Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Взрывы в Анголе. 1986

21.01.2019
На фотографии запечатлен момент взрыва мины, сбитой контр-взрывом с корпуса теплохода «Капитан Вислобоков». Фото moremhod.info

К лету 1986 в Анголе уже десять лет шла гражданская война между правительственными силами и движением УНИТА (UNITA). Унитовцев поддерживали и снабжали США и ЮАР, а СССР и Куба поддерживали правительство Анголы. СССР поставлял технику и боеприпасы, Куба - отряды обученных бойцов-добровольцев.

Дела для унитовцев шли неважно, не очень помогало даже прямое вмешательство армии ЮАР (20-тысячный контингент при поддержке танков и авиации). В общем, юаровцы решили пойти на диверсию, чтобы снизить интенсивность советских поставок в Анголу.

Рано утром 6 июня 1986 года у причалов порта Намибе были подорваны магнитными минами вставшие под разгрузку советские теплоходы Черноморского морского пароходства - «Капитан Чирков» и «Капитан Вислобоков». Кроме них, было подорвано также кубинское судно «Гавана», цистерны с горючим на береговом нефтехранилище «Сонангол», опоры питающих порт высоковольных линий и железнодорожное полотно дороги Намибе-Лубанго.

Фото кубинского судна «Habana», подорванного и затонувшего у причала порта  Намибе 6 июня 1986 года. Фото http://www.moremhod.info

Александр Бучнев, живший в отеле «Вельвичия» на 5-м этаже в номере 401 (окно и лоджия выходят на бухту порта Намибе) вспоминал: «Утром я, как обычно, проснулся в 4 часа утра и стал собираться на аэродром - предстояло обеспечить тренировочные полеты ангольских летчиков. И вот в начале 5-го (на часы я, естественно, не смотрел), когда я брился в ванной комнате, раздался очень сильный взрыв. Надо сказать, что оконные рамы в отеле «Вельвичия» были очень мощные, из красного дерева с толстыми стеклами. Они задрожали, но выдержали.

Вид с лоджии отеля «Вельвичия» на бухту порта Намибе (Moçâmedes).  Фото http://www.moremhod.info

Я выскочил из ванны на лоджию, и в это время раздалась ещё серия взрывов - уже в районе Sako Mar, где находилось нефтехранилище «Sonangol», и оттуда стал подниматься густой черный дым.

Добриваться я не стал, тем более что свет погас - отключилось электричество. Быстро взял автомат и поехал на своем автомобиле УАЗ-452 в отель «Калахари», где старший группы советских военных советников и специалистов Николай Адонин уже собрал всю группу. Не успел я отъехать от отеля «Вельвичия», как в порту раздались ещё взрывы, и я помчался на всей скорости, которую только мог развить мой автомобиль.

На совещании в отеле «Калахари» выяснилось, что произошла диверсия в порту Намибе, на нефтехранилище «Sonangol» и на железнодорожной ветке Намибе-Лубанго, а также подорваны 5 опор линии электропередачи...»

В Намибе из находящейся севернее ангольской же Луанды были направлены корабли ВМФ СССР. В тот момент в Луанде в составе 30-й оперативной бригады Северного флота находились БПК «Стройный» (бортовой №640, командир капитан 2 ранга Александр Сергеевич Зюбрицкий), плавмастерская «ПМ-64» (командир - капитан-лейтенант Ю. И. Арефьев) и большой десантный корабль с ротой морских пехотинцев на борту.

Плавмастерская ПМ-64. Фото http://www.moremhod.info

Вспоминает Олег Леонович Васильев, в 1986 году - старший лейтенант, командир БЧ-2 на БПК «Стройный»: "Прибыв туда, примерно во второй половине дня, ближе к 17-18 часам, увидели такую картину: «Гавана» лежала на левом борту, только часть правого борта торчала из воды, следом за ней один из наших «Капитанов» - уже не помню, кто именно - сел на грунт, привалившись правым бортом на причал, за ним – другой «Капитан» задрал вверх нос и сел кормой на грунт... То, что вместе с «Капитанами» была взорвана нефтебаза на берегу, я узнал позже.

БПК «Стройный», фото http://navsource.narod.ru

Подошли мы к ним достаточно близко, встали на якорь, чтобы силой оружия никого к ним не подпустить. Вахта ПДСС (противоподводно-диверсионная) была усилена. Вахтенным было приказано стрелять без приказа «во всё, что шевелится», не считая патронов, и бросать гранаты без счёта и жалости. Орудия зарядили, наводчики - по местам. Матросы «припухли» от чувства реальной опасности - шутки, халява и разгильдяйство разом прекратились... "

Водолазы с буксира «Гордый» Рижской базы рефрижераторного флота первыми обследовали подводную часть пострадавших теплоходов; обнаружив на одном из них неразорвавшуюся мину, гражданские водолазы отказались продолжать. Дальнейшие работы по обследованию достались на долю водолазов с БПК «Стройный». Ввиду высокой опасности работы для неё вызвали добровольцев. Подводное обследование выполняли командир БЧ-3 «Стройного» старший лейтенант Максим Иванов и командир трюмной группы старший лейтенант Андрей Алдошин. Они и обнаружили ещё одну мину на втором советском теплоходе, а также подтвердили, что на кубинской «Гаване» неразорвавшихся мин не осталось и там уже можно приступать к спасению груза.

Работы по разминированию и подъёму «Капитана Чиркова» и «Капитана Вислобокова» в дальнейшем выполняли переброшенные самолётами из СССР специалисты, а «Стройный» должен был обеспечивать охранение и оказывать возможную помощь.

Опять вспоминает Олег Васильев: "Только на третьи сутки я увидел спецов из Москвы - так мы их тогда называли. Они высадились к нам на борт со своим подводным снаряжением и специальными аквалангами, что не дают пузырей. Наше настроение резко повысилось. И вот почему. Утром наш корабль уходил перекрывать выход из бухты, на ночь же - возвращался, становясь почти вплотную с «Капитанами» с целью предотвратить, если потребуется, их обстрел с берега. Сознание того, что мины на бортах «Капитанов» в любое время могут рвануть, а боеприпасы в их трюмах могут от этого сдетонировать, да так, что мало нам не покажется - радости не доставляло.

Надеялись, что «спецы» за день - два снимут и обезвредят мины. Но надеждам не суждено было сбыться. Спецы оказались мастерами СТАВИТЬ такие мины, но никак не СНИМАТЬ их. Подводных сапёров в СССР тоже не готовили, как оказалось..."

В Намибе водолазы и ремонтники с «ПМ-64» присоединились к подъёму и ремонту поврежденных советских судов. Занимались чисткой трюмов, ремонтом арматуры, двигателей. В районе боевых действий сходить на берег воспрещалось, да и желания у молодых ребят было немного, особенно после увиденного ими ужасного лица войны...

Если работы водолазов по заделке пробоин распределялись между кораблями, то работы такого типа, как восстановление затопленных электродвигателей (в общем количестве нескольких десятков) ложились непосредственно на цеха плавмастерской. Каждый электродвигатель (из затопленных) предстояло демонтировать, разобрать, восстановить сопротивление изоляции, собрать, проверить на стенде и вновь установить на судне, восстановив также цепи управления...

14 июня на «Стройном», стоявшем на внешнем рейде порта, сыграли боевую тревогу: на подходе к акватории обнаружилась подводная цель. Работы экстренно свернули, водолазов подняли на борт кораблей, после чего БПК выпустил по неопознанной цели 24 212-мм глубинные бомбы из реактивного бомбомёта РБУ-6000. Что это было - так и не ясно, но цель исчезла.

Реактивная бомбовая установка РБУ-6000. Фото http://voenchel.ru

Ещё из воспоминаний Олега Васильева: "...Однажды ночью вахта заметила быстро приближающуюся со стороны моря моторную лодку с людьми. На предупредительный огонь она не остановилась, а продолжала идти к нам полным ходом. По ней был открыт огонь на поражение - сначала из автоматов, затем из пулемётов и гранатомётов. Дежурные орудия не стреляли: наводчики не смогли поймать в прицелы лодку в темноте.

Лодка без остановки пронеслась мимо нас в сторону берега. За ней погнался дежурный катер, ведя на ходу огонь из автоматов и пулемёта. Настиг он её у берега. В ней оказалось двое... насмерть перепуганных ангольских пограничников! На них не было ни одной царапины, вот только пахло от них - как в сортире... Пронесло!

...Ночью от дежурного катера, который ходил по маршруту, по радио получен доклад: «Обнаружил признаки ПДСС!» Значит - нашёл или боевых пловцов, или их снаряжение, или средства высадки или доставки, или ещё что. После этого связь с ним прервалась. То ли бой ведёт, то ли погибли все - думай, что хочешь!

По тревоге подняли резервный катер. Крики, ящики с боеприпасами, оружие лязгает... Один из матросов, что должен был идти на этом катере, сел на палубу и заявил, что он лучше сядет в тюрьму, но умирать не хочет и на катере не пойдёт. Увидевший это, крепкого телосложения старшина-артиллерист (жаль, забыл его фамилию!), который просто помогал поднести ящики к катеру, схватил у него ручной пулемёт и попросил меня - «Разрешите мне?! Я не боюсь!» Так он мне и запомнился: пулемёт на шее, в каждой руке по ящику гранат. Я разрешил.

К счастью, тревога оказалась ложной: «признак ПДСС» оказался не то бочкой, не то ящиком, плавающим на волнах, а в рации сел аккумулятор... Это, кстати, был единственный случай трусости. Шума по этому поводу мы не поднимали".

В конце концов удалось обезвредить мины, поднять и восстановить ход подорванных советских сухогрузов. "Капитан Вислобоков", правда, после этого пришлось продать на слом - он был слишком сильно повреждён, зато "Капитан Чирков" в августе 1986-го с триумфом вернулся в Одесский порт. «Стройный» завершил очередную боевую службу и вернулся на Север. За участие в опасной операции ряд моряков из его экипажа был награждён орденами и медалями. Наградили и моряков с других военных кораблей и гражданских судов, а также спецов, снимавших юаровские мины.

По материалам http://alerozin.narod.ru/Namibe1986.htm


 

Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.