Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Западные НПО: как действуют идеологические вирусы

20 мая 2011

Третий социальный сектор - это огромное разнообразие неправительственных организаций (НПО, по-английски - non-governmental organization - NGO), которые могут действовать как своего рода идеологические вирусы, связанные почти неуловимыми командами в одну сеть.

Как известно, вирус, хоть и является программой, противоположен системе. Противоположен не потому, что "программу можно использовать для пользы, а можно для вреда", а по своей сути. Вирус - это атомарная вещь. Он паразитирует на больших программах или системах (в т.ч. государственных), присоединяясь к клеткам тела, к командам программы, он подчиняет себе и то и другое. Вирусы успешны только в том случае, если им удается превратить клетки организма-хозяина в фабрики по производству новых вирусов. Клетка внешне остается такой же, как и была, и даже процессы в ней идут схожие, но управляет ею вирус.

Роль идеологических вирусов в случае с тем или иным государственным организмом, как показывают события в СНГ и на Ближнем Востоке, играют управляемые извне неправительственные организации (НПО) третьего сектора, главная задача которых - диффамация смысловой сферы и постепенный перехват управления.

О том, кто дергает ниточки сети НПО, ратующих за западные ценности и идеалы общества потребления, еще в июле 2003 года официально заявил глава американского Агентства по международному развитию (USAID), некогда бывшего подразделением разведки США, Э. Натсиос: "люди, получающие помощь по каналам НПО, не знают, что за большинством гуманитарных проектов стоит американское правительство". По его мнению, "это возмутительно".

Заявление Натсиоса стало следствием решения администрации президента США о "кардинальном улучшении имиджа Америки за рубежом". Одну из главных ролей в этом процессе американские чиновники отвели НПО, которым было официально предложено прекратить в любой форме критику Белого дома и стать "рукой Вашингтона". То есть и коммерческие, и общественные НПО должны официально объявить, что их деятельность является частью внешней политики США. (Кстати само USAID не сидит сложа руки, занимаясь с начала 90-х гг. совместно с фондом Сороса финансированием обучения специалистов по управлению т.н. независимыми СМИ для стран Восточной Европы, в т.ч. Беларуси, Украины и России).

Прозападные НПО не ставят перед собой задач распределения прибыли акционерам или директорам. Они преследуют совсем другие цели. Фактически их деятельность внутри государства начинает становиться основой "ассоциационной революции" (революции роз, каштанов, гвоздик, арматуры - кому что нравится).

Как известно, в государстве чиновников все разделено по ведомствам. Одни чиновники из года в год борются с коррупцией, вторые - собирают налоги, третьи - отвечают за культуру и так далее. Неповортоливый, забюрократизированный государственный организм, в котором все виды деятельности разделены на ведомственные отсеки, практически ничего не может противопоставить сети ("рою") негосударственных структур, прорывающихся на стыках ведомственных интересов. То, что делают эти вирусы "демократии", вроде бы находится на грани закона, но за эту грань не заходит. И государство оказывается в тупике. Правоохранительные органы, пожимая плечами, норовят спихнуть дело на спецслужбы, те - на налоговиков, а в результате реального противодействия такой специфической агрессии вроде и нет. Государства становятся похожими на неуклюжие и медлительные клетки, атакуемые мелкими и чрезвычайно подвижными вирусами. Идеологические вирусы прозападных НПО фактически захватывают неповоротливое государство, пронизывая его тело своими сетями, превращая государство в орудие своей воли.

Американские ученые, разрабатывающие стратегию ведения сетевых войн (Д. Аркилла и др.), утверждают, что такое социальное воздействие ведется на транснациональной основе, огромная роль принадлежит правильному проектированию и использованию форм коммуникаций и информационных технологий. В ход идут и демагогия о "правах человека", и всевозможные гуманитарные проекты, и политические перевороты. Порой дело доходит и до прямых авианалетов "миротворцев". Как это делается на практике, видно на примере бывшей Югославии и происходящего сегодня на Востоке и в Африке.

В Беларуси стимулирование (в т.ч. материальное) роста "третьего сектора" весьма активно осуществлялось, например, в рамках программы "Альянс партнерства Каунтерпарт" (САР), финансируемой Агентством США по международному развитию. САР - один из сетевых "узлов", координирующий усилия по повышению социально-политической активности белорусских НПО. По сути дела, "Альянс" не столько расширяет сферу гражданского ("демократического", "открытого" и т.п.) общества, сколько задает параметры его развития в соответствии с рекомендациями администрации США. В сходном направлении активно работают немецкие и польские структуры. Приоритетами их деятельности, как правило, являются т.н. образовательные семинары, которые, если верить организаторам, "способствуют повышению общего уровня политической культуры участников".

Всякая информационная самообучающаяся система, в т.ч. социальная, может быть перепрограммирована лишь в рамках оставшейся у нее избыточности хаоса. Это значит, что одним из основных объектов информационной обработки должна быть молодежь, имеющая максимальный ресурс для перепрограммирования. Разрушение устоявшихся структур способствует повышению избыточности хаоса, увеличивая тем самым возможности для перепрограммирования систем. То есть на определенном этапе воздействия может возникнуть положительная обратная связь, ускоряющая процесс перепрограммирования. В общем, то, что мы наблюдали, например, в ходе пресловутых цветных революций на постсоветском пространстве или нынешних событий в Африке и на Ближнем Востоке, можно назвать "управлением через хаос", инициатором и проводником которого является контролируемая Западом сеть НПО.

Небольшая иллюстрация того, как это было на Украине. По данным Министерства юстиции Украины, на 1 января 2004 года в республике было зарегистрировано 399 международных организаций, 421 благотворительная организация с международным статусом, 179 структурных ячеек НПО зарубежных государств (в сумме получается 1000 "контор" подрывной антиукраинской деятельности! Неудивительно, что оранжевая буза не развалилась сразу - прим. В.Зыкова). Их сеть развивалась в первую очередь благодаря иностранной финансовой помощи зарубежных доноров NGО-НПО. Бюджеты 90% НПО составляли от 50 до 300 тыс. долларов, тем не менее, каждый десятый имел 500 тыс. долларов и больше. Самыми крупными получателями стали Международный фонд "Возрождение" и Институт "Открытое общество" скандально известного финансового афериста международного масштаба и американского мультимиллионера Дж. Сороса. При этом гранты, на которые выделялись средства, предоставлялись под проекты, которые заказывала сама организация-донор.

О том, куда шли средства, указывала во время "стояния на Майдане" в статье "За "каштановой революцией" видна рука США" авторитетная британская "The Guardian". Анализируя ситуацию на Украине, британские авторы утверждали, что "кампания оппозиции, возглавляемой Виктором Ющенко, организована блестящим и изощренным умом американских политтехнологов, дипломатов и прочих консультантов, а заказчиком "каштановой революции" стало, несомненно, правительство США". НПО обеспечили этой кампании весь необходимый антураж - от информационного обеспечения до символики и бутербродов с колбасой.

Самое интересное, что подготовка этой кампании для украинских властей была "секретом Полишинеля". Дело в том, что еще в конце 2003 года Временная следственная комиссия Верховной Рады Украины по вопросам установления фактов заграничного вмешательства в финансирование избирательных кампаний через НПО провела соответствующее расследование. В отчете о проделанной работе, обнародованном председателем В. Мишурой почти за полгода (!) до "оранжевой революции", указывается, что "иностранные спонсорские структуры имеют на Украине достаточно разветвленный и достаточно эффективный аналитический информационный и пропагандистский механизм, который служит легальному продвижению на идеологическое поле Украины тех или иных идей..." По мнению комиссии, определенная часть негосударственных структур, имеющих зарубежное финансирование, фактически, является инструментом влияния иностранных государств, а деятельность ряда "так называемых "аналитических центров" представляет собой, по сути, легализованную разведку. Особо отмечается, что "формы сотрудничества НПО с органами государственной власти также содержат в себе характерные особенности влияния на политику" [1].

Согласно отчету членов Верховной Рады, "главный смысл и содержание деятельности негосударственных организаций - это создание на Украине инфраструктуры и атмосферы, которая оказывает содействие успешному проведению идеологической обработки населения... НПО всасывают к себе интеллектуалов и превращают их в "агентов влияния" - пропагандистов и апологетов западной демократии. Менеджеры НПО являются полностью политическими деятелями, которые занимаются политикой нового типа, подозрительно напоминая "вербовку" недавнего прошлого...". По мнению членов комиссии "деятельность финансируемых западными государствами агентств и институтов... достигла масштабов, адекватных прямому вмешательству во внутренние дела суверенных государств". В документе указывается, что "в большинстве случаев такие структуры служат просто "крышей" для деятельности иностранных спецслужб", которые под видом агитации за демократию, свободу слова и права человека, обеспечения "прозрачности" избирательного процесса, "обслуживают интересы только определенных конкретных политических сил и кандидатов" (Ющенко, Тимошенко) [2].

Ответ на вопрос - почему результаты работы комиссии оказались гласом вопиющего в пустыне, а распространяемая на Украине вирусами нового мирового порядка бандеровская инфекция переросла в гангрену, скорее всего, следующий. Для того, чтобы одна информационная самообучающаяся система (в данном случае сеть оппозиционных структур) была способна целенаправленно перепрограммировать другую систему (власти), она должна ее понимать, т.е. знать примерный результат при подаче определенного входного сообщения. Подбирая соответствующие входные данные, можно заставить информационную систему противника "смотреть на мир чужими глазами". А с этим у украинской "оппозиции" (как годом ранее у грузинской) проблем не было. Особенно если учесть, что к моменту взятия власти и Ющенко и его ближайшее окружение (как и Саакашвили) уже успели поруководить в качестве влиятельных чиновников тех режимов, которые затем и "свергли" на майданах и телеэкранах. (Чего потом удивляться и гадать - 6 или 11 экс-вице-премьеров Украины оказалось среди главных майданщиков и какую зарплату получает в фонде Сороса грузинское руководство).

Сходные процессы идут в сегодняшней Белоруссии. Поскольку, как известно, "молодым везде у нас дорога", основной упор делается на работу с молодежными структурами. Их взаимодействие с различными иностранными фондами осуществляется через систему предоставления грантов для реализации определенных проектов. Например, по инициативе Восточноевропейского демократического центра (IDEE) в Германии стали проходить мероприятия, в которых участвуют представители молодежных организаций Беларуси, посвященные подготовке руководителей молодежных движений, развитию лидерства, оказанию помощи в разработке программ под гранты и перспективам их финансирования. Наибольшую активность в деле финансирования белорусской "оппозиции" проявляют такие организации, как фонд "Национальный вклад в демократию" (США), Международный республиканский институт (США), Национальный демократический институт (США), фонд "Открытое общество" (США), Европейская комиссия ТАСИС, Вестминстерский фонд за демократию (Великобритания), Фонд имени Ф. Эберта (Германия) и др. Целый ряд финансируемых Западом НПО функционирует в Польше. Среди наиболее значимых структур: фонд "Образование для демократии", Фонд имени Стефана Батория, "Институт в поддержку демократии в Восточной Европе", "Польско-американский фонд свободы". Польскими НПО, активно сотрудничающими с зарубежными структурами и поддерживаемыми западными правозащитными организациями, была создана и рабочая группа "Заграница", основная цель которой - реализация конкретных программ по продвижению "демократии" и формированию "гражданского общества" в государствах Восточной Европы.

В заботе о белорусской демократии, не отстают от поляков и литовцы. Достаточно вспомнить скандал вокруг смерти высокопоставленного офицера ДГБ (работавшего под прикрытием должности советника генконсульства Литвы в Беларуси) Витаутаса Поцюнаса, который по собственной инициативе и без согласования с руководством своей спецслужбы начал расследовать расходование 420 миллионов долларов, "выделенных конгрессом США на свержение режима белорусского президента Александра Лукашенко" [3].

Казалось бы, зарубежные НПО в Беларуси вроде бы поприжали в 2000-е гг. Однако львиную долю основной задачи они к этому времени выполнили. Выпестованные западники, "смотрящие на мир чужими глазами", неплохо чувствуют себя в сфере идеологии и подготовки высших управленческих кадров. Небольшой пример. Сын крупного советского идеолога (фронтовика) искренне заявляет, что в 41-м немцев не так поняли, а сегодня НАТО защищает белорусов от России. Зачем вымаливать тысчонку баксов (как в 90-е) под какой-нибудь грант, чтобы внедрять подобные мысли в головы белорусов, если теперь это можно сделать за государственный счет? И получить не тысчонку-другую, а сразу несколько сот тысяч? Причем получить из бюджета, пусть и в эквиваленте в белорусских рублях, зато под фикцию, не имеющую отношения ни к науке, ни к практике?

Почему подобное возможно в Союзном государстве Беларуси и России? Процитирую выдержку из изданной в Москве книги белорусского западника, эксперта одной из НПО В. Карбалевича: "Это в значительной мере есть результат всей прежней политики РФ, которая помогала создавать белорусскую социальную модель..., защищала Минск от критики Запада, международных организаций. В результате наступил момент, когда Россия стала заложницей собственной политики. Оказалось, что страна, которая по социо-культурной близости, структуре экономики и внешней торговли, логике союзнических отношений должна быть самой зависимой от России, в реальности стала государством, на которое Москва имеет наименьшее влияние. Доступ сюда российского капитала ограничен. РФ не может оказывать влияние на политику Беларуси с помощью поддержки пророссийских организаций, как в других постсоветских государствах... Здесь нет не только пророссийских структур в виде негосударственных организаций, аналитических центров, СМИ и пр. На Украине, в Молдавии, даже государствах Прибалтики они есть, а в стране, которая полтора десятилетия истово объединяется с РФ, они не просматриваются даже на горизонте. Проевропейских структур много, а пророссийских - нет. На этом фланге все забетонировано и заасфальтировано" [4].

Ссылки:

1. Союзная газета от 15.06.2004.

2. Там же.

3. Подробнее см.: Коммерсантъ от 26.10.2006, Рэспублiка от 29.12.2006.

4. Александр Лукашенко: политический портрет. М, 2010. - с.568-569.

REGNUM-Беларусь

Николай Малишевский

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины