Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Юмор

Про Чингиз-хана. Как надо преподавать историю :)

13.10.2016

Читаю книжку про Чингиз-хана, и это самый крутой исторический персонаж, которого я знаю*.

Я раньше не понимал, за что монголы его так любят, но теперь вопросов нет.

Он в одно рыло изобрел вообще все, за исключением успокаивающих пузырьков на пленке. Нет, правда, уровень внедренных им инноваций был таков, что даже Дмитрий Анатольевич замер бы в изумлении.

Во-первых, стало понятно, почему маму Чингиз-хана выгнали из племени с детьми. На самом деле, никто никого не выгонял, просто цепочка распределения доходов в монгольском племени выглядела так — взрослый мужчина в семье охотится, ворует и убивает, а потом приносит все, что награбил, своим женщинам и детям. Поэтому когда отец Чингиз-хана погиб, а мать не смогла выйти замуж снова, племя поступило по инструкции, ничего личного. То есть, племя это в буквальном смысле одна большая-большая семья, но несколько дополнительных ртов это несколько дополнительных ртов.

Мать Чингиз-хана, правда, оказалась довольно настырной, и в тот же день догнала соотечественников, застыдила их и присоединилась к племени снова. Но надолго их не хватило. В ту же ночь, пока семья Чингиз-хана дрыхла в юрте, племя на цыпочках вышло и так же на цыпочках ускакало от греха подальше.

Проснувшись утром, как пишут нам историки, восьмилетний Чингиз-хан разочаровался в своих родственниках и родственных связях вообще.

Дальше у Чингиз-хана идет довольно мутный мелодраматический период, когда он то в рабстве, то собирается жениться (с женитьбой, кстати, в Монголии было круто — чтобы получить жену, молодой человек должен был несколько лет проработать на своих будущих тестей; я и многие мои знакомые при такой схеме умерли бы в одиночестве), еще он братается с мальчиком со смешным для русского уха именем Жамуха (который впоследствии станет его главным соперником), но где-то лет в шестнадцать он начинает собирать вокруг себя людей, причем поскольку с родственниками ему не очень повезло, людей он выбирает не по степени родства, а по принципу личной преданности. Это первое очень сильное изменение в структуре управления, которое он придумал. Оно в какой-то степени вынужденное, но дальше — больше.

Тут, кстати, есть забавная деталь. Пока что выходит так, что Чингиз-хан не хотел никого завоевывать. По монгольским параметрам он был довольно мирный парень, который мечтал только о том, чтобы все от него отстали. Но тут на скромный лагерь Чингиз-хана нападают. Чингиз-хан сбегает — оставив в лагере и молодую жену, и старуху, которая спасла его, криком предупредив о нападении — и начинает думать, что делать дальше.

Это вообще не очень-то по-геройски, но монголы еще не освоили концепцию "погибнуть с честью в безнадежной битве", и для них поведение Чингиз-хана не является чем-то предосудительным — единственное последствие для молодого человека, который оставил супругу на поругание нападающим, заключается в том, что следующую жену ему немножко сложнее будет найти. Эта психологическая особенность монголов сильно поможет Чингиз-хану в дальнейших завоеваниях, а пока он убежал и грустит.

Вариантов немного. Он может со своим новым племенем собирать мох и ягоды в непривлекательных районах, где его, скорее всего, никто не тронет, может выкрасть себе новую жену (по доброй воле девочку ему вряд ли кто-то отдаст), может присоединиться к какому-нибудь племени.

Так себе идеи для стартапа.

Надо сказать, что Чингиз-хан не торопится. Он грустит три дня. Но потом приходит с неожиданным для всех решением: мы, говорит, Чингиз-хан сейчас поедем к другу моего отца, у него много воинов, мы с ними задружимся, а потом найдем уродов, которые украли мою жену, и убьем.

Примерно так и вышло. Друг (по европейским меркам, скорее, не друг, а сюзерен, который принял Чингиз-хана как вассала; что интересно, он в отличие от Чингиз-хана был христианин) был совсем не дурак кого-нибудь ограбить, дал Чингиз-хану воинов, и в результате Чингиз-хан вернул жену (а спасшую всех старуху — нет, ее за ненадобностью уже убили).

Тут он придумывает еще одну новую штуку.

Традиционно монголы нападали друг на друга, чтобы что-нибудь отнять и убежать. Напрыгнул на лагерь, забрал женщин и мясо, ускакал домой. На тебя в ответ напрыгнули, забрали женщин и мясо, сидишь без женщин и мяса. И так без конца. Жизнь.

И тут Чингиз-хан просто берет и убивает главарей ни за что, ни про что. Это как если бы шахматист во время шахматной партии достал пистолет и выстрелил в противника. Наверняка главари были очень удивлены в этот момент.

Деды наши насиловали, отцы наши насиловали, мы сами насиловали и убивали, а тут такое.

А всем остальным Чингиз-хан говорит: понимаю, что наша встреча состоялась не в лучших условиях, но давайте попробуем поработать вместе.

В дальнейшем это станет его главной стратегией для поглощения: руководство племени пускается под нож, остальным предлагается присоединиться к войску Чингиз-хана, чтобы достичь новых карьерных высот. Учитывая, что главным конкурентом этой схемы была семейственность, где почти всё зависело от того, в какой семье ты родился, работало "на ура". Особенно, если ты родился в так себе семье в так себе момент.

Growth-хакер, практически.

По мере того, как войско разрасталось, Чингиз-хан придумал еще много всяких штук — например, свободу религий. Или законы. Законов было не очень много, но они были необходимы, чтобы коллеги не перегрызли друг другу глотки из-за мелочей. Памятуя о собственных страданиях Чингиз-хан запретил монголам брать монголов в рабство, воровать женщин, а особенно лошадей, а также супружескую измену.

Супружеской изменой считалась связь с женщиной из другой юрты, предполагалось, что в своей юрте люди как-нибудь разберутся сами.

Воровать было настолько нельзя, что даже если ты что-то там в степи нашел (нашел, ха-ха, конечно) — все равно должен принести и сдать, а иначе — смерть.

К слову, Чингиз-хан, в отличие от большинства монархов того времени, был вовсе не выше закона, он тоже не должен был воровать лошадей, женщин или убивать кого ни попадя.

Поскольку семейственность в такой структуре была сильно ослаблена, Чингиз-хан обещал своим воинам, что их семьи получат свою долю добычи, даже если воин погибнет. В каком-то смысле это был первый в мире минимальный базовый доход.

Он установил нулевой налог для шаманов, священников, врачей и учителей. Он ликвидировал концепцию незаконных детей, просто объявив, что любой ребенок является законным (для него это было особенно актуально, потому что жена Чингиз-хана в плену забеременела).

Но законы бессмысленны, если их нельзя записать и донести, поэтому Чингиз-хан подогнал монголам письменность. Не сам изобрел, но нашел и убедительно предложил.

Но в монгольском войске к этому времени были десятки или даже сотни тысяч людей разных национальностей. Всех читать и писать не научишь, а во время битвы приказы нужно передавать быстро и без искажений. Тогда Чингиз-хан — ну или кто-то из его людей, сейчас как поймешь — придумал отдавать приказы в стихах, потому что так их проще запомнить и сложнее перепутать.

Привычка разговаривать стихами привела к тому, что у войска Чингиз-хана появились мотивирующие речевки.

Когда империя стала огромной, нужно было придумать, как передавать приказы в разные ее концы — и Чингиз-хан организовал Монгол Шуудан. Чуть ли не первую в мире почтовую систему такого масштаба.

Ну и так далее.

То есть, человек за двадцать лет на пустом месте из говна и палок создал монолитное, мощное и по меркам того времени вполне демократичное государство и, что, наверное, важнее, нацию. Кажется, что у него не было и не могло быть такой цели, просто ему на каждом шаге приходилось повышать ставки, чтобы выжить, а ставки как назло выигрывали.

В какой-то момент он стал заложником роста. Чем больше ты завоевываешь, тем больше у тебя армия, чем больше у тебя армия, тем больше нужно ресурсов, чем больше нужно ресурсов — ох. При этом нет ощущения, что Чингиз-хану требовался повод для того, чтобы начать войну, но он почти всегда был.

Ну и понятно, что он, наверное, не сам все придумал, но, блин, интернета тогда не было, на техкранче свою гениальную идею не прочтешь.

Самая засада случилась, когда он объединил все близлежащие племена, и настал мирный период. Казалось бы, тут можно расслабиться.

Но нет.

Не прошло и года, как у соседей с юга внезапно сменилось руководство, и это новое руководство решило поиграть мускулами и показать Чингиз-хану, кто в доме хозяин. Войско монголов вернулось домой через несколько лет с таким невероятным количеством награбленного, что пропагандистам Чингиз-хана было довольно сложно объяснить народу, почему больше не нужно воевать, если вокруг столько всего классного и нетронутого.

Монголам в их внешних завоеваниях очень помогал тот факт, что их поведение на поле боя сильно отличалось от стандартного. Для монгола самым главным была победа, поэтому отступление, если оно приводило к победе, не считалось слабостью, а славная гибель на поле боя — не считалась славной. Собственно, даже имена погибших товарищей было запрещено упоминать, монгол не должен думать о смерти.

Такой необычный подход вносил путаницу в планы противников. И частенько случалось, что те начинали гнаться за отступающими монголами, поверив в неминуемую победу, только за тем, чтобы попасть в ловушку и погибнуть. Особенно хорошо это работало при осаде.

И вот Чингиз-хан объясняет своим сотрудникам, что жадничать не надо, пускай эти странные южане, например, живут как хотят, лишь бы дань платили, нам-то зачем дальше лезть, климат там хреновый, влажный — то ли дело у нас, зимой колотун, а летом нестерпимая жара.

Будем, говорит Чингиз-хан, торговать. Вот я сейчас пошлю посольство с дарами в Хорезм, найдем там дистрибьюторов, и заживем.

И это звучало вполне убедительно, но тут руководитель Хорезма внезапно отрезает головы послам и отправляет их обратно.

Чем человек думал — вообще непонятно.

Через год с небольшим Хорезма не стало. И руководителя тоже.

Ну а дальше, мне кажется, Чингиз-хан тупо смирился.

Очень-очень крутой.

Ну и, конечно, отдельно удивительно, на какие только вещи не пойдет руководитель, если в его стране нет нефти.

*Тут, правда, нужно оговориться, что многие подробности о жизни Чингиз-хана мы знаем из одного-единственного источника — "Сокровенного сказания монголов", которое, судя по всему, было написано сразу же после его смерти. Но этот расширенный некролог не слишком, по нашим меркам, комплиментарен, а те детали, которые можно проверить по другим источникам, нашлись и в них. С комплиментарностью, правда, не очень понятно — возможно, те истории, которые для нас характеризуют Чингиз-хана не с лучшей стороны, его современниками воспринимались нейтрально или, наоборот, с восторгом. Ну, убил сводного брата, подумаешь.

Владимир Гуриев


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.