Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Немецкий эксперт: Дайте Путину 100 дней, а потом судите

27 октября 2011
Фото shans-online.com
Фото shans-online.com
<
Увеличить фото...  

Решение Владимира Путина снова занять пост президента России немецкие эксперты воспринимают как данность и сюрпризов на выборах не ожидают. Но будет ли стабильным его правление? Интервью с профессором Петером В. Шульце.

Петер В. Шульце (Peter W. Schulze) - политолог, почетный профессор, приват-доцент университета в Геттингене. Он много лет проработал в России, в частности в Северо-Кавказской академии государственной службы в Ростове-на-Дону.

Deutsche Welle: Итак, игры в Москве кончились, стало практически ясно: грядут еще шесть лет правления Путина. Что это нам сулит?

Петер В. Шульце: Это были не игры, а взвешенное коллективное решение. До июня этого года вопрос, надо полагать, был открыт. Путин не знал, будет ли выдвигаться. Объявление о принятом решении на съезде "Единой России" стало несколько неожиданным.

- Но сам Медведев вам возражает. Раньше он говорил: "Кто будет популярнее, тот и пойдет на выборы". А на съезде признался, что он с Владимиром Путиным уже давным-давно все решил…

- Я думаю, если бы он признал, что до июня выбирали кандидатуру, причем процесс завершился не в его пользу, это поставило бы под сомнение его способности исполнять обязанности премьер-министра. Поэтому ему и пришлось заявить, что, мол, рокировку они еще в 2007-2008 годах запланировали.

- Все мы заинтересованы в стабильной и процветающей России. Насколько стабильным, по-вашему, будет руководство с президентом Путиным и премьер-министром Медведевым?

Петер В. ШульцеПетер В. Шульце

- У меня нет и тени сомнения в стабильности правительства и прочности политической системы России. Послушайте, что говорят немецкие промышленники, что говорят лоббисты всех европейских предприятий, работающих в России. У всех позитивные ожидания: наконец-то решение принято, стабильность гарантирована, а с ней - и безопасность бизнеса. Сомнения выражают СМИ и ряд экспертов по России, которые исходили из наивного представления, что в России сложится вестминстерская демократия.

Нет, в России сложится российская демократия, отличная от западных моделей. Это решать народу на выборах. Медведев ведь многое наметил: больше демократии, больше открытости, больше гражданского общества. И пусть Путина считают более жестким, новый президент не откажется от этой повестки дня.

- Но Путин это прокламирует уже 12 лет. Все эти годы он был у руля власти. Хотел бы - сделал.

- Давайте разделять демократию, экономику и модернизацию. Я десять лет проработал в России, до 2003 года. Мы тогда говорили: России нужна скоординированная технологическая, образовательная и экономическая политика. И там сидел Герман Греф, тогдашний министр экономики, таращил глаза и не понимал, о чем речь. Четыре года спустя Путин предложил четыре национальных программы модернизации. А потом это продолжил Медведев.

- Любой подпишется под красивыми словами Медведева. Слова, слова, а где дела?

- Стоп, надо быть справедливым. Правительство не может продавить модернизацию сверху. Оно может только дать деньги и перевести стрелки. Но нужны настоящие предприниматели, готовые возродить или создать новые экономические структуры.

- Откуда взяться таким предпринимателям, когда коррупция позволяет сделать быстрые деньги без долгосрочных рисков?

- Вы правы, но я не хочу ругать времена Ельцина. Между тем эксперты, которые, по-моему, могут прогнозировать будущее, например Владислав Сурков, всегда говорили: с этой офшорной аристократией, с этой компрадорской буржуазией, которая выводит деньги за границу, нельзя провести модернизацию.

- Коррупция пронизала весь государственный аппарат сверху донизу. И если Кремль отбирает людей по принципу личной лояльности, коррупция только растет…

- Любой президент подбирает лояльных людей. Это везде в мире так. Действительно, главная задача в России - борьба с коррупцией. Но вы не можете действовать сталинистскими методами. Китайцы расстреливают коррупционеров, а проблема остается. Коррупция стала раковой опухолью всех развитых обществ. А в России это метастазы беспредела 90-х годов. Успех или поражение Путина зависят от того, удастся ли ему в ближайшие шесть лет хотя бы снизить уровень коррупции.

- Господин профессор, повторюсь: у Владимира Путина уже было 12 лет, что сделано?

- Сначала Путину надо было лишить власти удельных князей. Потом было противостояние с олигархами, с Ходорковским. Не будем вдаваться в подробности, но это было необходимое решение, чтобы олигархи не стояли над политикой. И вообще, как вы себе это представляете, что Путин - единоличный правитель? Щелкнул пальцем - и все? Это упрощенный подход, характерный для СМИ. В России мы имеем дело с прочным коллективным уравновешиванием интересов отдельных экономических и политических групп. А президент - первый среди равных. И принимает решения, когда остальные друг друга блокируют.

- Будем надеяться, что эти решения не всегда будут в пользу "Байкалфинансгруп"…

- Позвольте мне сказать заключительную фразу: давайте придерживаться правила западных демократий. Каждый государственный деятель заслуживает срока в 100 дней, а потом посмотрим, какой курс он изберет.

Беседовал Александр Варкентин. Редактор: Ольга Сосницкая. Deutsche Welle. Оригинал публикации: http://www.dw-world.de/dw/article/0,,15419442,00.html

Прим. В. Зыкова. Выделил жирным некоторые слова профессора я, а не редакция. А вот комментарии на эту статью:

ИА REX: Согласны ли вы с доктором Шульце в его оценке ситуации с государственным управлением в России?

Политконструктор Юрий Юрьев:

С оценкой немецкого эксперта полностью согласен. Подход, именуемый в учебниках мира, как «step by step», — на Руси звучит издревле точно так же: «Постепенность», «степенность». Правда Россия эти постепенные шаги всегда делает быстрее других стран, но это особенность национального характера, ведь в стране, где короткое лето и урожай нужно собрать на долгую зиму, и русские умеют напрячься и мчаться к цели, как никакой иной народ. Даже есть древнее слово «страда», показывающее, как способны напрягаться русские, по своей природе, когда это действительно нужно.

У Путина ситуация сложней, чем у любого правителя в мире. Путин правит в самой огромной стране мира; прекрасно помнящей бренность и не таких властей у расстрельных стен; и при полном отсутствии таких рычагов, как репрессии без следствия и суда. У Путина ныне есть лишь один путь правления — народовластие, и он не может его ускорить, как Сталин партией и «ежовыми рукавицами». И народовластие — работает. Избирают, в отличие от США, сами граждане, а не «дилеры». Судят, как в передовых странах мира, сами граждане-присяжные, а не лишь каста судей. А если какие-то чиновные Дворковичи несколько забывают о служении именно русскому народу, а не лицедеям из США и ООН, то люди выходят на «Манежки», напоминая о необходимости «мочить в сортирах» всяких террористов, пусть и замаскированных своими структурами под обывателей. Так что германский профессор прав — Путин правит не рабами, а свободными гражданами великой страны, и он не может им приказать изобрести антигравитацию или машину времени. Он может лишь развить и подхватить на госбюджет любые изобретения и открытия, если чиновники это не стащат для западных корпораций. Пока что, похоже, мечтают тащить, а не развивать силы страны, которые их прикроют от участи «премьеров Лазаренок». Думаю, что народ захочет «мочить в сортирах» и таких чиновников. Может быть просто, окунать, а не навсегда, практика покажет.

В отношении инноваций возникает интересный вопрос: «А как Путину привлечь местных гениев и инвесторов, если с 1991 года была тенденция к вывозу ценностей в иные страны и приоритета иностранных инвесторов над местными?». А ныне приоритет иной: «Не сожрут ли Россию, как Ливию?» В принципе поднять инновации не слишком сложно, нужно зачистить Сколково от чуждого России и Науке. А России и Науке — дать нечто подобное «чрезвычайной комиссии» по типу тех отделов, что занимались беспризорниками. И если критерий пользы науки будет сменён с «пользы для академиков» на «пользу для обороны», то быстро выяснится, что же такое инновации в России.

Журналист и блогер (Львов) Александр Хохулин:

О Владимире Путине преимущественно читаю сентенции вроде того, что он бывший кагебист, поэтому у него не может быть души — то есть достаточно злую и расчётливую клевету от умных западных политиков. Либо ещё более злую и неумную от украинских политиков и журналистов. У меня самого нет особых сомнений ни в его умственных способностях, ни в деловых качествах, ни в опыте. Россия — весьма непростое государство с обширным и печальным опытом решения проблем наскоком и с кондачка. Хочется верить, что Владимиру Владимировичу удастся реализовать задуманное. Вместе с доктором Шульце.

Журналист и переводчик (Израиль) Даниэль Штайсслингер:

Я так думал задолго до Шульце, ещё в первые годы правления Путина. Что он просто начал с зачистки площадки для проведения преобразований. В условиях наличия «братков» и «семибанкирщины» это было бы невозможным. Но в своём блоге изложить эту позицию не решился, ибо лишился бы читателей: этого политического персонажа граждане России ругали по всему политическому спектру своих политических пристрастий — от неонацистов до Новодворской.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины