Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Р. Дервиш. Если что – мы геологи

Источник: АЛЬТЕРНАТИВА
20.01.2019

"Политиков я не слушаю. У них всегда все плохо, когда они не у власти."

Ироничный Никита Михалков, видимо, чтобы несколько снизить пафос своих видеосюжетов, заканчивает их фразой своего давнего наставника-мичмана: «Расходимся по одному. Если что – мы геологи». Наставление по своей форме относится к жанру военного абсурдизма. Но меня неизменно цепляет. И доказывает, что абсурд (нечто алогичное, нелепое, противоречащее здравому смыслу – по «Википедии») часто глубже проникает в суть жизни, чем любая логистика. Просто один абсурд раскрывается лишь другим абсурдом. Но хватит гегельянщины.

Геологи! Как много в слове этом... Это давно уже не профессия. Правда, еще не национальность. Хотя... Мой отец, родом из глухого северного поселка, рассказывал, что в его детстве это была особая каста, пришельцы из будущего, вечные странники, загадочные герои с удивительным образом жизни. Он подростком записался в «юные геологи», добыл самородок золота, на который выписал по почте все струнные инструменты ― от скрипки до контрабаса. Потом поступил на геофак и с него ушел добровольцем на войну разведчиком и диверсантом, так как умел копать и взрывать.

Вот из его-то рассказов я и проникся особым отношением к этой то ли касте, то ли расе. Да и время было такое. Песня «Держись геолог» была чуть ли не национальным союзным гимном. Точнее, национальной мечтой. В этой мечте тогда еще не присутствовали пармезан и хамон, но маячила «сырая палатка и почты не жди».

Да, День геолога в начале апреля отмечали как всенародный праздник. Я тогда как раз был под абсолютным влиянием романа Олега Куваева «Территория». Там, наверное, впервые эта профессия была показана не как способ заработка, а как стиль бытия, не как нормированная работа, а как развернутая в пространстве и времени захватывающая авантюра. Уже тогда я пришел к мысли, что все это дико созвучно глубинному архетипу русского человека. Если по-честному, есть в этом архетипе неприязнь к рутинной «пахоте», ненависть к монотонной, предсказуемой и размеренной деятельности. И есть наивная жажда приключений, вечного поиска, бессмысленного риска. Мы – кладоискатели по натуре: чтобы сразу и все – золотой самородок и струнный оркестр! Да, гунны мы...

Хотя мой тогдашний кумир Куваев ушел, точнее, сбежал из геологии, посчитав, что она из вольного приключения гуннов превращается в регламентированное производство работяг. Даже попытался оправдать себя, набросав заметки под общим названием «Правила бегства». Но не получилось у него. И перед уходом в мир бесконечных залежей всех богатств он изрек: «Убегая – ты предаешь». Это в чужих странах убегают от других. И у них иногда получается. А русские всегда убегают от себя. И у них никогда не получается – не любят быть предателями.

Когда-то я подстерег Олега в маленьком гастрономе на Старом Арбате, где он всегда покупал кофе. (Был страстным и привередливым кофеманом.) Кстати, сейчас в этом помещении магазин украинских сувениров. Спросил у него про редкую розовую чайку, которую он вроде видел в верховьях Индигирки, про мифического камчатского медведя кайнын-кхутхо. Он сказал, что все это правда. И я тогда уехал с геологами (точнее, с геофизиками, как сам Куваев) в Восточную Сибирь. Ничего от производства там не было. Бесконечные переходы в снегу по пояс. Двухпудовая ручная колотуха для сейсморазведки. Водка, замерзающая до половины бутылки. Благодатное тепло на базе с всезнающим поваром. От него я узнал не меньше, чем из специальных справочников.

Например, что в Союзе выпускали 69 сортов колбасы. Не знали мы тогда, что это число станет позднее символом изысканного сексуального участия, а сама колбаса, точнее её отсутствие, поучаствует в развале страны. А повар еще рассказывал, что лучший подарок американским, аляскинским геологам как раз является томас (палка) «московской» – ну нет у них такого качества. (Я не удивлялся, мы ведь с амерами настолько похожи, что взаимоотталкиваемся, как одинаковые магнитные полюса.) Но это отдельная колбасная история, а я сейчас о геологии.

Так вот, мир безусловно на пороге особых испытаний. У меня много друзей – политиков и философов – в различных странах. Все они алармируют про грядущий кризис. Политиков я не слушаю. У них всегда все плохо, когда они не у власти. А к философам по корпоративной солидарности прислушиваюсь.

По их пророчествам, симптомы будущих потрясений вовсе не предстоящий распад западной политсистемы, не выхолащивание демократии и бесплодность либерализма, не грядущий вариант жесткого брексита, даже не гибель классической партийной модели в лице увядающей старейшей в мире партии тори. Нет. Они говорят о том, что «те, кто работают в офисе», оказались слабее «тех, кто работал в поле». Обыватели не заменили искателей приключений. Романтика странствий была более сильным стимулом открытий, чем прагматизм, комфорт и сытость. Поэтому мы не можем бродить по Луне, как сорок лет назад, или летать через океан за три часа, как тридцать лет назад. А все достижения Apple или Теслы – это всего лишь доработки идей прошлого века. «Сырая палатка, и почты не жди...».

Лихорадит весь мир. Трусит благодатный Запад. Но я не боюсь. Если, что – мы геологи!

Р. Дервиш


 

Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.