Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Немецкий эксперт: Дайте Путину 100 дней, а потом судите

27.10.2011
Фото shans-online.com

Решение Владимира Путина снова занять пост президента России немецкие эксперты воспринимают как данность и сюрпризов на выборах не ожидают. Но будет ли стабильным его правление? Интервью с профессором Петером В. Шульце.

Петер В. Шульце (Peter W. Schulze) - политолог, почетный профессор, приват-доцент университета в Геттингене. Он много лет проработал в России, в частности в Северо-Кавказской академии государственной службы в Ростове-на-Дону.

Deutsche Welle: Итак, игры в Москве кончились, стало практически ясно: грядут еще шесть лет правления Путина. Что это нам сулит?

Петер В. Шульце: Это были не игры, а взвешенное коллективное решение. До июня этого года вопрос, надо полагать, был открыт. Путин не знал, будет ли выдвигаться. Объявление о принятом решении на съезде "Единой России" стало несколько неожиданным.

- Но сам Медведев вам возражает. Раньше он говорил: "Кто будет популярнее, тот и пойдет на выборы". А на съезде признался, что он с Владимиром Путиным уже давным-давно все решил…

- Я думаю, если бы он признал, что до июня выбирали кандидатуру, причем процесс завершился не в его пользу, это поставило бы под сомнение его способности исполнять обязанности премьер-министра. Поэтому ему и пришлось заявить, что, мол, рокировку они еще в 2007-2008 годах запланировали.

- Все мы заинтересованы в стабильной и процветающей России. Насколько стабильным, по-вашему, будет руководство с президентом Путиным и премьер-министром Медведевым?

Петер В. ШульцеПетер В. Шульце

- У меня нет и тени сомнения в стабильности правительства и прочности политической системы России. Послушайте, что говорят немецкие промышленники, что говорят лоббисты всех европейских предприятий, работающих в России. У всех позитивные ожидания: наконец-то решение принято, стабильность гарантирована, а с ней - и безопасность бизнеса. Сомнения выражают СМИ и ряд экспертов по России, которые исходили из наивного представления, что в России сложится вестминстерская демократия.

Нет, в России сложится российская демократия, отличная от западных моделей. Это решать народу на выборах. Медведев ведь многое наметил: больше демократии, больше открытости, больше гражданского общества. И пусть Путина считают более жестким, новый президент не откажется от этой повестки дня.

- Но Путин это прокламирует уже 12 лет. Все эти годы он был у руля власти. Хотел бы - сделал.

- Давайте разделять демократию, экономику и модернизацию. Я десять лет проработал в России, до 2003 года. Мы тогда говорили: России нужна скоординированная технологическая, образовательная и экономическая политика. И там сидел Герман Греф, тогдашний министр экономики, таращил глаза и не понимал, о чем речь. Четыре года спустя Путин предложил четыре национальных программы модернизации. А потом это продолжил Медведев.

- Любой подпишется под красивыми словами Медведева. Слова, слова, а где дела?

- Стоп, надо быть справедливым. Правительство не может продавить модернизацию сверху. Оно может только дать деньги и перевести стрелки. Но нужны настоящие предприниматели, готовые возродить или создать новые экономические структуры.

- Откуда взяться таким предпринимателям, когда коррупция позволяет сделать быстрые деньги без долгосрочных рисков?

- Вы правы, но я не хочу ругать времена Ельцина. Между тем эксперты, которые, по-моему, могут прогнозировать будущее, например Владислав Сурков, всегда говорили: с этой офшорной аристократией, с этой компрадорской буржуазией, которая выводит деньги за границу, нельзя провести модернизацию.

- Коррупция пронизала весь государственный аппарат сверху донизу. И если Кремль отбирает людей по принципу личной лояльности, коррупция только растет…

- Любой президент подбирает лояльных людей. Это везде в мире так. Действительно, главная задача в России - борьба с коррупцией. Но вы не можете действовать сталинистскими методами. Китайцы расстреливают коррупционеров, а проблема остается. Коррупция стала раковой опухолью всех развитых обществ. А в России это метастазы беспредела 90-х годов. Успех или поражение Путина зависят от того, удастся ли ему в ближайшие шесть лет хотя бы снизить уровень коррупции.

- Господин профессор, повторюсь: у Владимира Путина уже было 12 лет, что сделано?

- Сначала Путину надо было лишить власти удельных князей. Потом было противостояние с олигархами, с Ходорковским. Не будем вдаваться в подробности, но это было необходимое решение, чтобы олигархи не стояли над политикой. И вообще, как вы себе это представляете, что Путин - единоличный правитель? Щелкнул пальцем - и все? Это упрощенный подход, характерный для СМИ. В России мы имеем дело с прочным коллективным уравновешиванием интересов отдельных экономических и политических групп. А президент - первый среди равных. И принимает решения, когда остальные друг друга блокируют.

- Будем надеяться, что эти решения не всегда будут в пользу "Байкалфинансгруп"…

- Позвольте мне сказать заключительную фразу: давайте придерживаться правила западных демократий. Каждый государственный деятель заслуживает срока в 100 дней, а потом посмотрим, какой курс он изберет.

Беседовал Александр Варкентин. Редактор: Ольга Сосницкая. Deutsche Welle. Оригинал публикации: http://www.dw-world.de/dw/article/0,,15419442,00.html

Прим. В. Зыкова. Выделил жирным некоторые слова профессора я, а не редакция. А вот комментарии на эту статью:

ИА REX: Согласны ли вы с доктором Шульце в его оценке ситуации с государственным управлением в России?

Политконструктор Юрий Юрьев:

С оценкой немецкого эксперта полностью согласен. Подход, именуемый в учебниках мира, как «step by step», — на Руси звучит издревле точно так же: «Постепенность», «степенность». Правда Россия эти постепенные шаги всегда делает быстрее других стран, но это особенность национального характера, ведь в стране, где короткое лето и урожай нужно собрать на долгую зиму, и русские умеют напрячься и мчаться к цели, как никакой иной народ. Даже есть древнее слово «страда», показывающее, как способны напрягаться русские, по своей природе, когда это действительно нужно.

У Путина ситуация сложней, чем у любого правителя в мире. Путин правит в самой огромной стране мира; прекрасно помнящей бренность и не таких властей у расстрельных стен; и при полном отсутствии таких рычагов, как репрессии без следствия и суда. У Путина ныне есть лишь один путь правления — народовластие, и он не может его ускорить, как Сталин партией и «ежовыми рукавицами». И народовластие — работает. Избирают, в отличие от США, сами граждане, а не «дилеры». Судят, как в передовых странах мира, сами граждане-присяжные, а не лишь каста судей. А если какие-то чиновные Дворковичи несколько забывают о служении именно русскому народу, а не лицедеям из США и ООН, то люди выходят на «Манежки», напоминая о необходимости «мочить в сортирах» всяких террористов, пусть и замаскированных своими структурами под обывателей. Так что германский профессор прав — Путин правит не рабами, а свободными гражданами великой страны, и он не может им приказать изобрести антигравитацию или машину времени. Он может лишь развить и подхватить на госбюджет любые изобретения и открытия, если чиновники это не стащат для западных корпораций. Пока что, похоже, мечтают тащить, а не развивать силы страны, которые их прикроют от участи «премьеров Лазаренок». Думаю, что народ захочет «мочить в сортирах» и таких чиновников. Может быть просто, окунать, а не навсегда, практика покажет.

В отношении инноваций возникает интересный вопрос: «А как Путину привлечь местных гениев и инвесторов, если с 1991 года была тенденция к вывозу ценностей в иные страны и приоритета иностранных инвесторов над местными?». А ныне приоритет иной: «Не сожрут ли Россию, как Ливию?» В принципе поднять инновации не слишком сложно, нужно зачистить Сколково от чуждого России и Науке. А России и Науке — дать нечто подобное «чрезвычайной комиссии» по типу тех отделов, что занимались беспризорниками. И если критерий пользы науки будет сменён с «пользы для академиков» на «пользу для обороны», то быстро выяснится, что же такое инновации в России.

Журналист и блогер (Львов) Александр Хохулин:

О Владимире Путине преимущественно читаю сентенции вроде того, что он бывший кагебист, поэтому у него не может быть души — то есть достаточно злую и расчётливую клевету от умных западных политиков. Либо ещё более злую и неумную от украинских политиков и журналистов. У меня самого нет особых сомнений ни в его умственных способностях, ни в деловых качествах, ни в опыте. Россия — весьма непростое государство с обширным и печальным опытом решения проблем наскоком и с кондачка. Хочется верить, что Владимиру Владимировичу удастся реализовать задуманное. Вместе с доктором Шульце.

Журналист и переводчик (Израиль) Даниэль Штайсслингер:

Я так думал задолго до Шульце, ещё в первые годы правления Путина. Что он просто начал с зачистки площадки для проведения преобразований. В условиях наличия «братков» и «семибанкирщины» это было бы невозможным. Но в своём блоге изложить эту позицию не решился, ибо лишился бы читателей: этого политического персонажа граждане России ругали по всему политическому спектру своих политических пристрастий — от неонацистов до Новодворской.

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.