемся только на президента США? Президентов сотни. Кого-то могли, кого-то нет. Это чисто технологический вопрос. У кого лучше технические возможности, тот и слушал.

"Кое-кому в США очень хотелось, чтобы в Советском Союзе погиб президент США"

- Кто из сильных мира сего обязан Вам жизнью?

- Если говорить не только о советских руководителях, а и о зарубежных, то можно вспомнить, что некоторое время я был советником по безопасности у очень известного человека - лидера одной из африканских стран. В течении многих лет он являлся целью номер один для Израиля и США, однако, остался жив. И остаётся жив до сих пор, не смотря на то, что с момента нашего сотрудничества прошло уже почти 30 лет. И я считаю это в том числе и своей профессиональной заслугой. Ведь именно я реорганизовывал его охрану и систему безопасности.

- Речь, как я понимаю, идёт о Каддафи?

-... (Пауза). До тех пор, пока официально не будет оглашено, что мы в то время оказывали этому государству подобного рода помощь, я не имею права называть имя.

А отвечая шире на ваш вопрос, могу сказать, что практически все наши политические лидеры в той или иной мере обязаны жизнью 9-му Управлению КГБ СССР, и, естественно, и мне, как одному из его сотрудников. Приведу пример. Помните, покушение на Горбачёва? Некий Шмонов пытался в него выстрелить, когда Горбачёв стоял на мавзолее. В то время я уже был начальником штаба 9-го Управления, в обязанности которого входило планирование всех мероприятий по осуществлению безопасности высших лиц. А от качества планирования, как известно, зависит и уровень безопасности.

Так вот Шмонов многократно пытался встроиться в колонны, идущие мимо мавзолея, но ему это не удалось, так штабом охраны была спланирована пропускная система и система контроля. Шмонов смог лишь подойти к ГУМу, от которого до мавзолея - 150 метров, слишком большое расстояние для прицела из охотничьего ружья. Ну а если бы он вошёл в колонну, то ещё неизвестно, как всё закончилось бы для Горбачёва. И подобных случаев я знаю с десяток. Когда террористы заранее приходили на место, изучали пропускную систему, но, повторяю, качественное планирование не оставляло им никаких шансов. Надеюсь, что те заделы, которые мы в своё время создали в "девятке", используются сегодня ФСО.

- В Ваши обязанности входила организация охраны и зарубежных лидеров во время их поездок в СССР. Все визиты Рейгана, Миттерана, Тэтчер, Буша, Арафата... Действительно Вы спасли жизнь одному из главных врагов Каддафи - Рональду Рейгану?

- Да, мы спасли. В соответствии с установившейся практикой за жизнь иностранного лидера отвечает охрана принимающей страны. Да, и мы, и американцы возим с собой людей, но - это только подстраховка. Сколько бы сотрудников мы не привезли - 200 или 300, они в полной мере не решат задачу обеспечения безопасности в чужой стране. Только местные люди, знающие специфику своей страны, её нюансы и психологию населения, действительно серьёзно могут обеспечить защиту на высшем уровне. Именно поэтому, когда в СССР приезжали зарубежные лидеры, за их жизнь и безопасность в общем отвечало 9-ое Управление КГБ, а на местах – республиканские, краевые и областные Управления КГБ СССР.

Во время одного из таких визитов нам удалось предотвратить покушение на президента США Рональда Рейгана. Его планировал совершить аккредитованный на это мероприятие в пресс-группе Белого дома журналист, в прошлом член террористической организации "Красные бригады", которому заплатили хорошие деньги. Говорить об этой истории можно лишь в предположительном варианте, поскольку преступных действий ему не дали совершить, за руку его не поймали и арестовывать его мы не стали.

Судя по всему, для ликвидации было две причины. Первая. К этому времени Рейган уже перестал быть "ястребом", сточил свои когти, СССР перестал быть для него империей зла, он стал дружить с Горбачёвым, начал говорить о разоружении, и тем самым утратил интерес для американских правых, которые таким образом решили красиво завершить биографию своего президента. И вторая причина, это тот факт, что до сих пор - и дай бог никогда и в будущем - на территории нашей страны не убивали зарубежных политических деятелей. И кое-кому в США тогда очень хотелось, чтобы в Советском Союзе погиб президент США. Это была бы прекрасная антисоветская акция.

- Откуда к Вам поступила такая информация?

- Буквально за день до приезда Рейгана нам её дала разведка. Причём информация была очень скудная. Известен был только рост предполагаемого террориста - 190 сантиметров, и то, что он в составе пресс-группы Белого дома прилетает минут за 40 до начала всех мероприятий. Так что времени у нас не было никакого. Вот тогда, была выделена специальная группа под моим руководством, которая должна была предотвратить этот теракт. У нас были все мыслимые и немыслимые полномочия.

Мы начали с того, что перед каждым мероприятием с участием Рейгана перетасовывали наугад все 6 тысяч аккредитованных корреспондентов, определяли - кто из них где будет сидеть. То есть "New York Times" теперь не было гарантировано, что его журналисты будут сидеть в первых рядах, как они к этому привыкли, если жребий случайно пал не на них. Таким образом неоднократное пребывание одних и тех же лиц рядом с Рейганом исключались. Далее была обычная методика проверки аппаратуры и людей с использованием служебных собак, газоанализаторов и так далее. Была масштабная контрразведывательная работа по местам жительства корреспондентов, за каждым велось серьёзное наблюдение. Но - бутерброд, как известно, падает маслом вниз. Наш террорист, как потом выяснилось, в последний день стоял в полутора метрах от президента Рейгана.

До сих пор нет ясности, каким именно образом этот человек собирался совершить покушение. Вскоре нам поступила оперативная информация, что он отказался от своих намерений, но собрался во время официального мероприятия взорвать пиротехнический патрон. Представьте себе, что было бы? И та, и другая охрана на взводе. Кто-то с испугу мог и среагировать, выстрелить. Спровоцировать стрельбу с жертвами. Слава богу, мы этого не допустили.

"До сих пор существуют режимные объекты, где со времён Сталина не было посторонних"

- Со времён Ельцина в прессе регулярно звучат упрёки в адрес организации движения первых лиц государства. Мол, перекрытые наглухо во время проезда президентского кортежа дороги способствуют "пробкам", да и нервируют население. Но с точки зрения безопасности правителей такая практика, вероятно, всё-таки оправданна?

-... А вы знаете, что в последние годы существования СССР специально для Горбачёва дороги не перекрывались? Горбачёв ездил в общем потоке. А для того, чтобы его безопасность оставалась на прежнем уровне, была проведена огромная работа. И не только "девяткой". К этой работе были подключены целые институты. Мы математически просчитали вероятность различного рода происшествий на дорогах. В зависимости от перекрёстков. В зависимости от количества машин, стоящих на светофорах. И так далее. Конечно, на всех светофорах кортежу Горбачёва давали зелёный свет, но, повторяю, общий поток машин шёл рядом с его автомобилем. Кроме того, существовали резервные кортежи. Никто никогда не знал, в каком именно кортеже едет Горбачёв.

В одной из машин сопровождения обязательно сидел видеооператор, который снимал всех людей попадающихся на пути следования кортежа. И так каждый день. Потом эти кадры проверялись на предмет появления в толпе одних и тех же лиц. В результате мы пришли к выводу, что оттого, что для первого лица страны перекрывается дорога, безопасней на ней ему не становится. Кроме того, эмоциональные оценки стоящих в пробках автомобилистов, авторитета охраняемым лицам не прибавляли. При Ельцине восстановили старую практику. Почему? Да потому, видимо, что Коржаков, до того, как прийти к власти, был рядовым сотрудником 9-го Управления, а все эти новинки появились, когда он уже ушел к Ельцину. И он многих этих вещей просто не знал.

- Проще или сложнее организовать охрану политиков на объектах?

- Оперативно-технический осмотр объекта - это одно из сложнейших мероприятий. К примеру, достаточно поместить небольшую ампулу с цианистым калием в систему кондиционирования Кремлёвского дворца съездов или другого объекта, чтобы "положить" всех людей, которые присутствуют в зале. Конечно, в тех местах, где руководители государства бывают часто, методики их охраны отработаны. В Лужниках, в Большом театре и многих других местах существуют зоны, которые круглосуточно охраняются, оперативно обслуживаются работниками охраны и куда без их ведома ни один человек попасть не может.

В Большом театре, например, есть специальный вход, через который могут пройти только охраняемые лица. Своя дверь. Своя лестница. Своя ложа. Со времён Сталина, я думаю, там не было ни одного постороннего человека. Если, допустим, в этой зоне что-то ломается, то сотрудником охраны пишется соответствующий рапорт, и приходит не обычный слесарь, а сантехник, имеющий доступ к такого рода работам. Поэтому-то и вероятность заложения взрывчатки в такой зоне фактически исключена. Тем более, что перед каждым визитом руководителя государством эти зоны проверялись ещё и в обычном порядке.

- Сколько человек охраняет руководителя нашего государства?

- Сколько сегодня, не скажу. В охране Горбачёва в подчинении у генерала Медведева было человек 20-30. Но это только личная охрана. Затем было 18 отделение 1-го отдела 9-го Управления КГБ - отделение сопровождения- «выездная охрана. Их было порядка 200 человек. 6-ой отдел занимался безопасностью питания руководителей страны: закупали продукты, а потом специальная лаборатория проверяла всё, что попадало на стол охраняемым лицам. Ну, а дальше в зависимости от обстоятельств охранять высших лиц страны может сколько угодно человек. Каждый «гаишник» на трассе – тоже охрана. Кстати, по закону ФСО продолжает охранять Горбачёва и сегодня.

" Во время проезда царя в каждом канализационном люке стоял вооружённый боец "

- В нынешнем ФСО работают известные Вам по "девятке" коллеги?

- Конечно. Комендант Кремля Сергей Дмитриевич Хлебников. Одно время начальником штаба был Собкин Владимир Николаевич, который когда-то был в штабе заместителем начальника отделения. Лункин Александр Алексеевич, которого я помню ещё командиром взвода Кремлевского полка, еще недавно - генерал-полковник, заместитель Мурова (нынешний руководитель ФСО - ред.) по техническим и экономическим вопросам. Хочу сказать, что если убрать идеологические различия, символами которых являются красная звезда и триколор, да и названия, я думаю, что формы и методы работы, традиции, психологическая атмосфера сегодня в ФСО те, что были в нашей знаменитой "девятке". "Девятка" - она ведь и есть "девятка".

- Вас не упрекали, что после отставки Вы, генерал КГБ, взялись охранять буржуев, Валерий Николаевич?

- Во-первых, жить-то как-то надо было, вот я и создал одно из первых в России частное охранное предприятие. Однажды про меня где-то написали: "Величко - коммунист-капиталист". В чём-то это определение соответствовало истине. Но я горжусь тем, что длительное время давал возможность работать, зарабатывать и кормить свои семьи оказавшимся без работы коллегам, офицерам запаса.

А, во-вторых, кто вам сказал, что я охранял буржуев? Длительное время мы, например, обеспечивали безопасность Центра сердечно-сосудистых заболеваний, которым руководит Лео Бокерия. Разве это буржуй? Мы охраняли Институт стали и сплавов, ежегодные праздники газеты «Московская правда» на стадионе «Динамо». Охраняли Глазьева. Когда он перестал быть министром, появилось много людей, желающих свести с ним счёты. Я оказывал профессиональную поддержку Виктору Ивановичу Илюхину, когда он организовывал импичмент Ельцину. Я ему тогда сказал: "Виктор Иванович, официально я тебя охранять не могу, потому что завтра останусь и без лицензии, и без оружия, но я гарантирую тебе контрразведывательное обеспечение. Контрнаблюдение на трассах. А при появлении каких-либо угроз, заранее тебя предупрежу". Некоторое время я помогал и генералу Рохлину. Но не охранял. На мне нет вины в его смерти. Так что, как видите, к объектам охраны и выбору охраняемых лиц я всегда я подходил выборочно.

- Верно ли, что любая, организованная на самом высоком уровне, охрана частных лиц и рядом не лежит с минимальной организацией безопасности политиков?

- Бесспорно. Вероятность убить охраняемое лицо зависит от того, сколько денег вложили террористы и сколько денег вложено в охрану. Если эти средства соизмеримы, то вероятность достаточно велика. Естественно, что ни одна частная структура не может вложить в охрану столько денег, сколько в неё вкладывает государство. Грубо говоря, охрана частных лиц - против хулиганов. Уж у Отарика Квантрашвилли охраны было много. Но где он сегодня? К тому же редкий бизнесмен понимает, как должна быть организована его охрана и кто ею должен заниматься. Прошло время, когда охраной занимались чекисты. Сейчас ею занимаются бывшие спецназовцы, милиционеры. У них могут быть накачанные руки и шея, где-то они воевали… Я не хочу их обижать, но охрана - это прежде всего интеллект, предвидение. Это школа, создающаяся веками. И этому нужно посвятить жизнь и постоянно учиться.

- Знаю, что вы работаете над книгой об истории отечественной охраны высших государственных лиц. Кого на Руси, на ваш взгляд, охраняли лучше всего?

- Вопрос не очень корректный, потому что методики охраны в разные времена были разными. К примеру, вы знаете, что когда Николай II собирался в какой-нибудь непаспортизованный район России, то туда предварительно выезжало паспортное бюро, которое проводило его паспортизацию. Вот вам уровень! У государя-императора были железнодорожные батальоны, которые выставляли по несколько постов на каждом километре вдоль всего пути следования царского поезда.

Придя в "девятку" помощником начальника Управления и желая понять, как строилась охрана руководителей страны раньше, я поднял гору интересных архивных документов. К примеру, мне удалось "накопать" план охраны государя-императора, когда он приезжал в Москву на 300-летие Дома Романовых. Так вот. Оперативно-технический осмотр его маршрута от Николаевского, то бишь Ленинградского, вокзала до Никольских ворот длился 19 дней! За это время нашли водопровод Екатерины II, который не значился ни на каких планах. А как строилась охрана? В каждом канализационном люке во время проезда царя стоял вооружённый солдат; им только сделали деревянные ящики, чтобы уж совсем в дерьме не стояли. Короче говоря, огромнейший комплекс работ. А как, например, охранялись Зимний и Таврический дворцы. Или Сталин. Это тема отдельного разговора. И, честно говоря, сегодня я вижу некоторое упрощение в сравнении с теми временами.

- Намекаете на конфликт принципов существования демократического общества и методов работы служб охраны?

- Да. В наших демократических условиях многие вещи сделать просто нельзя. Раньше с этим мы сталкивались только за рубежом. Например. Встреча Горбачёва с президетом Южной Кореи Ро Де У должна была проходить на острове Чеджудо. Плеханов мне говорит: "Поезжай на этот остров, посмотри ситуацию. Встреча состоится в отеле, полтора часа, а для всех пассажиров в это время будет культурная программа. Твоя задача подготовить отель на это время, а потом Горбачёв сразу улетает домой". Прилетаю на Чеджудо. А уже в ночь, накануне прилёта Горбачёва, получаю информацию, что он будет в этом отеле ночевать. Соответственно всю его свиту в 90 человек надо разместить в этом же отеле. А там столько свободных мест нет.

Возникни такая проблема в Москве, например, с гостиницей "Москва", то она решилась бы одним звонком: "Выселить всех!" А этот отель на Чеджудо был построен для послесвадебного отдыха детей миллиардеров со всего мира. Вот попробуйте их выселить или даже провести какой-нибудь осмотр. Естественно, это было невозможно. Так и в сегодняшней России, как и в Америке, многие подобные вещи невозможны.

Хотя, объективности ради должен сказать, что американцы разработали юридическую базу, серьезно расширяющую права Секретной службы США. Например, чётко установлено, что демонстранты не могут приближаться к Белому дому ближе двухсот метров. В противном случае его охрана может применять все средства обороны.

Мы же до сих пор, к сожалению, серьёзных документов по охране государственных деятелей и режимных объектов так и не разработали. Простой вопрос: сотрудник ФСО заподозрил преступный умысел - будет ли он стрелять первым? Я лично уверен, что до тех пор, пока не прозвучит первый выстрел, сотрудник ФСО стрелять не будет. Мы психологически другие, нежели американцы, которые сначала стреляют, а потом спрашивают документы. Хотя это тоже только в кино. Нужна детальная проработка наиболее спорных юридических вопросов, чтобы у сотрудника не было сомнений.

"Ельцин уволил меня за то, что я несколько раз не пустил его в Кремль"

- Без малого 20 лет назад события, связанные с ГКЧП, положили фактический конец существованию "девятки", вернее уже к тому моменту Службы охраны КГБ. Причиной тому многие называют поведение руководителей 9-го Управления КГБ, фактически поддержавших ГКЧП. Правомерны ли были Ваши действия, и как далеко готова была зайти "девятка" в августе 1991 года?

- Могу сказать про себя. Если бы Горбачёва надо было бы арестовать, я бы его со спокойной совестью арестовал бы. Надо было бы принять какие-то другие меры, поверьте, у меня рука бы не дрогнула. Непосредственно в личной охране Горбачёва могли быть рядовые сотрудники, готовые его защищать, поскольку он им в своё время делал разные поблажки, задабривал, но руководители "девятки" были единомышленниками в своём стремлении поддержать ГКЧП. Так что неожиданным решение изолировать Горбачёва для меня не было.

Я служил не в Службе безопасности президента Горбачева, а в 9-ом Управлении Комитета государственной безопасности Союза Советских Социалистических Республик. Я давал присягу Советскому государству, а не лично Горбачёву. А когда первое лицо государства стало наносить ему реальный вред, то для меня не было сомнений, что приоритетная задача для такой ситуации - это служение Советскому Союзу. Горбачев стал для меня врагом. И так думал не только я. Во время августовских событий 1991 года только один сотрудник из многотысячного коллектива 9-го Управления КГБ перешёл на сторону так называемых «демократов», перебежав в Белый дом. Один человек!

- Развал КГБ, надо думать, сыграл не на руку безопасности и государства, и его руководителей?

- Разумеется. Сам факт, что Комитет государственной безопасности, как единый организм, решавший общие задачи, был развален, - это бесспорно преступление, аукающееся нашей стране до сих пор. Директор Секретной службы США (аналог 9-го Управления КГБ СССР и ФСО - ред.) мистер Симпсон при мне сказал в разговоре с генералом Докучаевым: "Ребята, приезжая к вам, мы отдыхаем! У вас всё схвачено!" А я, помню, был в Америке с Шеварднадзе, когда его жене понадобилось пересечь три штата для консультации с врачом. Обращаюсь к коллегам из Секретной службы: "Ребята, за какое время мне надо сообщить вам о маршруте, чтобы вы могли обеспечить нам его безопасность?" Они отвечают: "За неделю". А мы всего три дня в США были. Так что консультация не состоялась.

- К моменту увольнения из системы охраны руководителей государства и со службы в КГБ Вам было всего 46 лет. Вас "ушли" по выслуге лет?

- Нет, меня уволили меня буквально за 2 месяца до выхода на полную пенсию по личному указанию Ельцина. Дело было так. После провала ГКЧП в августе 1991 года начальник Главного управления охраны генерал Редкобородый обратился ко мне с просьбой слетать в Нагорный Карабах, чтобы организовать там обеспечение безопасности встречи Муталибова (в то время президент Азербайджана - ред.), Назарбаева и Ельцина. Мы были с Редкобородым в хороших отношениях, и он после разгрома "девятки" таким образом пытался сохранить меня в системе, дать дослужить. Но на деле вышло ровно наоборот, эта поездка поставила крест на моей карьере.

Я прибыл в Карабах за две недели до встречи. Провёл подготовительную работу. Стоим в аэропорту Ходжалы, встречаем Ельцина. Борис Константинович Ратников, заместитель Коржакова, шепчет: "Ты только не высовывайся, чтобы Ельцин тебя, не дай бог, не увидел". Но Ельцин, спустившись по трапу, мгновенно меня заметил. Аэропорт чуть больше футбольного поля. И, демонстративно указав на меня пальцем, недовольно спросил: "А этот что, ещё служит?" В результате не успел я приехать в Москву, как там уже были готовы документы на моё увольнение.

- Откуда у Бориса Николаевича была к Вам такая неприязнь?

- Думаю, что главную роль здесь сыграло то, что во времена его конфронтации с Горбачевым, я, будучи начальником штаба в Кремлёвском дворце съездов, несколько раз не пустил на проводившиеся там мероприятия Ельцина, который уже был президентом России, кажется, на заседания Съездов народных депутатов СССР, съезды КПСС. Он приходил в Кремль, не имея ни приглашения, ни пропуска. Естественно, охрана вызывала меня. Я выхожу. Говорю: "Борис Николаевич, вы же не являетесь делегатом..." Он: "Я, понимаешь, президент России и в соответствии со своим статусом имею право". Я связываюсь с Крючковым (в то время председатель КГБ СССР - ред.): "Ельцин пришёл в Кремль. Что делать, Владимир Александрович?" Крючков: "Да пошли его на х..!"

Несколько раз по указанию руководства мне приходилось разоружать охрану Коржакова. Он вместе с Ельциным хотел пройти на съезд, но срабатывал металлодетектор, и он вынужден был при огромном стечении злорадствующего народа сдавать оружие офицеру охраны. И Коржакова, и Ельцина это, естественно, оскорбляло. А виновник – вот он. Поэтому Ельцин хорошо меня запомнил, а потом при случае уволил. Вот так и закончилась моя многолетняя работа по организации охраны высших лиц государства.

Беседовал Лев Сирин, Москва, «Фонтанка.ру»

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Интересное»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины