Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Суд над Тимошенко – повод задуматься и над судом над Горбачевым

10.08.2011

Впервые на территории бывшего СССР судят прозападного государственного деятеля

Ситуация с Юлией Тимошенко имеет и свои позитивные, и свои негативные стороны. Как для Украины, так и для общей политической практики. В целом, добивание побежденного политического противника, тем более, посредством таких спорных инструментов, как обвинение в коррупции либо превышении полномочий, выглядит не очень чистоплотно. Потому, что любой политик, если он политик, а не бюрократ, и тем более, если он ощущает внутреннюю ответственность за свою деятельность, бывает вынужден принимать решения, которые могут быть истолкованы как превышение власти.

Потому что действовать исключительно в рамках прописанных полномочий – значит действовать по стандартной схеме. Впрочем, иногда это удается - в благополучные периоды плавного течения политической и экономической жизни. Но как только ситуация обостряется, политикам и государственные деятелям приходится принимать нестандартные решения. А нестандартные решения – это решения непредвиденные, обусловленные особыми, нестандартными условиями и ситуациями.

В зависимости от того, оказывается политик, в итоге, победителем или побежденным, его действия трактуются в одном случае, как пример смелости и творчества, пример для подражания, а в другом - как «превышение полномочий». Судить за это – значит судить просто за то, что этот политик в итоге оказался побежденным.

Прим. В. Зыкова. Чушь. Политиков никто насильно не гонит в их кресла. А взялся за гуж - не говори, что не дюж. Почему виновных за разбившийся самолёт и погибших людей судить можно и нужно, а политиков, разваливших страну, судить нельзя? Обязательно нужно, чтоб все последующие знали: за любые деяния нужно отвечать.

Обвинение в коррупции мало отличается от обвинения в «превышении». Потому что в рыночных условиях  коррупция вообще практически неискоренима, но, что важнее, любой политик связан с теми или иными группами интересов. И принимает решения, которые экономически и финансово для одних групп выгодны, а для других невыгодны.

И решения принимаются в интересах тех групп, на которые политик опирается, и которые его поддерживают. И в этом также всегда можно найти повод для обвинения в коррупционности. Были бы желание и возможность.

В.З. Опять либеральная чушь. Почему же, хоть коррупция есть везде, но уровень её в разных странах очень сильно отличается? Попробуйте дать взятку американскому полицейскому. Или белорусскому. Так можно договориться до того, что и с преступностью бороться не надо - она же всё равно "практически неискоренима".

Поэтому изначально обвинение и привлечение к суду Тимошенко по подобным обвинениям политически выглядели очень спорно. С одной стороны это слишком  напоминало сведение счетов и политическую месть, с другой - несло в себе мало смысла, поскольку Тимошенко – это вовсе не оппозиционная «надежда Украины»: ее рейтинг  и ее политические возможности сегодня много меньше тех, что были у Юлии Владимировны и в 2004, и в 2009 году. Она была на спаде и центром притяжения политических сил не являлась. Поэтому затея с судом над ней по данным обвинениям была сомнительна и вряд ли оправданна.

Но в ситуации, когда суд стал реальностью, именно Тимошенко пошла на обострение, пытаясь вместо жесткого и аргументированного  опровержения обвинений превратить его в политическое шоу. Власти нужно было выбирать: либо смириться с ролью бессильного, неспособного ответить на откровенные издевательства, либо ответить более сильным ударом.  И власть ответила.

Тем более, что Тимошенко сама дала повод, явно издеваясь над судом и проявляя к нему безусловное неуважение, что наказуемо в любой демократической стране мира. В ответ последовали осуждения и возмущения – от тех или иных политических групп и сил западных стран, от Евросоюза, и, одновременно, и от российской власти, и от российской оппозиции.

И Януковича стали обвинять и в диктате, и в сведении счетов, стали говорить о конце «украинской демократии», путинизации и одновременно лукашенизации Украины и прочем подобном. Однако, думается, не России с ее судебной системой обвинять судопроизводство Украины. И, конечно не западным странам с их Гаагским и Страсбургским судилищами, давно ставшими инструментами политической расправы и политической борьбы, учить кого-либо, как  налаживать и организовывать цивилизованный  судебный процесс.

И вообще, это вопрос Украины. И украинского президента должно волновать мнение украинского народа, а не  иностранных политических структур.

Причем, как можно без труда увидеть, когда в суд на носилках доставляют арестованного полупарализованного Мубарака, обвиняя его в той же коррупционности и, что совсем нелепо, - в использовании сил для подавления, по сути, мятежных выступлений групп и структур, организовывавших его свержение, никакие западные правительства, правозащитники и международные организации Запада никаких протестов и возмущений не изъявляют.

Хотя Мубарак, в отличие от Тимошенко, не устраивал хаос в своей стране, не организовывал майданов, не ввергал в коллапс экономику. И ушел, в отличие от многих других правителей, не пролив особо много крови. По меркам его региона – почти «не пролив».

То есть, Мубарака, с точки зрения Запада, арестовывать и судить можно. Тимошенко – почему-то нельзя.

Но как раз здесь есть и другое, позитивное содержание процесса над Тимошенко. И в Ираке, и в Египте, и в Гааге судили и осуждали лидеров, свергнутых при поддержке западных стран. При этом, глав правительств и президентов, поддерживавшихся этими странами, но отстраненных от власти в результате внутренней политической борьбы, судить до сих пор не принято.

Ни один из недавних руководителей России, поддерживавшийся Западом, – ни Горбачев, ни Гайдар, ни Ельцин – перед судом не предстали. Хотя вреда стране принесли неисчислимо больше, чем Хусейн, Мубарак, Каддафи и Милошевич вместе взятые – их странам. Перечисленные политики, правда, вообще принесли своим странам куда больше пользы, чем вреда.

Показательный факт: за четверть век правления Хусейна в Ираке в ходе внутренней борьбы погибло 50 тысяч человек. За время американской оккупации – семь лет – там погибли сто тысяч человек. Политика Горбачева и Ельцина привела к избыточным смертям примерно 15 миллионов человек – чуть ли не в двадцать раз больше, чем было расстреляно людей по политическим статьям за тридцать лет правления Сталина. Но никто из российских суицидальных гуманистов никогда не брался потребовать суда над Горбачевым и Ельциным.

Суд же над Тимошенко позитивен потому, что это первый прецедент суда над прозападным политиком и государственным руководителем на территории бывшего СССР.

На самом деле вина Тимошенко не в превышении должностных полномочий и коррупционности. Вина Тимошенко - в коллаборационизме, антиукраинской политике и ущербе, который она своими действиями нанесла украинскому народу.  Просто обвинение ей было сформулировано стыдливо и неправильно.

Можно спорить о том, правильно ли и эффективно ли было привлечение ее к суду по той формуле, по которой оно состоялось. Скорее – неправильно. Но сейчас, когда все вылилось в ее издевательство над судом, а ее арест в наказание за это издевательство стал поводом для начавшегося давления на нынешнюю украинскую власть и саму Украину, этот суд нужно показательно довести до конца, не смягчая меры пресечения, – просто потому, что сторонники Тимошенко и ее западные покровители требуют обратного. 

Но то, что ее судят, несмотря на заступничество западных стран, - это основание и повод задуматься и понять, что и таких, как она, можно и нужно судить. Руководители страны должны отвечать за свои действия. И за результаты своего правления. Провел индустриализацию, выиграл войну  – получи почет и памятник. Провел деиндустриализацию, привел страну к катастрофе – предстань перед судом. И получи причитающееся.

Конечно, судить мертвых – нелепо. Ельцин и Гайдар умерли. Но жив Горбачев. И живы многие другие, виновные не меньше названных.

Суд над Тимошенко - основание задуматься и о суде над ними.

Справка  

Юлия Тимошенко была арестована 5 августа. Экс-премьера взяли под стражу примерно через полтора месяца после начала суда по ее делу (до ареста она находилась под подпиской о невыезде). Поводом для ареста стали процессуальные нарушения, допущенные ею в суде. Тимошенко судят по обвинению в превышении полномочий при заключении газовых контрактов с Россией в 2009 году.  

Как утверждает украинская прокуратура, соглашения были невыгодны для республики и нанесли украинскому государству ущерб в 1,5 млрд гривен (около $187 млн). Сама Тимошенко отвергает обвинения в свой адрес, заявляя, что подвергается политическим преследованиям. 

Черняховский Сергей, KM.RU


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.