Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Асимметричный ответ Поднебесной

28 апреля 2011
<
Увеличить фото...  
Источник: "Столетие"

Почему Пекин пытается снабдить своих близких союзников ядерными и ракетными технологиями

Как и всякая другая держава, Китай вынужден отстаивать свои национальные интересы. Превращение Поднебесной во вторую по своему значению геополитическую силу означает ее неизбежное противостояние с Вашингтоном и его союзниками. Но эффективно работающая экономика - не гарантия защиты интересов страны. Намного более действенное средство утверждения собственного «я» на международной арене – обзаведение своим ядерным потенциалом и его укрепление.

Может показаться, что как раз по этой части дела у Пекина обстоят не так плохо. Китайцы, не без нашего участия, сумели разработать ядерное оружие еще в 60-х годах прошлого века, став одной из пяти ядерных держав, за которыми Договор о нераспространении ядерного оружия закрепил монопольное право на обладание подобными средствами сдерживания. Однако в действительности часть китайского ракетного парка состоит из «древних», разработки еще 60-70 годов ракет «Дунфэн» - «Восточный ветер» - третьей, четвертой и пятой модификаций. Они, если судить по просочившимся в открытую печать данным, имеют не слишком большую дальность полета, да к тому же еще являются жидкостными, то есть требующим повышенного внимания в процессе обслуживания. Новых ракет типа «Дунфэн-21», ее собратьев с индексами «31» и «41» крайне мало, перевооружение ими частей КНА второго артиллерийского корпуса Народно-освободительной армии Китая - нашего аналога РВСН - еще только начинается. О других компонентах ядерной триады и говорить не приходится.

Призванная решать стратегические задачи китайская атомная субмарина с ядерными ракетами на борту проекта 092 «Чанчжэн-6» - «Великий поход-6» - существует в единственном экземпляре.

По отзывам японских, тайваньских и южнокорейских источников, КНР так и не смогла до конца решить все проблемы, связанные с надежной эксплуатацией подлодки. Пока не приходится говорить и о третьем компоненте ядерной триады – воздушном. Причина банальна, у китайцев нет своего варианта ядерного стратегического бомбардировщика – клоны старых советских машин не в счет.

И уж совсем нивелирует все усилия нашего великого восточного соседа по задействованию своих ядерных сил развертывание американцами системы противоракетной обороны. И если в случае с Россией Вашингтон использует стратегическую ПРО, то в случае с Китаем все намного проще. Американцам достаточно расположить свои обычные зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот» на территории Южной Кореи и Японии. Тем самым создается возможность обнаружения и перехвата китайских «изделий» уже на начальном этапе полета, в тот момент, когда МБР наиболее уязвима. Собственно, США комплексы «Пэтриот» там уже разместили. Теперь стоит задача «протолкнуть» их в другие страны, не слишком дружественно настроенные по отношению к китайцам – в Таиланд и Лаос.

Американцы лелеют надежду, что к их усилиям подключится также Индия. Тогда по периметру КНР, словно удавка, расположатся базы ракет-перехватчиков.

Добавьте к этому возможности американского флота, имеющего в своем распоряжении эсминцы, оснащенные комплексами «Иджис», которым вполне по силам и уничтожение ракет противника в полете - и картина для Пекина вырисовывается не слишком оптимистическая. Этими боевыми кораблями с комплексами «Иджис», добавим, японские и южнокорейские ВМС уже обзавелись.

Что делать Пекину? Просить помощи у Москвы? Но наш стратегический союзник стремится быть самодостаточным во всех начинаниях. Только вот сам он создавать современные образцы средств доставки ядерных боезарядов не может, даже на разработку относительно простых «изделий», вроде ранних «Дунфэнов», у Пекина ушло более десяти лет. Поэтому в Поднебесной выбрали иной путь. КНР пытается раздать своим близким союзникам ядерные и ракетные технологии, логика проста: Америка должна будет распылить свои силы. Асимметричный ответ Поднебесной заключался в поставке технологий разработки и производства оружия массового поражения, а также ракетного оружия своим союзникам – Ирану, Пакистану и Северной Корее.

Заключив в 1990-м с Тегераном соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики, Пекин поставлял ему реакторы и обучал специалистов из исламской республики.

Эксперты считают, что без участия Китая даже промышленная добыча урана стала бы практически неподъемной задачей для Ирана. Неплохим подспорьем для иранцев стала китайская помощь в сооружении завода по производству гексафторида урана, получение которого дает возможность разделения изотопов урана с атомным весом 235 и 238. Впрочем, на этом братская помощь не закончилась: Китай был замечен в поставках Ирану ракет средней дальности. Взаимодействие на этом направлении началось еще в годы ирано-иракской войны, когда Пекин снабжал Тегеран крупными партиями противокорабельных ракет. Есть все основания полагать, что китайские специалисты-ракетчики щедро делились знаниями со своими иранскими коллегами.

Еще более значимым было содействие Исламабаду. Предоставленные Пакистану чертежи одной из ранних версий китайских ядерных боезарядов помогли пакистанцам обзавестись - в пику своим извечным врагам индийцам - ядерным оружием. Мало кто скрывал информацию о том, что Поднебесная «подсобила» Пакистану построить собственные предприятия по производству плутония. Небескорыстно: например, гексафторид урана китайцы поставляли пакистанским атомщикам «по бартеру» на полученные ими из Европы технологии изготовления центрифуг, с помощью которых и производится разделение изотопов урана. Позже он и был использован в первых созданных и испытанных пакистанцами ядерных зарядах. Все эти сделки совершались несмотря на то, что Пакистан так и не дал согласия на полную инспекцию своих ядерных объектов МАГАТЭ. К тому же, как известно, эта страна особой политической стабильностью не отличалась практически никогда.

Государства, которым с помощью Пекина достались ядерные секреты, начали ими обмениваться между собой. Скажем, иранский завод в городе Натанзе был построен с помощью пакистанцев, передавших технологии обогащения урана с помощью центрифуг. Что подтверждают переданные ливийцами в 2004-м Вашингтону чертежи старого варианта китайской ядерной бомбы, которые они смогли приобрести в Пакистане.

Конечно, Муамар Каддафи тогда не предполагал, что полный отказ Триполи от ядерной программы и попытки установить равноправные отношения с Западом тот не оценит…

Пекин поймали с поличным. Поэтому в конце девяностых – начале двухтысячных Китай предпочел сменить тактику. Отныне он решил работать с «посредником»: Северной Кореей. К тому времени Пхеньян уже успел довольно далеко продвинуться в своих начинаниях по созданию ракетно-ядерного щита. В августе 1998-го была запущена ракета «Пэктусан», чуть раньше, весной того же года, как утверждают некоторые источники, северокорейцы испытали в Пакистане свое ядерное оружие, которое, опять же, было создано в тесной кооперации с Исламабадом. Главный акцент был сделан на обмене КНДР ракетными технологиями с Ираном и Пакистаном. Все операции, естественно, не подлежали огласке, однако случались и проколы. Одним из них стало задержание в 1999-м северокорейского судна «Кувольсан», перевозившего ракеты для пакистанцев, в индийском порту. Пхеньян сделал выводы и с той поры стал пользоваться воздушным транспортом. При этом - за исключением инцидента в индийском порту - все происходило довольно гладко. КНДР действовала в тесной координации с Пекином – рейсы из Северной Кореи в Иран или Пакистан можно осуществлять лишь через китайскую территорию. Впрочем, операции по доставке необходимого оборудования и материалов северокорейцы наловчились осуществлять и через третьи страны в обход территории КНР.

В итоге иранцы и пакистанцы начали производить ракеты, которые по своим характеристикам и даже внешне напоминают соответствующие северокорейские изделия.

Тем самым целей для американской ПРО добавилось – Вашингтон вынужден уделять внимание уже не только Китаю.

Американская противоракетная удавка, которую он уже было набросил на шею стратегическим ядерным силам нашего южного соседа, ослабла. Более того, в последнее время проявляет все больший интерес к ядерным разработкам Бирма – Мьянма. Практически нет сомнений, что между Пхеньяном и Нейпьидо налажено военное сотрудничество: в обход санкций ООН уже идет закупка наступательных вооружений – артиллерии, систем радиоэлектронной борьбы, боевых машин. Взамен китайцы давно уже разместили на принадлежащих Бирме островах в Индийском океане станции слежения.

Насколько оправдана эта не самая тонкая, но эффективная игра Пекина? Ответ: настолько же, насколько оправдано непрекращающееся военное вмешательство США в дела большинства стран мира. Игра опасная, однако в Пекине руководствуются известной аксиомой насчет того, что всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она может себя защитить.

Специально для Столетия

Дмитрий Мельников

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины