Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Политика

Тереза Мэй пытается спасти Британию, вызывая дух Путина

Источник: РИА "Новости"
15.11.2017
© AFP 2017 / Pool/ Stefan Rousseau

Два мнения аналитиков о Британии, заявлениях Терезы Мэй и предстоящем визите Бориса Джонсона. Опубликованная в "Юморе" Цитата дня - о том же. Мнения совпадают не полностью, впрочем, они скорее дополняют друг друга, я своих комментариев не вставлял, но истина, видимо, где-то посередине.

Иван Данилов, автор блога Crimson Alter

"Призрак бродит по Европе, призрак путинизма". Именно так стоило начать свое нашумевшее антироссийское выступление Терезе Мэй, тем более что такая классическая риторика хорошо подходила для ее заявления, выдержанного в лучших британских традициях русофобской пропаганды. Британский премьер, конечно, не дотянула до Черчилля и его Фултонской речи, но очень старалась.

Перед Терезой Мэй стояла сложная, практически невыполнимая задача: списать на Путина, его "фальшивые новости" и мифических хакеров все проблемы британской политической системы, а также жесткие общественные конфликты, которые подобно кислоте разъедают саму ткань английского общества. Очень соблазнительно списать то, что Тереза Мэй дипломатично называет "раздором" или "диссонансом на Западе", на влияние Кремля и на то, как ловко российская пропаганда научилась использовать "информацию в качестве оружия", но такие риторические плацебо являются признаком слабости, а не силы. Британский премьер заранее ищет виноватых в том, что Великобритания превратится под ее руководством из "Британской экономической империи" в "островную Мексику".

Главная проблема Терезы Мэй — не в Кремле, а в Брюсселе. Британский истеблишмент, который надеялся использовать Brexit в своих целях, в конце концов перехитрил сам себя и теперь не знает, как выбраться из ловушки собственного изготовления. Первоначальный план был по-английски нагл и расчетлив: требовалось выйти из Евросоюза, избавиться от надоедливых мигрантов и диктата Брюсселя по многим политическим и экономическим вопросам и наконец-то сбросить с себя необходимость платить в общеевропейский бюджет. При этом предполагалось, что Великобритания сама сохранит главный бонус от присутствия в ЕС — легкий доступ на европейский рынок. Сценарий был истинно английским — в силу того, что предполагал сохранить все, что выгодно для британской экономики, и при этом ничего за это не платить.

© REUTERS / Peter NichollsУчастники протеста против Brexit возле здания парламента в Лондоне. 14 ноября 2017

План не сработал. За годы, которые Лондон проработал в роли главного инструмента американского влияния в ЕС, континентальная Европа и ее политические элиты накопили колоссальную усталость, раздражение, а в некоторых случаях даже злость, вырвавшуюся сейчас наружу.

Для начала Терезе Мэй предложили заплатить 60 миллиардов евро в качестве компенсации Евросоюзу за выход Великобритании и вклада Лондона в долгосрочные европейские проекты, которые были инициированы еще до судьбоносного референдума по Brexit. Излишне подчеркивать, что для британской политической элиты такие условия, да еще навязанные в максимально унизительном для Великобритании формате, были неприемлемы, но проблемы Лондона на европейском направлении только начинались.

Европейские чиновники под чутким руководством Жана-Клода Юнкера выработали максимально неприятную для Мэй процедуру переговоров по выходу Королевства из ЕC. Консолидированная европейская позиция сводится к тому, что сначала Лондон должен согласиться заплатить деньги и обязаться обеспечить права европейских мигрантов (в том числе столь ненавидимых консервативными британцами "польских сантехников"), и только потом можно будет обсуждать желание Великобритании сохранить полноценный доступ к рынкам ЕС по норвежской, исландской или швейцарской модели. Без полноценного безбарьерного доступа на европейский рынок британской экономике грозит острая и глубокая рецессия, немного напоминающая то, что произошло с Украиной после осложнения доступа на ее основной экспортный рынок, который находится в России.

У Жана-Клода Юнкера есть личные счеты к Британии, так как он лишился премьерского кресла в родном Люксембурге из-за шпионского скандала, в котором была замешана МИ-6, о чем открыто писала английская пресса. Сейчас настало время мести — и Юнкер, которого европейские СМИ уже много раз обвиняли в продвижении российских интересов, пытается нанести максимально значительный ущерб Великобритании.

У Лондона нет рычагов давления на Юнкера или Меркель. Их даже нельзя публично критиковать, так как это еще больше осложнит переговоры. Вот и приходится искать призрак Путина, который "сеет разлад" на Западе и подрывает европейскую солидарность.

Тереза Мэй далеко не случайно уделила много внимания заверениям в том, что европейская солидарность в сфере безопасности все еще жива, несмотря на все российские усилия. Проблема в том, что британский премьер, в сущности говоря, произносила эту речь стоя у гроба той самой европейской и трансатлантической солидарности в сфере безопасности. Тринадцатого ноября 23 европейские страны подписали пакт, который фактически создает объединенные вооруженные силы ЕС, причем Великобритания не вписалась в новую архитектуру европейской безопасности из-за Brexit.

Чиновники Европы, а также лидеры Германии и Франции, инициировавшие создание "европейской армии", проигнорировали яростные попытки британских дипломатов остановить формирование в ЕС структуры, которая будет очевидным конкурентом для НАТО и большой проблемой для европейских интересов США. Идея "европейской армии" как альтернативы "американским услугам по предоставлению безопасности" тоже принадлежит Жану-Клоду Юнкеру, а Brexit позволил ее реализовать, что опять же не может не печалить геополитических ястребов в Лондоне и Вашингтоне. Хотя на фотографии подписантов пакта о создании "европейской армии" не видно призрака Путина, можно не сомневаться, что Тереза Мэй заклеймит влияние российского президента на неокрепшие умы политиков Евросоюза. Это лишь вопрос времени.

© REUTERS / Emmanuel Dunand/ Pool Министры иностранных дел и министры обороны стран Евросоюза на церемонии подписания пакта в сфере обороны. 13 ноября 2017

Перед правительством Мэй сейчас во весь рост встает перспектива "жесткого Brexit" без каких-либо договоренностей с Евросоюзом. Для британской экономики это будет огромной проблемой, причем главной пострадавшей стороной станет Лондон, из которого банки уже массово бегут в Германию.

Впервые за несколько веков центр европейской финансовой деятельности переместится на континент. Английские СМИ сообщают о том, что последней надеждой британского руководства на случай отключения от европейского рынка стал план о вхождении Великобритании в NAFTA — Североамериканскую зону свободной торговли, которая сейчас как раз переживает кризис из-за того, что Дональд Трамп собирается пересмотреть ее основополагающие принципы. Это вполне может привести к тому, что из NAFTA выйдет Мексика.

Вашингтон будет совсем не против "заменить" Мексику на послушную и сильно обедневшую после Brexit Великобританию. Как минимум — американцам будет приятно видеть бывшую метрополию в экономическом блоке, который полностью контролируется Вашингтоном. Все-таки у истории хорошее чувство юмора. Нельзя не оценить иронию судьбы: Лондон так хотел переформатировать под себя Евросоюз и так долго и успешно разжигал конфликты между континентальными державами, что заигрался, и теперь максимум, на что он может рассчитывать, — это стать большим европейским Акапулько.

А кого объявят виноватым в этой окончательной катастрофе когда-то великой Британской империи, уже не имеет особого значения. Если британцев утешит то, что во всем виноваты мы, то пусть верят в это. Нам не привыкать.

Тереза Мэй угрожает России

Почему на самом деле это капитуляция Лондона

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила с ежегодной речью о внешней политике. Основное внимание в выступлении главы британского правительства было уделено России.

Ключевых момента — три.

Во-первых, Британии не нравится проводимая Россией политика, и Лондон желал бы изменить ее. Во-вторых, отношения с Россией все равно надо налаживать, поскольку без нее ни одна проблема в мире не может быть решена. В-третьих, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон в ближайшие месяцы посетит Москву.

Начнем с последнего. В Москву собрался тот самый Борис Джонсон, который в апреле 2017 года отменил свой визит в Россию из-за расхождений в позициях по ситуации в Сирии. Тогда он пообещал, что будет встречаться и консультироваться с коллегами, которые разделяют его точку зрения, чтобы принудить Россию прекратить поддержку Башара Асада.


Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон на Даунинг-стрит в Лондоне

Сегодня уже очевидно, что с политикой принуждения что-то не срослось. Россия вполне справляется с ближневосточным урегулированием не только вопреки позиции Запада, но и все больше вообще без Запада. Российско-сирийско-турецко-иранская коалиция продемонстрировала свою действенность, в отличие от американской. Начатый в Астане процесс мирного урегулирования набирает обороты. Причем Запад в нем участия не принимает и, следовательно, не имеет возможности отстаивать свою позицию в прямых переговорах. Даже самый верный и традиционный союзник США в регионе — Саудовская Аравия — уже начала прокладывать тропинку в Москву.

Сложилась ситуация, когда впервые за последние триста лет Запад может оказаться полностью вытесненным с Ближнего Востока. Это неприемлемо для Запада по ряду политических и экономических причин. Ближний Восток традиционно является не только регионом, где добывают большую часть энергоносителей в мире, но и главным перекрестком торговых путей. Именно поэтому он тысячелетиями удерживает центральную позицию в глобальной политике.

Понятно, что такая ситуация для Британии недопустима. Но неприемлемо для нее и традиционное следование во внешнеполитическом фарватере США. Именно Вашингтон был автором и главным проводником обанкротившейся антироссийской политики Запада. Именно Вашингтон, несмотря на декларации и даже некоторые усилия президента Трампа, до сих пор не в состоянии предложить конструктивную альтернативу этой политике.

Британия не может больше ждать и надеяться на старшего американского партнера. Еще до выступления премьера это признал международный комитет палаты общин, который в специальном докладе предложил правительству приступить к налаживанию конструктивных взаимоотношений с Москвой.

Тереза Мэй не в том положении, чтобы игнорировать эту рекомендацию. Проведенные по ее инициативе досрочные парламентские выборы ослабили позиции консерваторов и лично премьера. Переговоры с ЕС об условиях Brexit продвигаются крайне трудно. Эксперты утверждают, что, если прогресса в этом плане не будет, Британия может погрузиться в экономический хаос.

Внутрипартийная оппозиция собирает подписи депутатов за отставку Терезы Мэй с поста лидера консерваторов, что влечет автоматическую отставку и с поста премьера. Поговаривают и о возможности еще одних досрочных парламентских выборов, которые могут привести к уходу консерваторов в оппозицию.

Премьер-министру и ее партии необходим хоть какой-то внешнеполитический успех. Легче всего достичь его именно на российском направлении. Москва всегда проявляла готовность к конструктивным переговорам и никогда не выдвигала неприемлемых предварительных условий.

Так что акцент в выступлении Терезы Мэй на необходимости налаживания отношений с Россией неудивителен. Он полностью находится в контексте выводов международного комитета палаты общин.

Поэтому и срочно анонсированный (явно без предварительного согласования с российской стороной, поскольку речь идет о разбросе даты в несколько месяцев) визит Бориса Джонсона в Москву никого не должен удивлять. Обычно напрашивается в гости поговорить о "делах наших скорбных" тот, кому это больше нужно.

Что касается традиционной критики России, то к этому надо относиться спокойно. Не может же британский премьер заявить в парламенте, что политика правительств Ее Величества предшествующего десятилетия оказалась провальной, а Лондон готовится слить свою позицию. Ее точно не поймут и отправят в отставку. Все-таки надо соблюдать правила и делать хорошую мину при плохой игре.

Изменение позиции улавливается легко. Ранее Лондон заявлял, что никаких переговоров не будет, пока Россия не уйдет из Сирии, не вернет Украине Крым, Донбасс и еще что-нибудь. Англичане даже ультимативно требовали признать вину Кремля в убийстве Литвиненко. Помните, как министр иностранных дел и по делам Содружества правительства Ее Величества Дэвид Милибэнд советовал России изменить ее конституцию, чтобы выдать Британии подозреваемого?

Теперь Борис Джонсон уже напрашивается на поездку в Москву. Причем даже не лично. Его визит анонсирует премьер-министр Великобритании, что свидетельствует о высокой важности этой попытки выведения отношений из кризиса. И никакие условия не выдвигаются.

Да и как можно чего-то требовать, если в Сирии и на Украине Запад провалился. И даже маленькая Северная Корея поставила Трампа перед выбором: начинать ядерную войну с непредсказуемыми последствиями или утереться и признать, что Ким Чен Ын его переиграл.

Осталось только попытаться сохранить лицо, а для этого надо первым успеть договориться с Москвой. Вот Лондон и торопится.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.