Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Фунты, тугрики...

Спасти рядового Рейкьявика: зачем Россия помогла стране — члену НАТО

4.10.2018

«Рука Москвы» вытянула 10 лет назад из финансовой пропасти Исландию, и этот пример оказался заразительным

Ровно 10 лет назад маленький северный остров заглянул в бездну, став эпицентром мирового экономического цунами. От оказавшейся на грани финансового краха Исландии, еще незадолго до этого принимавшей у себя ключевую базу НАТО, отказались буквально все. Ровно до тех пор, пока в СМИ не просочились слухи, что исландцам может помочь Россия. Всего лишь крайне неконкретных разговоров хватило для того, чтобы от доброхотов было не протолкнуться. Как выясняется сейчас, Рейкьявик сознательно припугнул иностранные державы «рукой Москвы» — и добился всего, что хотел. Подробности — в материале «Известий».

Исландия стала первой страной, до которой добрался глобальный финансовый кризис 2008 года. Еще зимой местная валюта обрушилась на 35%, а инфляция взлетела до 18% в годовом исчислении — немыслимый показатель для страны, относящейся к категории развитых. Тогдашний председатель исландского ЦБ Давид Оддссон винил во всем «разбойничье нападение международных спекулянтов», но причина бедствий была гораздо глубже.

В 2000-е годы остров у полярного круга фактически превратился в хедж-фонд. Накапливавшиеся все десятилетие глобальные финансовые проблемы, связанные с раздуванием активов и заимствований банков, в этой стране имели гипертрофированные черты. «Горячий» капитал раздул финансовый сектор Исландии до таких масштабов, что тот потерял минимальный контакт с реальным миром. Внешний долг в семь раз превысил ВВП государства, что стало явным рекордом из более или менее описанных историками экономики случаев.

Осенью 2008 года пузырь лопнул, в мгновение уничтожив три крупнейших банка страны и оставив островитян без средств к существованию. Однако если в начале этого кошмарного для глобальной экономики года Исландия и вызывала какой-то интерес, то к сентябрю он пропал — державы от Канады до Японии занялись спасением самих себя. Судьба острова с 300-тысячным населением повисла на волоске.

В начале октября государство взяло под контроль все крупные банки страны. Однако принципиально это уже не могло изменить ситуацию. Крона валилась на десятки процентов за день, торги акциями кредитных организаций вообще пришлось прикрыть на неопределенное время. Основной индекс биржи OMX рухнул с начала кризиса в 36 раз. Золотовалютные резервы упали до $2 млрд — по сути, к концу года стране было банально нечем платить за импорт.

При этом на помощь традиционных союзников рассчитывать не приходилось. Исландия довольно холодно относилась к перспективе вступления в ЕС. «Тресковые войны» с Великобританией оставили в Лондоне крайне неприятное впечатление. Кроме того, 7 октября 2008 года Исландия отказалась от выплат вкладчикам Icesave, подразделения местного банка Landsbanki, в котором держали депозиты почти 350 тыс. граждан Великобритании и Нидерландов. Наконец, США в разгар мирового кризиса были поглощены собственными проблемами.

Еще в августе, когда всем в руководстве страны стало очевидно, что в финансовом секторе назревает катастрофа, премьер-министр Гейр Хорде съездил на Олимпиаду в Пекин. Как пишет Bloomberg в материале, посвященном 10-летию исландского финансового кризиса, там он провел серию переговоров о возможной помощи с лидерами Китая, но вразумительного ответа не получил. После этого возникла мысль попытать счастья в России.

Надо сказать, что финансово-экономическая ситуация в РФ во второй половине 2008 года была немногим лучше. В сентябре фондовый рынок обрушился, а государство начало вливать средства в крупнейшие банки. Хотя цена на нефть вплоть до ноября оставалась довольно высокой, в Кремле били тревогу — с таким масштабным кризисом экономика и финансовая система страны не сталкивались уже 10 лет.

Тем не менее, в отличие от многих других государств, у России была «подушка безопасности» — резерв, накопленный в основном во второй половине «нулевых» годов. Резервный фонд страны на 1 октября 2008 года составлял $140 млрд. Хотя тот самый «черный день», на который откладывались эти средства, практически наступил, в Москве понимали, что какую-то часть этого стратегического запаса, можно потратить без особых рисков.

Для РФ особый интерес в ситуации представляло геополитическое положение Исландии. Бешеный рост цен на углеводороды в 2000-е годы и ожидавшийся тогда локальный пик добычи нефти в России побуждали как Москву, так и другие приполярные державы к «бегу в Арктику» с ее практически неограниченными запасами природных ресурсов. В то же время статус арктических территорий по международному праву был прописан плохо. В этой ситуации возможность заполучить союзную или хотя бы дружественную державу в регионе стоила дорого. Никак не меньше суммы, в которой нуждался Рейкьявик.

6 октября Гейр Хорде обратился к согражданам с речью, в которой сказал: «Боже, благослови Исландию». И в тот же день мировой деловой прессе стало известно, что Исландия договорилась с Россией о предоставлении межгосударственного кредита на €4 млрд ($5,4 млрд). Сообщалось, что сделку уже якобы одобрил премьер-министр Владимир Путин и осталось утрясти сущие формальности.

Впрочем, уже на следующий день ЦБ Исландии внес корректировку. По версии местного регулятора, переговоры только-только начались. В то же время стали известны предварительные детали соглашения: Россия готова была выделить кредит под процент, превышающий лондонскую межбанковскую ставку кредитования на 0,3–0,4 процентного пункта — на тот момент это был весьма щедрый вариант, учитывая положение дел в Исландии. Замминистра финансов России Дмитрий Панкин тем не менее подчеркнул, что в Москве окончательного решения по вопросу кредита Исландии не приняли.

Заметное изменение позиций всего за сутки свидетельствовало о том, что в Вашингтоне слухи о кредите приняли с полной серьезностью и начали действовать. В течение октября переговоры между Москвой и Рейкьявиком застопорились. 14 октября в российской столице «в хорошей атмосфере» прошли переговоры между сторонами, на которых никакого серьезного продвижения отмечено не было. А спустя 10 дней Международный валютный фонд принял решение выделить Исландии €1,6 млрд. Однако еще в течение месяца деньги так и не поступили на счета в Рейкьявике. Более того, из-за нерешительности МВФ другие желающие помочь, в частности, скандинавские страны, не могли выделить средства на поддержку Исландии.

Развязка наступила во второй половине ноября, когда МВФ при поддержке Норвегии, Швеции, Дании и Финляндии предоставил Рейкьявику €4,5 млрд в виде прямой финансовой помощи валютных свопов. Исландия была спасена. После трех лет рецессии, в 2011 году она вернулась к экономическому росту. Став первой жертвой глобального финансового кризиса, североатлантическая страна стала первой, кто полностью преодолел все его последствия — во многом благодаря ловкой политической манипуляции. Более того, фактически Исландия отказалась от выплаты обязательств по долгам своих банков перед рядовыми британцами, голландцами и другими вкладчиками Icesave. Всё это маленькой стране сошло с рук безнаказанно.

Пример Исландии оказался заразительным — спустя несколько лет подобную тактику применила Греция. В 2015 году страна-банкрот оказалась под давлением со стороны своих кредиторов из ЕС, ЕЦБ и МВФ, требовавших принять исключительно жесткую программу экономии. Свежеизбранный премьер-министр из радикальной партии Сириза Алексис Ципрас ответил на это визитами в Москву. Москва, судя по всему, была готова помочь, но при условии получения доли в стратегически важных активах — таких, как местная газовая компания и порты в Афинах и Салониках.

Тактика Греции сработала хуже: серьезных послаблений Афины от своих кредиторов не получили. Не помог и референдум, где греки твердо высказались против получения помощи из Брюсселя и Вашингтона на условиях противоположной стороны. Причин провала маневра было несколько. Во-первых, задолженность Греции исчислялась сотнями миллиардов долларов. При всем желании Россия не смогла бы закрыть даже половину необходимой суммы в одиночку. Во-вторых, Исландия не состояла в ЕС и еврозоне, ее зависимость от торгового блока была минимальной. Поэтому Рейкьявик мог действовать на свой страх и риск, выбирая себе покровителя. Греция в своих маневрах была изначально ограничена.

Тем не менее опыт последних лет показывает, что малые страны Европы неплохо овладели тактикой использования России для решения своих финансовых проблем. Участие Москвы в программах финансовой поддержки того или иного западного государства в Вашингтоне и Брюсселе зачастую воспринимается как элемент «гибридной войны», из-за чего они готовы пойти на многое, лишь бы этого не допустить. Небольшие государства, знающие свои козыри и умеющие ими пользоваться, могут извлекать из этих фобий неплохие дивиденды.

Дмитрий Мигунов, Известия


 

Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.