Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мимоходом

Система образования по классическим «чертежам»

4.09.2017

Почему большевикам пришлось забыть про эксперименты в образовании и воссоздать традиционную гимназию

Очень многие люди убеждены в том, что современные технологии изменят школы и вузы до неузнаваемости. Образование переедет в онлайн, студенты по интернету будут слушать лекции лучших профессоров планеты, историю заменит игра «Цивилизация», вместо учебников и тетрадок будут планшеты, классно-урочная система уступит место индивидуальному подходу к ученику, причем каждый из них сможет формировать себе учебную программу исходя из желаний, возможностей и потребностей…

Какой бы консервативной не была система образования, однако общественное мнение давит на нее достаточно серьезно. Более того, есть эксперты, которые считают, что традиционная система постсоветского образования будет деградировать и сломается где-то к середине 20-х годов XXI века (смотреть «Будущее образование: глобальная повестка» или скачать форсайт-проект «Образование – 2030»). Поэтому правительства волей-неволей обратятся к новаторам за советом.

Таким образом, разработка современной образовательной концепции и для России, и для Беларуси стоит на повестке. О чем, кстати, буквально на днях говорил президент Лукашенко на республиканском педсовете.  Однако прежде чем заниматься созданием современной системы образования, стоит обратиться не только к футуристическим наброскам теоретиков, но и к вполне конкретному историческому опыту.

После Октябрьской революции советской власти тоже пришлось отстраивать школу заново. И в этом добилась она впечатляющих успехов. Советское образование для своего времени было очень прогрессивным и эффективным. Его заимствовали многие страны – например, Финляндия, общеобразовательная школа которой сегодня считается лучшей в Европе.

 Идеи и гаджеты начала XX века

В начале XX века в образовании тоже ждали грандиозных перемен, связанных с техническим прогрессом. Теоретики практически похоронили уже классическую гимназию. Школу XXI столетия представляли приблизительно так:

Учитель и ассистент «загружают» знания ученикам прямо в мозг. Французская открытка 1900 г.

Американский изобретатель Томас Эдисон предполагал, что книги скоро вообще исчезнут из школы, а кинематограф заменит все учебники. А почему бы и нет. Фильм даже на техническом уровне начала XX века вполне может быть средством обучения, а радио позволяло слушать лекции на любом удалении от места учебы.

Австралийская девочка Мэри Джейн с чудо-книжкой, которая проводит радиоуроки и рассказывает сказки на ночь. Фото из журнала «Science and Invention», 1924 г.

То же самое, но в виде схемы:

«Современной» идее о том, что вместо лекций в Бобруйске или Урюпинске, миллиард студентов сможет прослушать курс в Гарварде, на самом деле уже больше ста лет.

Таким образом, большевики (как и мы сегодня) жили в обществе, в котором прогрессивная общественность ожидала поистине революционных реформ в образовательных технологиях и педагогических методах.

В эмиграции Ленин попросил Крупскую систематизировать современные представления о педагогике, чтобы представить себе школу будущего. По исследованию Надежды Константиновны («Народное образование и демократия»), выходило так, что старая школа, в которой учитель линейкой бьет учеников по пальцам и запихивает им в головы устаревшие, не нужные для будущей жизни знания, уже отживает свое. Школа должна давать так называемые «полезные» знания. Короче говоря, поменьше теории и побольше практических навыков.

Подобные идеи очень популярны и сегодня – вот одна, другая, третья из многочисленных статей на эту тему.

В теории эти концепции выглядят интересно. Тот же Ленин очень высоко оценил работу супруги и добился ее публикации в виде книги. А вернувшись из эмиграции, считал «Народное образование» вполне подходящим рабочим планом. Однако Владимир Ильич не имел педагогического опыта. Между тем, практическое осуществление просветительских задач внесло значительные коррективы в первоначальные замыслы советской власти.

Поворот к традиционной школе  

Первый нарком просвещения Луначарский, которого соратники по партии в шутку называли «блаженным Анатолием», все время и силы тратил на то, чтобы спасти хоть что-то из дореволюционного наследства. Школы, музеи, библиотеки, архитектурные памятники. А самое главное – педагогические и научные кадры. Вот как его роль описывал Троцкий:

«В качестве народного комиссара по просвещению Луначарский был незаменим в сношениях со старыми университетскими и вообще педагогическими кругами, которые убежденно ждали от «невежественных узурпаторов» полной ликвидации наук и искусств. Луначарский с увлечением и без труда показал этому замкнутому миру, что большевики не только уважают культуру, но и не чужды знакомства с ней. Не одному жрецу кафедры пришлось в те дни, широко разинув рот, глядеть на этого вандала, который читал на  полдюжине новых языков и на двух древних и мимоходом, неожиданно обнаруживал столь разностороннюю эрудицию, что ее без труда хватило бы на добрый десяток профессоров. В повороте дипломированной и патентованной интеллигенции в сторону советской власти Луначарскому принадлежит немалая заслуга». 

(Лев Троцкий. Портреты революционеров)

Следующим ресурсозатратным проектом оказался ликбез. В каждой деревне, в которой насчитывалось больше 15 неграмотных, нужно было создать так называемый ликвидационный пункт – и давать хотя бы 6 часов занятий в неделю. После ликбеза следующий этап – борьба с малограмотностью. Нужны были миллионы новых учителей, которых тоже потребовалось выучить.

По данным переписи 1939 года в большинстве регионов СССР неграмотность была ликвидирована. До революции умеющие читать и писать составляли приблизительно 45% населения.

Последовательно решая образовательные задачи, шаг за шагом новая советская система волей неволей возвращалась к традиционной гимназии. Однако в отличие от дореволюционной России это была единая школа, для всех, безотносительно социального и национального происхождения.

 Элитарная классика

В 30-е годы в школы и вузы вернулось преподавание истории, которую поначалу отбросили как бесполезный пережиток дореволюционного прошлого. Причем вернули в значительно большем объеме, чем раньше.

То же самое произошло с русской классикой. Литературу вернули в качестве предмета, причем это были хорошо продуманные, хронологически выдержанные курсы с нужными акцентами. Трудно поверить, но до революции гимназисты, например, не изучали Пушкина. Составители программ ранее посчитали его творчество не нужным в курсе русской словесности. В советской же школе десятки миллионов мальчиков и девочек, проходя через общеобразовательную систему, читали Пушкина, Толстого, Достоевского.  

Советское просветительство знакомило с классической эллинской культурой ДОШКОЛЬНИКОВ (!!!) Уникальный эксперимент по приобщению народа к элитарным ценностям. Басни Эзопа в переводе Льва Толстого.

Стандартная школьная программа

Как оказалось, прогресс не сильно меняет содержание образования. К этим выводам пришли советские педагоги. Вероятно, то же самое предстоит понять и нам. Как сто лет назад, так и сейчас в школе ученик должен:

  1. Овладеть навыками правильной устной и письменной речи. Не имеет большого значения, пишет он в тетрадке чернильным пером сочинение или же ведет в соцсети блог под контролем учителя. Мыслительная деятельность и критерии оценки – суть одни и те же.
  2. Иметь какие-то знания по математике и геометрии.
  3. Пройти курс естественных наук: физика, химия, биология. Опять же, неважно чем он пользуется при подготовке школьного реферата. Разница между Википедией и словарем Брокгауза и Эфрона не столь уж существенна. Привычные нам принципы составления энциклопедии сложились еще в XVIII веке.
  4. Знать иностранный язык. Раньше для языковой практики ученики часто переписывались со сверстниками заграницей. Сейчас благодаря Интернету это делать намного проще, можно общаться на форумах и в соцсетях, но в целом ничего не меняется. Естественно, нужно уметь пользоваться компьютером, но это уже подразумевается само собой.
  5. Познакомиться с отечественной и мировой культурой, в первую очередь, литературой и кинематографом. Т.е., читать, смотреть и слушать – другого способа не придумали.
  6. История. Она не поменялась.
  7. Физкультура, здоровье, география и т.п. «разгрузочные» уроки, чтобы дать мозгам отдых.
Это стандартная «гимназическая» программа. За последние столетия неоднократно пытались выдумать более эффективную, интересную, современную концепцию обучения. Всегда эти отступления вели к падению уровня знаний, школьный материал терял структурность, утрачивалось понятийное мышление. Гаджеты – хорошая вещь для того, чтобы повысить эффективность учебного процесса, однако учебный процесс не может быть превращен в изучение гаджетов.

 Москва – Чикаго. Счет 1:0

После запуска первого искусственного спутника Земли в американском руководстве возникла мысль, что такой успех советской космонавтики невозможен без сильной системы образования. Журнал «Лайф» при содействии американских и советских дипломатов провел интересный эксперимент.

Взяли двух шестнадцатилетних ребят. Алексея Куцкова из Москвы и Стивена Лапекаса из Чикаго. К обоим на целый месяц приставили корреспондентов, которые все время были рядом с ними: на уроках, во время досуга, в библиотеке, в бассейне, – в общем, везде. Так они хотели выяснить, что в СССР и в США подразумевают под хорошим средним уровнем школьного образования.

Обложка журнала «Лайф», март 1958 года. После этой публикации в США началась реформа образования (скан журнала на английском можно посмотреть здесь, статья на стр. 25 – 35, там же много фотографий обоих школьников)

 Результаты исследования, мягко говоря, удивили американских читателей:

«Хотя Алексей и Стивен ровесники, Алексей как минимум на два года опережает по образованности. 

Стивен изучает английский, американскую историю, геометрию и биологию. Для него самый сложный предмет – геометрия, поэтому его матери приходится платить 4 доллара за час дополнительных занятий в неделю. Список предметов у Алексея намного больше, и по всем он одинаково хорошо успевает.

Алексей читает Шекспира и Шоу, а Стивен только закончил приключенческую книгу Стивенсона.

Оба юноши активно занимаются спортом. Стивен 11 часов в неделю плавает в бассейне. Алексей ходит в волейбольную секцию три раза в неделю и еще пять раз в неделю занимается музыкой. Стивен каждый день встречается со своей девушкой, любит бывать на вечеринках и танцах. У Алексея же почти нет свободного времени, а отношения с девушками явно отстают от американского стандарта.

Стивен общительный, с чувством юмора, лидер во всех школьных мероприятиях. Алексей трудолюбивый, целеустремленный, даже агрессивный.

Советская школа уделяет большое внимание фундаментальным научным предметам – химии, математике, физике, астрономии, но у Алексея хорошая подготовка и по литературе и языкам. Есть, правда, проблемы с историей, но отнюдь не по вине ученика: после смерти Сталина школьный курс переписывается, и экзамен по современной истории пока отменен. И вообще в России и Восточной Европе у детей больше резона учиться. В СССР ученые и инженеры – представители новой аристократии, и единственный путь влиться в ее ряды – это образование».

 Так была выстроена вполне передовая и конкурентоспособная образовательная система. Вполне возможно, что классические «чертежи» не устарели и в XXI веке. 

Источник


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.