Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

А. Шарий: «Я ненавижу жлобье, и когда я смотрю на убиваемый жлобьем Киев, я ненавижу жлобье все сильнее»

17 мая 2010
<
Увеличить фото...  
Источник: "From-UA"

Одни его искренне недолюбливают, другие – напротив, им искренне восхищаются...

Причем последних больше. Но неоспоримо одно: статьи Анатолия Шария не оставляют читателя равнодушным, они цепляют за живое, заставляют думать. А это самое главное для журналиста.

Анатолий Шарий является топовым автором From-UA на протяжении многих лет, едва ли не каждый его материал сопровождается десятками, сотнями комментариев, в которых к нему накопилось немало порою нелицеприятных вопросов. Пришло время их задать. Итак, к барьеру, Анатолий!

From-UA: – Твои материалы о жлобах заполонили Интернет. Поэтому тебя часто уличают в украинофобии и нелюбви к простому люду. Насколько это соответствует действительности?

А. Шарий: – Давай для начала определимся, кто такие жлобы. Вообще, по легенде, первоначально определение жлоб расшифровывалось так: житель Ленинградской области. Сейчас, конечно же, ореол распространения этого удивительного сословия чрезвычайно сильно расширился. В моем понимании, это люди, у которых вместо понятий о культуре и нормах поведения выросло нечто корявое и дурно пахнущее.

Это люди, для которых мат на улице – норма, для которых в мочеиспускании на Консерваторию нет ничего предосудительного. Это пивососущее быдло, приезжающее в мой город с одной целью – нажраться и послушать Наталку Могилу.

К сожалению, сегодня Киев превратился в такой себе сельский клЮб, где и так не продохнуть от жлобья, но куда оно, жлобье, все лезет и лезет. Уже места нет, ребята, куда вы лезете? При этом не стоит путать жлобов с просто приезжими гражданами. Что делать жителю какой-нибудь Винницкой области, где нет работы, нет перспективы, нет ничего? Он смотрит телевизор, слышит о том, какие деньги зашибают жители столицы, и, естественно, в один прекрасный момент решается, едет за счастьем.

Что его здесь ожидает – дело десятое. Нередко – съемная троещинская конура на двадцать пять человек и пахота от заката до рассвета. Но если человек едет с целью – он чего-то обязательно добьется. Если же единственная цель – «повисеть» и «шоб усьо було как в фильме», то такой приезжий будет относиться к городу Киеву, как к перрону, где можно нагадить, да и свалить.

Вы думаете, это киевляне парки вырубают? Киевляне сносят памятники архитектуры? Это Довгие, внуки гуцулов и прочая шваль, для которых столица – просто мешок с деньгами без дна. Я ненавижу жлобье, и когда я смотрю на убиваемый жлобьем Киев, я ненавижу жлобье все сильнее.

Я не знаю, что такое «украинский простой люд». Это те, что на лавочках под моим окном «Червону калину» по ночам горлопанят, а наутро после них все вокруг мусором и битой тарой завалено? Ок, я не люблю такой простой люд.

From-UA: – Ни для кого не секрет, что Анатолий Шарий – ярый гомофоб. Откуда такая дикая неприязнь к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации?

А. Шарий: – Понятие «гомофоб» придумали гомосексуалисты. Им нужен ярлык, который можно было бы прицепить ко лбу тех, кто относится к ним адекватно, то есть – терпеть их не может.

Я всегда говорил и писал – за закрытыми дверями они могут заниматься чем угодно: могут друг друга обмазывать экскрементами, могут лаять по-собачьи и откусывать друг дружке носы. Но когда эта грязь вылазит на экраны телевизоров, когда этих больных людей выпускают на площади, когда бесполое существо по кличке Монро начинает вести передачу для женщин и советует, как строить отношения, – это ненормально.

Ненормально, когда этому отребью позволяют усыновлять детей, ненормально, когда переписывают законы в угоду кучке любителей анального секса.

Вы хотите, чтобы в Украине за слово против гомосексуалиста, сказанное на курилке, увольняли с работы, как это происходит в Британии, к примеру? Я не хочу. Я знаю, к чему привела гнилая толерантность в Европе и Штатах, где гомосексуалисты жгут церкви, и я могу представить, что будет, если им дать хоть палец в виде каких-то привилегий. Оттяпают руку и не подавятся. Вот откуда моя дикая неприязнь к гомосексуалистам.

From-UA: – Ты часто освещаешь в своих статьях проблемы близких тебе друзей, как в случае с Беружоном Кристианом Луи и Андреем Лобановым. Что это – стремление помочь, заработать или банальное тщеславие?

А. Шарий: – Я делаю то, что должен, по мере возможностей, делать каждый журналист. Как можно пройти мимо, когда тебя просят о помощи? Кого-то разводят на квартиру, пользуясь тем, что везде «свои» и рука руку моет. Кого-то выгоняют на улицу без гроша, используя свое привилегированное положение натягивателя трусов от кутюр на жопы оранжевых властителей. В кого-то на улице стреляют и кричат при этом «я полковник СБУ, мне ничего не будет».

Но когда человек обращается к журналистам, он слышит... суммы! Причем суммы немалые. К примеру, одно наше очень цитируемое издание за статью о квартирном разводе запросило 6 тысяч долларов. Вы что, спрашиваю, офонарели что ли? Офонарели. Развратились.

Я не говорю, что чужд таких вещей, как проплаченные материалы. Те из журналистов, кто такое говорят – или просто лгут, или получают очень большую ставку, или они никому не нужны, и им никто таких материалов не заказывает. Но, во-первых, под такими статьями чаще всего не моя фамилия, во-вторых, я отношусь к подобным вещам с изрядной долей осторожности и с точки зрения морали. Морально выверенная заказуха – во как! (улыбается. – Авт.). Писать, к примеру, о том, что нужно срочно построить вместо парка жилой массив, как это делают (за поляну, не за деньги даже!) многие мои типа коллеги, я не стану никогда.

Но если один распухший от бабок пузырь хочет отнять у другого пузыря завод, который тот отнял у него раньше, и заказывает статью по этому заводу – почему бы и нет? Я на бензин в неделю трачу триста долларов, и без таких пузырей не смог бы везде успевать, не смог бы не думать о деньгах и не смог бы помогать тем, кому это реально нужно.

From-UA: – В своих материалах о ГАИ ты, как правило, принимаешь сторону гайцов, всячески защищаешь, оправдываешь. Согласись, это довольно странно и непривычно для нашего народа. Откуда такая любовь к автоинспекции?

А. Шарий: – Знаешь, когда я начал понимать, что 90% россказней о негодяях-гаишниках – не более чем сказки? Когда сел за руль. За все годы моего вождения «просто так» придолбались лишь раз. Один раз за много лет! Остальные остановки – за проезд на красный, за превышение, за двойную сплошную. В ГАИ более 20 тысяч сотрудников, и я допускаю мысль, что там есть и откровенные подонки. Но говорить о том, что таких большинство – неверно и глупо.

Тот, кто кричит о «сволочах-гаишниках», которые «жизни не дают», видел когда-нибудь шесть трупов после «полета» пьяного урода? Видел он сбитую на пешеходном переходе беременную женщину, общался с родственниками погибших под колесами алкаша детей? В 2005 году, когда ГАИ «отменили», я, как и миллионы украинцев, понял окончательно – без этой службы на дорогах Украины наступит кровавый хаос. Кроме того, в 99% случаев в даче взятки виновны сами водители. Не хочешь – не давай, соглашайся с протоколом. А уж если дал – не воняй потом по форумам «ах, негодяи, взяли взятку!». Петь в унисон сотням писакам-любителям жареного, большинство из которых и машины-то не имеют, я не буду.

From-UA: – Когда дело касается политики, ты обычно критикуешь и донецких, и оранжевых, и всех остальных. А есть ли хоть одна политсила в Украине, которой ты искренне симпатизируешь и никогда не назовешь ее сборищем воров и лицемеров?

А. Шарий: – Такой партии нет, и никогда не будет, потому что любая земная власть несовершенна. Я искренне симпатизирую Регионам и искренне не люблю помаранчевых. Это моя позиция, я жарил оранжевых на протяжении всех пяти лет их бездарного и преступного правления. Я не стал одним из тех, кто «резко сменил взгляды» с приходом к власти Януковича, и могу этим гордиться.

Но то, что мне нравятся регионалы, не значит, что у них есть индульгенция на резкие статьи Шария. Если депутат Партии регионов Мирошниченко отбирает у тысяч киевлян Голубое озеро, я буду о нем писать, как о бандите. Потому что такие действия ломают все, что с трудом выстраивается новой властью.

К слову, в Раде есть достаточно хорошие и умные люди. Правда, не скажу, что их большинство. Было бы хоть 10% таких людей – жили бы по-другому...

From-UA: – Это правда, что в твоей биографии не обошлось без криминального прошлого? Гоп-стоп, хулиганка...

А. Шарий: – Практически у каждого в шкафу имеются скелеты. Я содержимое своего шкафа вытряхнул много лет назад. Теперь никто не сможет мне сказать – «э, да я вот тут нашел о тебе...». Все, кто что-то «нашел обо мне», написано и рассказано самим мною! Дурачки, которые вылазят под статьями с такими откровениями, просто смешны.

Не представляешь, как достала уже замусоленная тема судимостей Януковича, к примеру. Он свое отсидел, он расплатился за то, что сделал по молодости. А те, кто его обвиняют – расплатились? Те, кто воняют на каждом углу о «бандитах», – чистые? У них прорези для крыльев в костюмчиках по двадцать тысяч долларов имеются?! Что-то я не видел таких прорезей... Прошлое – это прошлое, интересней и важнее то, что у человека в настоящем.

From-UA: – Ходят слухи, что когда-то ты мог спустить в казино или на игровых автоматах целое состояние? Насколько это близко к правде?

А. Шарий: – Мог проиграть очень много, все, что было, за ночь. Лудомания – болезнь, наркотическая зависимость, и, слава Богу, что эта проблема мною очень давно решена. Моральные уроды, конечно же, продолжают мусолить тему «бывшего игромана» под статьями, но это уже мертвому припарка. Собаки лают – караван идет.

Да и критики-то кто? Я – игроман в прошлом, но много лет занимаюсь тем, что борюсь с пороками общества в своих публикациях, он – алкаш и чмо в прошлом, настоящем и будущем. Кто из нас более полезный обществу человек?

From-UA: – Ты являешься ярым противником спиртного, курения и, очевидно, наркотиков. Нередко такую позицию занимают люди, у которых в прошлом были проблемы с «зеленым змием» или наркотой...

А. Шарий: – У меня никогда не было проблем ни со спиртным, ни с наркотиками. Я вообще не пью, даже пива и даже по большим праздникам.

Я не планирую отсюда уезжать, и мне не все равно, каким будет украинское общество через десять-двадцать лет. Будет ли это общество спившихся и проколотых напрочь инвалидов, или украинцев будут знать не только как поставщиков шлюх для всего мира, как страну, где туберкулез стал чем-то наподобие насморка, и где СПИДом каждую минуту заражаются десять человек.

Я знал одну женщину, которая любила говаривать – «э, наркоманы – не люди», а потом застала своего сына в ванной, когда тот в пах кололся. Эта проблема касается всех, и никто от нее не застрахован. Потому, я не спрашиваю, по ком звонит колокол, а борюсь с этим злом по мере сил.

From-UA: – По какому принципу ты решаешь, о чем будет твой следующий материал? Ты чаще стараешься освещать актуальные, не «остывшие» темы, или любишь поразмыслить и написать что-то на вечные темы – культура, общество, криминал, политика?

А. Шарий: – Когда как. Главное, чтобы было желание осветить тему, главное, чтобы тема цепляла. Если она меня не задевает за живое – как она читателя заденет?

Если ты думаешь, что грязь мира для меня является допингом – ошибаешься. Я люблю настоящую, непластмассовую музыку, коллекционирую антиквариат и могу часами бродить по залам художественных музеев или галерей. Конечно же, хотел бы писать о прекрасном больше и чаще, но жизнь такова, что приходится освещать именно мерзость этого мира. Я не решаю, о чем будет следующий материал. Решают те, о ком он будет.

К примеру, решили яйцами депутаты побросаться – следующий материал о них. Они сами его, считай, заказали! Решил Дениска Комарницкий на захват книжного магазина «Сяйво» заслать сотню уродов – следующий материал об этом. Мне постоянно звонят люди, и я всегда стараюсь присутствовать там, где что-то происходит, всегда быть в курсе и в гуще событий. Но иногда еду в машине, и вдруг посещает голову какая-то мысль по поводу следующей статьи, причем мысль из серии «Так есть ли жизнь на Марсе?!». Тут главное – не забыть эту мысль! (улыбается. – Авт.).

From-UA: – Нередко в статьях Анатолия Шария фамилии депутатов и госчиновников преподносятся с криминальным оттенком, а то и в открытую в чем-то обвиняются. Не боишься за свою жизнь?

А. Шарий: – Ну, вот я сейчас скажу – «нет, не боюсь, мне плевать!». Не скажу. Это не страх, это полное осознание того, чем занимаюсь. Я никогда не выхожу из дома в одно и то же время, никогда не езжу по одним и тем же маршрутам, никогда не скажу по телефону лишнего. У меня нет паранойи, но никто, кроме близких, не знает, где я останусь ночевать сегодня или завтра. Данная система вошла в привычку, и меня не напрягает такой «плавающий график».

При этом я вполне отдаю себе отчет в том, что если захотят – пристрелят. Даже президента США пристрелили, а тут какой-то журналист. Но это касается на самом деле серьезных людей. А гопоты с арматурой, нанятой каким-нибудь кретином местного пошиба, я не боюсь – это честно.

Главное – не считать себя фигурой, равной Черчиллю. Смешно иногда слышать от мега-журналистов какого-нибудь супер-сайта «Мир Тернопольщины» о покушениях. Из области «пять выстрелов в голову – мозг не задет».

А многие из тех, кого нет сегодня с нами, знали, на что и за что идут. Не хочу упоминать всуе известные всем имена некоторых почивших коллег, замечу лишь: если ты играешь с политиками в высокооплачиваемую игру по их правилам, то будь готов к тому, что игра закончится не так, как ты этого ожидаешь.

From-UA: – Не так давно ты стал лауреатом международной премии Yousmi Web Journalism Awards'09. Рассчитывал ли ты на победу или это стало неожиданностью? Расскажи, пожалуйста, подробней об этой истории.

А. Шарий: – Я случайно узнал об этой премии, выслал им один свой рассказ. Выслал и забыл. А через несколько месяцев нашел в Сети информацию о том, что победил в номинации «Лучший рассказ». Его выбрали из трех тысяч материалов, среди статей и рассказов, которые пришли из тридцати стран мира. Думал ли я, что выиграю? Да нет, конечно. Написал письмо организаторам, они извинились, что забыли пригласить в Минск на церемонию награждения, и статуэтку выслали. Вот и вся история.

Беседовал Константин Харченко

 

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины