Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Полезные советы

Бессонница как норма

28.06.2011

НОКТЮРН “Гимн бессоннице”.

В последние годы я избегаю людских скоплений и сгущений. Боюсь, что затопчут. Как на похоронах Генералиссимуса. Недавно одна знакомая невро-логиня соблазнила меня и моего подельника конференцией, посвященной бессоннице. Эльмирочка гарантировала, что будет суперинтересно. Сдуру мы повелись. Гастролеры из московского института сна. Оказывается, есть и такой. «Там работают золотые головы»! В Москве много золотых голов! Но златоглавой она зовется по другой причине.

Пришлось прервать парабиоз и вытряхнуться из пыльной берлоги. Мы с Лехой явились на мероприятие, преисполненные неблагожелательного скепсиса. Материальным субстратом скепсиса стал виски «Беллз», принятый в качестве премедикации. 350,0 на двоих. Немного, учитывая сопромат наших закаленных тел. Шотландский напиток уменьшил мой страх растаптывания, а Леша замахнул за компанию. Он тоже не модный. Как и я. Тоже не тусуется. Развлечений в провинции с гулькин х…й. Почему не постебаться?

Все случилось, как мы предвидели. Часа два кряду какие-то маленькие плешивые евреи с большими головами вещали о грядущей эпидемии бессонницы. Все, как один, в мятых брюках, с научными регалиями, приводящими обывателя в священный трепет. Регалии, не брюки. Ораторы лихо сменялись на кафедре, перекрыв скорость ротации голландских футбольных тренеров. Одинаково грассировали и брызгали жиденькой слюной, увлажняя аэрозолем слушателей первых рядов. Хорошо, что мы с Лехой сели подальше от сцены. Их истеричное кликушество, вкупе с картавостью, напомнили ранние выступления молодого фюрера. Парад сомнологов сопровождался брезгливым восхищением зала: «европейское светило», «ученик самой Бехтеревой», «членкор»! Ой-ё! Я искреннее наслаждался бредом ботанов-теоретиков сна. Думал про институт сна. Почему институт сна? Сон – это процесс. Почему нет института полового, извините, акта, коитуса, то есть. Хорошо звучит: «Я – директор института коитуса! Весь коитус в моих руках»! Отчего нет института клинической отрыжки, академии мочеиспускания, центра теоретической дефекации или фонда икоты?

Есть в Москве институт мозга. Мозг – это орган. Должны тогда наличествовать институт мочевого пузыря, или академия пениса, центр аппендикса? Или, вот еще: было бы мудно использовать анатомо-физиологические дефиниции в топонимике. Мы ж называем улицы, на которых имеем счастье проживать, именами социо- и психопатов, извергов, диктаторов и упырей. Чем не здорово жить на Мошоночной улице, дом 164, кв.35? Или: «Я живу в Большом Вагинальном проезде» – «Где-где?» – «В п……..е»! , или во 2-ом Предстательном переулке! Ижевский тупик Льва Толстого срочно переименовать в Мозговой тупик и поселить там все местное правительство. Там им самое место. Недурно бы выглядела Лобковая площадь, Тазобедренный бульвар и Мозжечковая набережная. Октябрьский район переименовать в Подмышечный, Индустриальный – в Паховый, Ленинский – в Промежностный район. Еще интереснее называть населенные пункты именами болезней, Москву – Трахомой.

Какие глупости приходят в голову врача, не обремененного научным званием, когда с высокой трибуны еще более несусветную галиматью несут ученые люди! Потом будет перерыв. Врачебная публика ломанётся в буфетную скушать какую-нибудь гадость и гадостью же запить. Мы с Лешиком в курилке на глазах дымящих докторов, живо обсуждающих новое о бессоннице, долбанем еще вискарька из плоской, стэйнлис стил, фляжечки, и пойдем слушать дальше. Но надежда услышать о бессоннице нечто сокровенное растает июльской мороженкой. Тут же в холле институтские официанты станут торговать компакт-дисками с музыкой, сильно напоминающей похоронную. Они задорно будут уверять неофитов, что прослушивание её перед отходом ко сну, усиливает глубину и продолжительность ночного забытья. Музыка-де написана компьютером на основе обработки энцефалограмм 10 000 спящих добровольцев. Хотелось бы надеяться, что эти добровольцы спали не вечным сном!

После перерыва покажут часовое израильское кино про бессонницу с очень громким звуком и чудовищным переводом на английский, в виде субтитров. Про жалких белых лабораторных крысок, над которыми нещадно издеваются ученые с речки-Иорданки. Они не дают крысам спать, тычут в задницы какие-то стеклянные трубочки, делают в живот инъекции, как будто эти бедные животные – члены «хизболла». Когда в конце фильма все грызуны сдохнут (куда смотрит Гринпис и ООН?) в зале включат свет. Что мы увидим? Половина аудитории находится в состоянии хорошего, глубокого сна. Некоторые даже храпят. Те, кто не спит и не храпит, усиленно борются со злокачественной зевотой. Трут осоловевшие от садистского фильма глаза, как будто хотят стереть их с лица, и чешут завядшие от нудного иврита уши. Зевают сладко, уютно, по-собачьи, не затрудняясь прикрывать ладонью или платочком разверстую пасть. Просто удивительно, как широко может открыть свой рот человек, зевая, и как долго его нужно упрашивать проделать то же самое при врачебном осмотре! Видуха у аудитории, я представляю, с-ршенно дурацкая! Публика заснула, потому, что не говорит ни на иврите, ни бельмеса не секёт в английском.

Когда ни черта не понимаешь, опупевая от собственной тупости – лучше заснуть. Единственным человеком, врубившимся, о чем в фильме идет речь – буду я. Но никому об этом не скажу. В падлу! По двум причинам. Во-первых, пусть, ленивые с-суки, учат хотя бы английский, хватит уже, напереводился. Во-вторых, с экрана несется не меньший бред, чем из уст известной всем лошадки в полнолуние. Интересно, на каком языке она бредила? На эсперанто, должно быть.

Такое пошлое реагирование местных на увиденное и услышанное, нимало не смутит еврейских гастробайтеров. Дождавшись, когда закончится сонная вакханалия, и последний заснувший получит от сидящего рядом локтем по ребрам, гости станут рекламировать антидепрессанты нового поколения. Демонстрировать их высокую эффективность на разноцветных графиках и диаграммах кислотных оттенков. Голос их, прежде истеро-гнусно-вкрадчиво-заискивающий, на глазах (ушах, конечно) окрепнет, обнаруживая в себе визгливые и наглые черносотенные интонации. Они поведут себя, как телевизионные пасторы, разводя томную аудиторию своей идиотской жизнерадостностью.

«Так, – скажу я Лехе, – очередной происк фармгигантов. Этого и следовало ожидать. Эти евреи – неправильные. Разводят нас, как лохов. Втюхивают говно в просоночном состоянии. В гипноиде». Леша ничего не ответит. Он будет дремать на моем могучем плече, пустив слюнки на мой любимый, парадно-выходной чистошерстяной красный свитер с черными и белыми оленями, что я привез из Тромсё в прошлом году. Как только он поймет, к чему клонит эта шайка заезжих престидижитаторов, доцентов и челяди, тут же скоропостижно и преднамеренно выключится. Из соображения энергосбережения. Перейдет в режим гибернации.

Мы с дружком, как не самые последние в городе врачи, будем приглашены в составе других, не самых первых, на представительский ужин, устроенный фармацевтическим концерном вечером, в местной рыгаловке с чистым, почти библейским именем «VIRGIN». Мы кокетливо откажемся, мотивируя тем, что, отродясь не выписывали антидепрессантов ни этой фирмы, ни какой-другой. «Так, хоть поедите и выпьете на халяву», – кривя в сторону рот, гнусаво, заговорщически, продолжит уговаривать нас, пригласившая на этот фарс врачиха. Да, был я когда-то в этом девственном месте – «Вёрджин»! Там меня кормили супом «Терияки»! Это терияки-то суп? Хуеряки! Хомерики! Кругом – низкопробнейшая халтура! И в кабаке, и в институте сна! Кругом – шантрапа! Некому руку подать…

Кто вообще сказал, что бессонница – это патология? Кто? И для чего от нее избавляться? Никто ж не знает причин её возникновения. Есть куча теорий, но от них не спится лучше. Хуже, правда, тоже не спится. Патология имеет причины. Норма – беспричинна. Бессонница – не болезнь, не синдром и не симптом, и, уж, тем более, не зло, а, как раз – добро. Относительное. Как и все добро. Относительное. Как и все зло.

Все мы, релятивисты, должны благодарить бессонницу, что не пускает нас порой в морфеево логово. Избавляясь от бессонницы, как рекомендуют продавшиеся аптекарям иудушки-доктора, поверьте, мы больше теряем, чем приобретаем. Не изгоняйте ж её из своих роскошных спален, будуаров с балдахинами, проходных хрущевок с дешевыми обоями и лежанок с впивающимся в тощие зады пружинами. Не бросайте в нее стоптанной неаппетитной тапочкой! Бессонница – мудра и безжалостна. Она сама знает, когда и к кому ей прийти. Она сама ведает и решает, когда кого покинуть. Она – не андерсеновская фея Добра, она – его фея Печали. А с феями, сами знаете, поделикатней надо, как с коробкой передач. Антидепресса-а-анты, снотво-о-орные, успокаивающие, убаюкивающие, барбитураты, транквилизаторы, вырубающие – грубо! Вы даже не представляете, насколько это грубо! Грубее, чем из пушек по воробьям! Чем антибиотиками по иммунитету! И какая за это будет месть? Бессонница по сравнению с последствиями ее фармтерапии, покажется вам ветерком легкого танца невесомой Матильды Кшесинской в сравнении с тяжелым пряным духом двуцентнерных потных сумоистов, застрявших в нелепом фроттаже. Только не говорите мне, что я вас не предупреждал. Предупреждал. И не раз! Потом – не нойте. Пройду мимо с ехидством ветхозаветного Хама, невзирая на стенания и вопли ваши! Залью уши воском! Стану бессердечным. Купившись на посулы фармацевтов, с влажными, липкими руками Урии Гипа, вы будете прокляты.

На эти и подобные размышления меня натолкнула не только собственная бессонница-доставалка. Ещё надоумило одно происшествие, о котором поведала мне коллега, творящая, правда, не в свободном, как я, плавании, а служащая за безнадЕжно (читать не «Ё»!) безразличном забором психоклиники. Она – бывшая заведующая отделения номер девять. Отделение неврозов – департамент психушки, чья функция туманна и невнятна, хотя на вывеске написано, что там лечат от «невроза». Контингент – не совсем идиоты, но и не совсем неидиоты. Поступает туда как-то одна тетинька. Полная, розовощекая, наивная, как свинья-копилка и ядреная, как нафталин. Жалуется, что не спит уж полгода. Всю ночь ворочается, туда-сюда, как барабан стиральной машины перед центрифугированием, чтоб белье равномерно распределялось. Докторша доброжелательно тетку выслушивает, с улыбкой, но не верит, конечно. Полгода не спать – и выглядеть таким розанчиком! Кладет она её в «отстойник». Так называется большая палата, где лежат ей же подобные: кто по году не спит, кто по два, а кто и с прошлого века мается.

Периодически, во время дежурства, заведующая и постовая сестра с малюсеньким китайским фонариком, знаете, такой, с голубым фотоидиотиком, ходят на охоту, по ночам. Охота – вид лечения. Крадучись, как две домушницы, заходят в «отстойник», тычут фонарем в амимичные хари храпящих баб и, напугав до полусмерти, уличают их во лжи, объявив симулянками: «Мы вас разбудили, значит, вы спите, а раз вы спите, но говорите, что не спите, значит, вы – симулянтка, а раз вы – симулянтка, значит, вас завтра выпишут из больницы за нарушение режима»! СПАТЬ НОЧЬЮ – НАРУШЕНИЕ РЕЖИМА? Хотя «режим» и «сумасшедший дом» – понятия, по-моему, несовместимые. Бабы с испугу трясутся, как малярийным плазмодием покоцанные…

Из вышеописанного следует, что бессонница является проблемой, если сон – самоцель. Считается, что сон – ночное событие и продолжаться должен часов восемь кряду без просыпов, и, желательно – без сновидений, глубокий, то есть. Однако есть люди, и это факт известнейший, что засыпают, когда придется (нарколепсия), есть такие, что выключаются по двести раз на дню на несколько секунд, экономя ночь для чего-нибудь более полезного, чем сон.

Я знавал людей, чудесно спящих днем и не способных заснуть ночью, что заставило их вести преимущественно ночной образ жизни. Одна была стриптизершей роскошных телоформ из Киева, другой – сторожем московского зоопарка. Ни для того, ни для другого невозможность ночного выключения не является «пунктиком». Одно время, правда, эти мои знакомые чувствовали себя несчастными, и даже пробовали лечиться, но безуспешно. Ни гипноз, ни транквилизаторы не заставили этих людей спать, как большинство. Оба лишились возможности ночного сна с приходом полового созревания. Половое созревание приносит нам счастье обладания чужим телом. Им оно принесло бессонницу. Их нынешний образ жизни – результат творческого подхода к жизни, и взятие на себя ответственности за происходящее. Павел ходит по ночному зоопарку, общается со зверушками, которые, как и он, предпочитают бодрствовать, когда другие спят. Аннушка Сидоренко демонстрирует себя за вполне достойную «лаванду» в стрип-баре, близ Крещатика, всем, кто готов платить за прекрасное. Она замужем, лет пять. С мужем они друг другу еще не надоели и интересны до сих пор, потому что не успели как следует узнать друг-друга. Видятся по полтора часа в день. И то редко. Ее муж, Стефан, корреспондент киевского ТВ, и дома бывает чрезвычайно редко. Спит ночью.

Императив спать по ночам человечество получило не так давно. Еще в среднем средневековье люди спали, когда хотели и где хотели. Как кошки и собаки, после еды, например. Идет какой-нибудь менестрель, или дервиш, средь бела дня по дорожке. Спать потянуло. Лег себе за камушком, вздремнул часок, и дальше. Желание заснуть с наступлением тьмы в собственной постельке – навязчивый ритуал цивилизации, превратившей сон, как, впрочем, и все остальное в культ и индустрию. Помните в детстве:

Баю-бай, должны все люди ночью спать… Ля-ля-ля-ля-ля…

Кому мы должны спать? Задолжали сон, спрашиваю кому? А если не хочется? А если в прошлом воплощении я был совой и притащил в эту жизнь совиные дериваты и атавизмы? Все же очень индивидуально, ребята…

Бессонница!

1. Это когда вам спать не хочется, а спать надо, вы заставляете себя?

2.Или когда хочется, но что-то или кто-то не дает.

В первом случае ситуация больше напоминает детскую, когда мама, или ее эквиваленты, пытаются вас упеткать часов в девять вечера, а это совершенно не входило в ваши планы. Помните, как издевались над взрослыми? Лежа в постельке, то бутеброд требовали, то еще одну сказку, да пострашнее, то вдруг писать, или, хуже того, какать, а утром вас не добудишься. Такое раздвоение на вас и вашу маму свидетельствует о том, что вы в состоянии внутрипсихического разлада с самим собой. О том, что ваше нынешнее положение совершенно не соответствует вашим собственным представлениям, каким это положение должно быть. Вы виноваты пред самим собой. Вина бодрит!

Бессонница второго типа больше говорит о вашем несоответствии внешним требованиям, условностям социального стереотипа, точно так, как врачиха из психушки, уличающая своих пациентов во лжи! Здесь больше злости и стыда! И это тоже бодрит!

Сказать честно, принципиальной разницы между двумя этими бессонницами нет. Это моя собственная классификация, и придумана за пятнадцать минут до публикации, чтобы придать повествованию хоть какую-то научность. Но сейчас не об этом.

Бессонница – не гангрена, и не считается серьезным заболеванием. То есть, конечно, врачи, чтоб набить себе цену и толкануть дорогой препарат, могут изобразить сострадание на лице своем и стращануть вас ужасными последствиями ваших ночных бдений. На самом деле, доктора относятся к ним легко, просто, как к придури. Нет никаких ужасных последствий! Нету! Рано или поздно вы все равно заснете, причем, тем раньше, чем меньше будете бороться с бессонницей – она второстепенна, и начнете шевелить мозгами. «Я сам» – это по взрослому.

Конечно, отсутствием сна могут сопровождаться многие тяжелые заболевания, и шизофрения, между прочим, но, надеюсь, что шизофреники меня не читают.

Прежде, чем глотать всякую аптечную дрянь и шататься по докторам, кои в вашей бессоннице понимают не больше, чем в причинах Большого Взрыва, попробуйте сами (!) разобраться в том, кто и что заставляет вас смиренно терпеть настоящую жизненную ситуацию. Не можете сформулировать? Поэкспериментируйте. Разведитесь с мужем. Женитесь на норвежке. Поменяйте фригидную домработницу на кубинскоподанную. Пошлите на х.. своего босса – его задница уж давно напрашивается на эту эзотерическую экскурсию. Возможно, после этого вас повысят. Особенно, если босс – латентный пидор. Разберитесь со свекровкиной экспансией. Если не подписывает акт о капитуляции – четвертуйте её, к лешему! Удалите от себя всех нытиков и вампиров. Купите ранчо в Аризоне. Смените свой вшивый итальянский блайзер на мустанга и ковбойские краги. Вы расстанетесь так не только с ночным недержанием сна, но и с расширением геморроидальных узлов, которое, как правило, беспокоит обладателей клубных пиджаков и офисных костюмов, владельцев «поршкайенов» и «бентли».

Бессонница, она не гангрена, и будет вас маять до тех пор, пока вы не начнете экспериментов со своей непутевой жизнью, превратив ее в кчемную. Бессонница – спутница людей, попавших в колею.

Вы же знаете, как многие люди из шоубизнеса, сидящие на антидепрессантах и снотворных, плохо закончили свою жизнь. Да, умерли в собственной койке, но в раннем возрасте от передозы барбитуратов. Фармгиганту не интересно вас вылечить от бессонницы. Ему интересно подсадить вас на свою продукцию и залезть в кошелек. Лекарства не дают полноценного сна. Они его имитируют. Иллюзия! Искусственный лекарственный сон превращает вас в ходячего мертвеца. Когда из вас высосано все, остается лишь оболочка – вас выкидывают за борт. Так случилось с Далидой, Мерилин и еще многими другими хорошими и полезными людьми.

Сплю ли я крепко? Не всегда. Иногда что-то будит. Не заставляю себя. На фиг! Читаю. Потом – снова засыпаю. Иногда не помогает чтение. Встаю, что-нибудь делаю. Не смотрите телевизор! Хоть вы и не спите, все равно мозг не в той фазе – повышена внушаемость. Наберетесь всякой заразы – будет только хуже. Формулировать проблему лучше днем, ночью лучше детитуляризировать бессонницу. «Ну, не спится и не спится, хрен с ним! Займуся чем-нибудь полезным».

Сегодняшней лиловой ночью проснулся в два, хотя лег в одиннадцать. С двух до четырех думал, как написать эту статью. Пришло много умных и смешных аналогий. Даже смеялся вслух. Большинство воспоминаний, тем и сюжетов приходят по ночам. Мне нравится моя бессонница. Она приносит мне светлые мысли, которые не приносит день, закумаренный бытовухой, работенкой, поисками хлеба насущного, воровством, скучными людьми. Я люблю ее. Это – время творчества. Я пишу много в последнее время. Не только в блог. Пишу за деньги. Иногда неплохие. Ночь – это время синтеза. Анализ синтезированного в бессоннице будет днем. Что-то, за непотребностью выкинем на помойку дня. Что-то оставим.

Вы упрекнете, хорошо тебе, ты – свободный художник, менестрель, ты - дервиш, ты можешь спать, когда захочешь. Ты работаешь, только когда заканчиваются деньги. А мы, как проклятые, с девяти до восемнадцати. Может быть, вы потому и не спите, что не свободны? Хотите, откроем школу дервишей?

2 комментария

Светлана пишет:

Ну все-таки спать лучше, чем не спать… хоть днем хоть ночью. Я лично всю свою жизнь сплю чутко, с постоянными перерывами. Как зверь. Однажды почти пять дней вообще не сна не было… такая беда. И на меня это правило, про то, что когда-нибуть сон все-же придет, тогда не очень подействовало. Не люблю бессоницу.. знаю ее собаку. Ни работы потом, ни отдыха.

Таблетки, конечно, не выход. И как врач, постоянно выписывающий психотропные пилюли (исключительно с согласия клиентуры) по тайне от фармфирм для всех читающих ответственно заявляю: Не действуют эти дорогущие современные антидепрессанты на сон!! Ни хренашеньки!!!! Не верьте рекламе. Старый добрый и недорогой фенозепам, коли уж решились экспериментировать со здоровьем. И ругайся Гриша на здоровье.. я в ответ скажу…

Бромдигидрохлорфенилбензодиазепид!!!!

 MARINA пишет:

Гриша, ты прелесть. Статейка меня рассмешила. Веселилась до.. Рот разевать не только у доктора надо, при определенных ситуация не мешало бы. А про псевдо научные изыскания, ты стопудово прав. Какой образ жизни ты ведешь, то и получаешь, нельзя себя заставлять делать то, чего не хочешь. Можно пропустить и что-то интересное пока спишь, хотя вопрос тоже сложный и неоднозначный. Я вспоминаю, что иногда тоже мучилась приступами, но это было от любви. Теперь у меня мечта выспаться. Антидепрессанты ну их, печень только портить. А еще в Москве есть институт головной боли имени ВЕЙНА. Не хухры мухры.

Новый психологический журнал

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.