Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Украина

Анатолий Шарий: Как меня высылали из Голландии в Украину

Источник: "Полемика"
19.07.2013

Ввиду того, что мое задержание обросло множеством подробностей, о которых я узнал впервые, а также просто ввиду того, что я с огромным уважением и признательностью отношусь к проявленным коллегами солидарности и объективности в освещении моего дела, я расскажу все «от» и «до». Впрочем, «до» в этом деле еще далековато.

Итак, 16-го июля около 10-ти утра я с подругой отправился в автомагазин в городе Алкмар, что за 45 километров от Амстердама. Когда мы вышли из магазина, увидели, что автомобиль заблокирован полицейским на мотоцикле.

-         Вот этого еще не хватало, - произнес я, и подошел к правоохранителю.

-         Документы.

-         На машину?

-         Нет, ваши.

Я протянул ему свою карту – вид на жительство в Литве. Дело в том, что у меня ныне два основных документа – паспорт беженца и эта карта. Паспорт я предъявляю при покупке авиабилетов, при получении (отправке) денег платежными системами и так далее. С собой его стараюсь не возить – документ важный, не дай Бог, потеряется.

Полицейский взял в руки мою карту, не глядя на нее что-то сказал в рацию, прикрепленную на шлеме. В тот же момент рядом притормозила машина с надписью «politie». Из нее выскочил еще один страж правопорядка.

Я понял, что дело серьезно – полицейский держал руку на кобуре, предложил мне повернуться спиной, положить руки на крышу его авто.

Моя спутница спросила по-английски «в чем дело?», он что-то ответил, я не услышал – что.

-         Нет, вы не понимаете, он политический беженец, это невозможно, - начала говорить она, но полицейские не слушали.

Как оказалось впоследствии, тот, что подъехал на авто, сразу сказал, что я в розыске на Украине.

Мне защелкнули наручники на запястьях, усадили на заднее сиденье, подругу оставили стоять на улице.

Уже находясь в машине, я увидел распечатки со своей фотографией.

-         За что меня задержали?

Полицейский, явно нарушая инструкцию, тихо ответил, не поворачивая головы:

-         По тебе пришло много запросов из Украины, в Европе ты ничего не совершал. Смотри.

Он показал мне страницу, исписанную мелким шрифтом. Я рассмотрел только мои данные вверху.

Привезли в тюрьму при полицейском управлении. Процедура стандартная – лицом к стене, ноги на ширине плеч, обыск. Сопровождало меня в камеру человек пять, смотрели, как на достопримечательность, перешептывались. Вроде бы как Аль Капоне удалось задержать скромным алкмарским полицейским.

Посадили в одиночку – очень маленькая, без окон, унитаз, кровать и столешница. Минут через тридцать явился начальник тюрьмы, начал что-то очень быстро говорить по-английски.

-         Я не понимаю.

-         Ты все отлично понимаешь!

-         Стоп, я азил (беженец  - авт.)…

-         Заткнись, понял?!

Это было более чем странным. Полиция тут не церемонится, но и до грубостей опускается крайне редко. Я «заткнулся», он тем временем протараторил что-то, из чего я понял только слова «расследование на Украине» и «не думай, что ты самый умный». Ушел.

Я начал анализировать ситуацию. То, что меня арестовали посреди улицы из-за какого-то «расследования на Украине» и «запросов», казалось невероятным. То, что это задержание походило на четкую спецоперацию, также оптимистических мыслей не добавляло.

В неведении прошло пять часов. В голландских тюрьмах правило – задерживают либо на шесть часов, либо на трое суток до суда, а суд решает, что с вами делать дальше. Мои шесть часов прошли в аккурат тогда, когда я через переводчика по спикерфону беседовал с адвокатом.

Женщина положила на стол документы с моей фотографией и начала:

-         Вас задержали по требованию украинских властей. Это очень странно и необычно, но полиция не говорит, что именно было в запросах из Украины.

-         ЗапроСАХ? Было несколько запросов?

-         Да, но они засекречены, знаю только, что речь идет о немедленной выдаче.

-         Что в этих запросах – узнать нельзя?

-         Речь идет о преступлении, за которое в Украине предусмотрен срок в 12 лет.

Тут как в книгах пишут: «стены поплыли у него перед глазами» и далее по тексту.

-         Я политический беженец.

-         У вас есть документ?

-         При себе не было, он в нескольких километрах отсюда, в квартире.

-         Как вы можете доказать, что являетесь беженцем?

-         Достаточно позвонить в посольство Литвы, я полагаю.

Однако адвокат меня «обрадовала» - «дело очень серьезное», потому позвонить не дадут. Она была явно удивлена таким поворотом событий, никто не сказал, что я – беженец. Пообещала связаться, раскланялась.

Минут через десять после того, как меня отправили обратно в камеру, вновь заглянул начальник тюрьмы. Я попросил позвонить в посольство Литвы или в Департамент миграции Литвы. Он же ответил:

-         Для этого потребуется много времени, я решил, ты будешь здесь три дня.

-         Можно позвонить в Литовское посольство? Я – беженец…

-         Да-да, слышал эти сказки.

-         Ок, ты – ковбой, я понял, бай, - я укрылся одеялом и отвернулся к стене.

-         Бай-бай, - он вышел и закрыл дверь.

Далее все, как в обычной голландской тюрьме – кофе и бутерброды в окошко, выход во внутренний дворик на час.

Если по мне есть некая договоренность, то могут и выдать. Если не хотят проверять наличие у меня статуса беженца – значит, именно не хотят проверять, значит, так ВЫГОДНЕЕ. Выгоднее для чего? Для того, чтобы выдать по-быстрому!

На следующее утро пришел другой адвокат. Он также не скрывал своего удивления:

-         Вас арестовали прямо на улице?

-         Да.

-         Может быть, вы неправильно припарковались, и это стало первопричиной?

-         Нет, у них были ориентировки на меня.

-         Выходит, полиция следила за вами? Это очень странно… Как вы можете доказать, что вы имеете статус?

-         Мой паспорт могут привезти, можно позвонить в посольство Литвы.

-         Они не хотят звонить. Завтра суд. Не будет паспорта, решение об отправке на Украину примется судьей очень быстро.

Уже позже я узнал о том, что мой паспорт подруга привезла в полицию в вечер ареста, но его почему-то не передали адвокату. Защитник подтвердил – Украина запрашивает выдачу, документы частично засекречены, речь идет о длительном тюремном сроке. Суд будет в Гарлеме.

Через час у меня состоялось свидание с сестрой и девушкой. Они меня попросту огорошили. Оказалось, что с Литвой связались сразу же, но в консульстве сообщили, что теперь все зависит от решения Нидерландов. Выходит, то, что я нахожусь под защитой Женевской Конвенции во всем Евросоюзе – не совсем правда. Достаточно запроса из Украины, и «все зависит теперь от решения страны, в которой вы находитесь».

Дело в том, что у меня самый полный статус, который только может быть. Я со своими документами могу свободно перемещаться по ЕС, жить и работать везде, где пожелаю. По крайней мере, так записано в моих документах и так гласит закон. При этом Литва, предоставившая мне убежище, самоустранилась в столь сложной для меня ситуации, что стало весьма неприятным открытием.

Абсурдная ситуация, при которой беженец со всеми документами может быть отправлен в страну, где ему угрожает опасность, становилась реальностью. Да, экстрадиция возможна исключительно вопреки Женевской Конвенции, да, это противоречит здравому смыслу. Но это – реальность.

Что уготовано мне структурой, столь сильно озабоченной моей выдачей, можно только представить. Уж явно не перина в камере люкс. Пресс-хата и то, что в украинской прессе двусмысленно именуется «тортурами».

Позже один из охранников в полицейском участке по собственной инициативе созвонился с адвокатом, потом с моими близкими, рассказал об имеющемся паспорте беженца. Вообще, рядовые полицейские очень отзывчивы, всегда помогут и подскажут, если есть вопросы.

И опять от родных я услышал эту мрачную фразу «влиятельные лица из Украины обратились к Нидерландам…» Что за лица такие? Захарченко? Или глава СУ ГУ МВД Украины, о чьих сотрудниках я написал статью на прошлой неделе?

Пришел день суда. Меня доставили в Гарлем, после нескольких часов ожидания в камере вызвали на беседу с адвокатом.

-         Итак, вы прекрасно говорите по-английски! – неожиданно начал он.

-         Не понял?

-         Не надо меня обманывать! – он протянул мне полную ориентировку на меня.

В ориентировке было указано, что я владею тремя языками (в том числе английским), и могу находиться в трех странах – Литве, России, Нидерландах. Также была указана и причина, по которой меня надлежит незамедлительно отправить на Украину, – заведомо неправдивое сообщение о преступлении. Конечно, речь шла об обстреле машины 13 июня 2011 года. 12 лет мне грозит именно за это преступление?

Постепенно все становилось на свои места. На прошлой неделе я выдал статью-расследование как раз об этом деле.

В двух словах. Старший следователь по особо важным делам СУ ГУ МВД Михаил Бартош, который расследовал данное дело, прописан по одному адресу в Киеве. По тому же адресу прописано еще два правоохранителя.

За две недели до обстрела авто милиционеры становятся богаты и независимы. Бартош покупает себе джип Паджеро, барышня-милиционер, живущая с ним, приобретает сразу две неплохие иномарки, а третий правоохранитель покупает Дэу Ланос радикально черного, нетипичного для данной модели, цвета.

В расследовании я указал дату приобретения – 30 июня 2011 года. Четыре машины на троих куплены в ОДИН ДЕНЬ. Дэу Ланос с номерным знаком АА2034ЕТ и номером  кузова SUPTF69YD7W331864 приобретен неким Андреем Шабашем. Шабаш в соцсетях выкладывает фото с охоты, на которых позирует с ТЕМ САМЫМ ружьем, которое правоохранители обнаружили на месте обстрела моего авто.

Для тех, кто не в курсе – я с самого начала утверждал, что стреляли из черного Ланоса. Этот автомобиль запечатлен также на видео с камер наблюдения, расположенных за пару сотен метров от места стрельбы. Помню, как следователи убеждали меня, что Ланос черного цвета – это нетипичный Ланос, и, возможно, он был зеленый или синий…

В общем, макаю по самые уши СУ ГУ МВД, а через неделю меня арестовывают по запросу неких «влиятельных личностей», и, надо же – по тому самому делу, по которому макнул!

Начались объяснения с адвокатом. Очень помогли газеты, переданные ему моими близкими. Он спрашивал – о чем в них идет речь, я объяснял. Объяснил также, что в своей ориентировке украинское МВД могло указать, что я и фарси владею в совершенстве.

Я уважаю врачей, которые говорят пациентам правду. Адвокаты – те же врачи. Или деньги будут тянуть с умирающего, или посоветуют ему гроб хороший. Грубо, но честно. По поводу моих шансов защитник сказал и мне, и родным – нулевые. Буду сидеть «до выяснения», хотя теперь, когда раскрываются отдельные мои аспекты деятельности на Украине, меня вряд ли туда отправят быстро.

А потом был суд. Это не первое мое знакомство с судом Нидерландов. Правосудие тут не то что не сравнимо с правосудием отечественным, это другая планета.

Я не собираюсь делиться информацией о том, как прошел этот суд, и что на нем обсуждалось. Также я не буду рассказывать – с кем и о чем я общался помимо судьи, очень вдумчивой и живой женщины. Просто не хочу играть с шулером-МВД открытыми картами.

Скажу одно – в распечатке судебного заседания присутствует фраза (дословно) – «показать средний палец украинским властям». И решение – отпустить меня на свободу.  Теперь власть Нидерландов проведет собственное расследование по преступлениям, в которых меня обвиняют. И что-то мне подсказывает, что слепленные из дерьма уголовные дела в отношении меня, те дела, которые без труда подмахнула прокуратура, те дела, которые переварил украинский суд, будут рассмотрены НЕМНОГО под другим углом.

Теперь несколько выводов. Вывод первый – МВД мало скандалов внутри страны, самому оплеванному министерству Украины хочется скандалов международных. Оно их получит (уже получило). Иначе как «дебилизмом» запросы на мою выдачу я назвать не могу, неужели нечем заняться?

Вывод второй – МВД захотело меня срочно и недавно. Как следует из документов, предъявленных мне Нидерландами, я нахожусь в международном розыске с июля 2012 года, то есть, год. За этот год я совершил несметное количество перелетов и переездов, и ни в одном аэропорту, ни в одной стране мира у меня не было никаких проблем с документами. Если бы Интерпол искал меня целый год, я давно уже был бы арестован. То есть, фактически педалировать ситуацию с выдачей меня Украине МВД начало неделю-две назад. Зуд? Мало Врадиевки и Святошинского РУГУ?

Вывод третий – в Евросоюзе не все гладко с исполнением требований Женевской Конвенции. Этот вопрос странам-членам следовало бы рассмотреть незамедлительно. Мой случай – прецедент, такого случая в судах Нидерландов еще не было.

Вывод четвертый – уважаемой и любимой мною Литве следовало бы отойти от восприятия себя, как «младшего брата» в семье народов Европы и защищать людей, которым она предоставила убежище, более активно. Я надеюсь, что нерешительность Литвы вызвана именно тем, что мой случай – прецедент. Уверен, в дальнейшем, ситуация не повторится.

Вывод пятый –  обращаться за комментариями в МИД Украины журналистам не следует вовсе, дабы не тиражировать побрехеньки. К примеру, я с удивлением узнал о том, что нахожусь в Схипхоле, в аэропорту Амстердама. Это слова главы украинского МИД. Возможно, он просто ретранслировал то, что ему, поторопившись, сообщили в МВД, но данная информация не соответствует действительности.

Гражданам, ожидавшим в аэропорту Схипхол отправки Шария в Украину, советую попробовать местное мороженое, весьма питательное. А потом, прикупив сувениров, отправляться домой. Пока власти Нидерландов не заинтересовались их документами и причинами, по которым эти люди с казенными лицами ошиваются в Европе.

Впереди – намного больше, чем позади. Будем бороться. По моему скромному мнению, самым правильным решением для украинского МВД будет немедленно (!) отозвать меня из международного розыска, тем самым сняв вопрос с повестки дня. В противном случае, министерство рискует получить еще несколько ударов. Увесистых ударов извне. Выдержит ли?..


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.