Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Украина

Артём Литовченко. Болонская деградация

Источник: "Глагол"
15.02.2013
Фото: pro-goroda.ru

В украинских условиях недостатки Болонского процесса причудливо разрастаются, цветут и колосятся так, что его можно и вовсе не узнать

Болонский процесс – заурядное порождение бюрократической бездарности, которая, в принципе, везде одинакова, хоть у нас, хоть в Европе. Впрочем, изначально-то процесс был затеян университетами, и не предполагал выродиться в нынешнего монстра. Однако, когда к делу подключились государства и министерства, эффект оказался настолько «воодушевляющим», что даже инициировавший в своё время весь процесс Болонский университет предпочёл остаться от своей «интеграционной инновации» в стороне.

Вчера в Харькове в рамках проекта «Всеукраинские общественные слушания по Болонской системе» на круглом столе мы обсуждали в том числе и Болонскую систему. Дальнейший текст в значительной степени совпадает с тезисами сделанного мною доклада.

Разговор о Болонском процессе может быть очень долгим. Тех, кто жаждет именно такого разговора, отправляю к официальным документам, которые представляют собой набор деклараций – Болонскую, Сорбонскую и так далее. Я же остановлюсь лишь на недостатках этого процесса – как внутренних, так и связанных с особенностями его внедрения на Украине.

В качестве целей процесса провозглашены усиление студенческой мобильности, создание системы перезачётов (при помощи кредитно-модульной системы), унификация образовательных периодов (три-четыре года – бакалавр, два года – магистратура, три года – доктор наук (аналог нашего  кандидата)), максимальная автономизация университетов, создание единого европейского образовательного пространства. Все эти цели сугубо декларативны, последняя, например, должна была быть реализована к 2010-му году. Более того: министры и отчитались даже, что, мол, создали пространство, однако отчёт – он и в Европе отчёт, не более того. Главной же целью пожалуй является вот что: «расширение Европы и обеспечение ее последующего развития как стабильного, мирного, толерантного общества». Чистая идеология, несмотря на красоту формулировки. И Болонский процесс – это в первую очередь идеология, а все его требования направлены на закрепление идеологических шаблонов. Это – главный, определяющий недостаток. О второстепенных – чуть далее.

1. Недостатки самого процесса (справедливости ради отмечу, что они коренятся не в обязательной, а в рекомендательной и «факультативной» сферах требований – есть в декларациях такая своеобразная градация):

- невероятная формализация, на которую работают и система кредитов (общих зачётных единиц), и модули, и рейтинги. Казалось бы, сугубо техническая цель создания единых критериев оборачивается изрядным обессмысливанием процесса. Неважно, что ты знаешь, что ты умеешь, важно, сколько кредитов проставлено у тебя в зачётном листе; неважно, какой теме посвящена твоя дипломная работа, важно, каков твой формальный рейтинг. Кстати, рейтинги – штука сама по себе для западного сознания незаменимая, а по сути весьма и весьма злонамеренная: при своей очевидной формальности она вгоняет людей (хоть студентов, хоть преподавателей) в абсолютно противоестественное состояние прямой конкуренции. Для рынка, может быть, и хорошо (и то не всегда), для образования – убийственно;

- – маркетизация: образование превращается в «клинически рыночную»  систему. Хотя, с точки зрения развития человека (в том числе и развития человеческого потенциала – излюбленной темой европейцев), эта сфера, как и медицина, должна быть свободна от стандартов агрессивного рынка. Ориентация студентов исключительно на «самопродажу» стимулирует их создавать себе маски (документальные, прежде всего), но ни о каком содержании или умении речь может и не идти. Да и потребности рынка по определению локальны и сиюминутны. Для развития стратегических отраслей нужны сумасшедшие долгосрочные вложения, не окупаемые сегодня-завтра. Это должно делать государство – а оно фактически отстраняется в Болонском процессе от образования. Ведь автономия вуза – это экономическая автономия, в первую очередь, независимость не только в управленческом, а в «обеспечивальном» плане. Хозрасчёт. Изучайте только то, что можно продать. Думаю, вменяемому человеку нет нужды объяснять, что «продажностью» не исчерпываются характеристики знания и науки. Ничто так не гробит науку и образование, чем ориентиры «рентабельности», «конкурентоспособности», и прочие рыночные фетиши, ограничивающие всю научно-образовательную деятельность ранним утром завтрашнего дня.

- отказ от фундаментальности. Он следует из преобразований программ первых трёх лет обучения, которые уже произведены в присоединившихся к процессу европейских вузах. Для Европы это привычно и не опасно: они всегда были узкопрофильными, им нечего терять, в отличие от нас. А фундаментальность – она не для всех. Зачем, мол, обычному работнику знать что-то о науке, пусть она возвращается в сакральное состояние – в магистратуру-то по определению не все идут. Подчеркну, что отказ от фундаментальности напрямую связан и с ограничением творческих возможностей студента. Для кого-то это, может быть, и не очевидно, однако в самой Европе немедленно это усмотрели: основной претензией к Болонскому процессу вузовцев, учёных и работодателей в Германии было то, что «студентам не оставлено времени и энергии на интеллектуальное любопытство, на развитие научных интересов и культивирование мышления. Бакалавр оказался абсолютно не соответствующим требованиям современной экономики Германии». Отмечу, что немцы, кстати, в известной степени игнорируют Болонский процесс в сфере научных степеней: свой аналог советского «доктора наук» они отменять не собираются – а в рамки Болонского процесса он никак не укладывается;

- упомянутый отказ напрямую связан с акцентом на ложную междисциплинарность, под которой подразумевается отнюдь не привычное переплетение наук, обмен данными и межнаучный синтез, а поверхностное скольжение по «верхушкам», исключающее какое-либо углубление в науку. При этом в гуманитарке под междисциплинарностью разумеют склонность к новым сугубо идеологическим подходам, наподобие каких-нибудь «деконструкций» или «нарративных историй», позволяющих с лёгкостью доказать всё, что угодно. Фактически под маской междисциплинарности Болонский процесс предлагает хорошо знакомый антинаучный релятивизм. Дескать, доказать можно всё, ю что угодно: главное, правильно выбрать «междисциплинарное направление»;

- максимальная индивидуализация процесса обучения, сведение роли преподавателя к призраку-консультанту с минимум аудиторных часов, фетишизация самостоятельного выбора студентом изучаемых курсов. Последнее плохо не принципом (тем более, что на практике важно соотношение обязательных и выборных курсов), а именно идеологической чрезмерностью, поскольку смешно предполагать, что студент во всех случаях в состоянии сделать осознанный выбор курса. На чём этот выбор будет основываться? На рекламной брошюрке профессора? Человек с пятью годами преподавательского опыта за пять же минут состряпает вам неотразимую брошюрку, привлекающую девяносто процентов студентов, которые на самом предмете будут шалеть от бессмысленности происходящего. Образование должно быть в значительной мере репрессивным, потому что человек в принципе ленив. Сакраментальный вопрос: «А зачем мне это нужно?» А на него ответить можно, только если материал трёх лет изучишь. Да, это должно сочетаться с заинтересованностью. Но представление, согласно которому учение – это лёгкое порхание с цветка на цветок, подходит лишь для Онегина.

Эта заманушка «выбора» – не более, чем заигрывание со студентом, которому бросают кость формальной «свободы», чтобы, значит, не гавкал. А то ещё мало ли что – 68-й год и так далее. К тому же, это снимает какую бы то ни было ответственность с самого вуза: сам же навыбирал себе, какие претензии, дружище?

Сюда же относится нивелирование личности преподавателя. Причём не формальной его значимости, а в буквальном смысле неважно, что собой представляет преподаватель. Личные контакты не значимы, прощайте, университеты, прощайте, научные школы и тэ дэ. Очевидно, что индивидуализация процесса обучения приводит не только к разрушению университетского коллективного уклада (для Европы это, может, и не так актуально), но и к нарушению социализирующей функции образования. Впрочем, для неолиберализма это, скорее, плюс: атомизация общества напрямую воздействует на центры удовольствия адептов этой идеологии;

- элитаризация: образование уж точно не будет массовым. Высшее образование вроде бы и не должно быть таковым, но по другим критериям, по содержательным, по потребностям людей (просто не всем оно нужно и интересно), а не по финансовой доступности. Магистратура сакрализуется: это, дескать, для учёных и для университетской деятельности. Плюс к этому ещё и платной делается очень часто. Тем, которые «все», остаётся трёхлетний бакалаврат, даже на фоне техникума выглядящий неприлично. Это о-о-очень разумно и предусмотрительно: зачем же повторять советский опыт, в рамках которого наука впервые превратилась в массовую сфер деятельности (я не иронизирую: советская общешкольная база позволяла вам поступить и на бухгалтера, и на физика-ядерщика; это уже восьмидесятые принесли вырождение, связанное отнюдь не с недостатками системы)? Именно эти «все умные» потом же страну и развалили? Вот так думают (может, и справедливо) управители Болонского процесса, осуществляя чисто средневековую антиреволюцию, возвращая своё общество в уютные объятия невежества.

- модульный подход – весьма неоднозначная вещь. Может никак не влиять, а может лишать процесс преподавания курса какого-либо единства. Особенно если студент решит «попрыгать» по разным вузам в рамках разных модулей. Никакой единой логики в голове не останется. Да, её может не оставаться и при традиционной линейно-аудиторной системе. Но не по кривизне системы, а по криворукости преподавателей. А это – частности.

- мелкие злорадные придирки: Оксфорд не присоединился, Болонский универ не присоединился, присоединились в основном вузы проблемные, даже если и «с именем», как Сорбонна. Впрочем, «имя» в европейском образовании – это один большой симулякр… Так или иначе, а Европа сама по себе очень настороженно приняла Болонский процесс. Куда настороженнее, чем жизнерадостные идиоты из России (2003-й год) и Украины (2005-й год), которые чисто по-мартышечьи норовят быть святее римского папы (даже несмотря на его отречение). Во многих европейских вузах (в итальянских, кстати, в первую очередь, хотя с них-то «процесс» и начался) до сих пор работает простая система «делай что хочешь, но на экзамене шкуру спущу».

Естественно, в украинских условиях недостатки Болонского процесса причудливо разрастаются, цветут и колосятся так, что его можно и вовсе не узнать – в этакого монстра он превращается. В данном случае это уже не украинская специфика: в России с образованием происходит то же самое, а зачастую – и хуже. Причина и там, и тут одна: обезьяний энтузиазм. Энтузазизм.

Итак, местные особенности Болонского процесса – негативный разрез:

- неразбериха. Мы и в процесс «вступили», и старое оставили. В результате у нас стало обязательным посещение, за которое присваивают баллы. Исчезли «автоматы» по экзаменам, хотя были всегда, и в Болонском процессе естественно вытекают из его логики. При этом все «прелести» процесса – кредиты, модули, формализация, в сочетании с нашей, также неслабой, дающая и вовсе чудовищный эффект – приняты на ура. С тем самым энтузазизмом.

- мобильность, естественно, осталась декларацией. Это не вина Болонского процесса, это показатель его непригодности для нас: у нас денег нет для мобильности, ни студенческой, ни преподавательской. Универы профессуре командировки не оплачивают, какая уж там мобильность. А автофинансирование студентов обычно присутствует в том случае, когда мобильность у студента вовсе не академическая. Кроме того, на работу в Европе либо берут, либо не берут вне зависимости от всех этих Болонских штучек. Как раньше преспокойно принимали толковых программистов или химиков, так и сейчас. А если не захотят принимать, никакое приложение к диплому не поможет. Даже наши гуманитарии, уж на что зависимые от национальной специфики, и то ездили с лекциями по Европе и США без всей этой «объединительной» формальности. А работа… боюсь, выпускник с дипломом «философа» не найдёт себе работу в Европе по специальности независимо от своей включённости в Болонский процесс;

- формализация. Вообще-то её можно во всех пунктах повторять. Ибо она совершенно монструозная. Идиотические требования по составления нескольких версий одних и тех же программ, ракообразное размножение документации, ошалевшие преподаватели, тратящие пол-рабочего дня на заполнение одной странички нового индивидуального плана… В результате основную скрипку начинает играть обслуживающий персонал: разнообразные юротделы, отделы кадров, учебные части, всяческие новые структуры по «инновациям», «электронному образованию»… Преподаватели превращаются попросту в обузливых гостей. Подчеркну: это не сам Болонский процесс виноват, а министерские таланты. Крепко подозреваю, что и без всякого процесса они бы регулярно устраивали преподавателям такую же весёлую жизнь. А чудесные требования к литературе? Чтобы, значит, не старше пяти лет. Идиоты! А если у меня в списке литературы Макиавелли какой-нибудь, почему он не может быть девяносто пятого года издания?

- односторонняя интеграция. Интеграция – это же двусторонний процесс, верно? Предполагается сохранение базы при принятии нужных элементов. А у нас – полное обезьянничанье притом, что мы даже не члены ЕС. Потом спохватываются, но получается ещё хуже: обязательное посещение и обязательные экзамены. Получается нательный крестик при обрезании;

- натаскивание на готовые ответы – в т.ч. и в среднем образовании, ибо унификация и стандартизация, тестирование и штамповка. Мышление не нужно. Системности знания нет в принципе. На всякий случай, надо полагать. Чтобы страну опять не развалили;

- бакалаврат функционирует как откровенное недообразование (по верхам, но при этом узко, спецпредметов зачастую очень мало). А работодателей в документах Болонского процесса рекомендуют обязать брать бакалавров на работу. А то они, дураки, не понимают. Конечно, они не понимают, как человек, в течение трёх лет изучавший ОБЖ, охрану труда, валеологию, экономтеорию, право, философию и историю Украины, сможет радиомодули конструировать. Я бы тоже не понял;

- сокращение аудиторных часов. Самообразование – великое дело, только немножко сказочное. Не будут им заниматься. Вы скажете: не будут – и ладно, не получат зачёт; но проблема в том, что получат. Напишут нужное количество работ – и получат. Содержание – а кого оно волнует? Даром, что ли, экзамены письменными сделали? Ах, да: с коррупцией это они борются. Равно как и тестированием по ней, значит, по коррупции, бьют. Ха-ха.

Забавно, что советская модель, чьи недостатки были связаны в основном с исполнением, а не с содержанием, не так уже проблематично интегрировалась с Болонским процессом. В конце концов, что такое этот их бакалаврат, если не советские техникумы? Ну, чуть похуже, чем техникумы – но принцип-то один. За каким дьяволом нужно было устраивать такую бредятину, каковая царит у нас сегодня – совершенно непонятно. Но ежели делают – значит, кому-то нужно. И что с того, что во многом «благодаря» Болонскому процессу в украинской версии в медобразовании, например, ситуация пришла к очень показательному отказу Ирана и Саудовской Аравии признавать дипломы наших медвузов.

Закончу, пожалуй, неожиданно. Всё, что касается Болонского процесса и образования в целом, должно обсуждаться. Говорю так потому, что прекрасно понимаю, какую «альтернативу» могут предложить сегодня этому процессу. В России, например, уже предлагают – старую добрую церковно-приходскую школу. Так вот, на фоне клерикализации образования Болонский процесс может оказаться спасительным. Поэтому главное – думать, думать. Не обезьянничать, как делают вот уже двадцать лет (и в системе образования – более всего, пожалуй), и не верещать с какого-нибудь амвона о православных традициях, а думать. Это никогда не помешает.

Артём Литовченко, специально для интернет-издания «Глагол»

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.