Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

У края бескрайней страны. Итоги путешествия

23 сентября 2009
<
Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото...  
Источник: "ОДНАКО"

Под ногами плещется Амурский залив Тихого океана. Вот и приехал.

Если сплюсовать все дороги и бездорожья, получается 10 720 километров.

Можно поиграться с картой мира: взять циркуль, одну его ногу упереть в Киев, вторую – во Владивосток. Если, оставив ногу в столице Украины, перенести вторую с востока на юго-восток, она упрётся в Индонезию, на остров Суматра. Если переставить на юг, получается Мадагаскар. Или Зимбабве, недалеко от границы ЮАР. На юго-западе циркуль упирается аккуратно в бразильский Сан-Паулу. На западе – США, город Портленд. Или провинция Квебек в Канаде. На север – Бог знает. Где-то за полюсом.

 

Земной шарик, оказывается, не такой и большой.

 

Украина меня провожала в Харькове.

 

Знали б вы, как же я по ней скучаю! Золотая моя Украина, жена, дочка, друзья! Ющенко, Тимошенко, Янукович, самая широкая коалиция в мире! Как я без этого жил?

 

Полтора месяца прошло, и в глаза перестали бросаться орлы и триколоры. И президент Медведев. И премьер-министр Российской Федерации Владимир Владимирович Путин.

 

Я помню гламурную Москву.

 

Очень гламурную

 

Когда к нам приезжают персонажи подобного масштаба, это событие. А тут они в порядке живой очереди толкаются. Великий город – Москва! И мечети тут красивые.

 

На Курском вокзале, в обменном пункте, чётко видно, какой внешнеэкономический вектор у центральной России.

 

На восток за Москвой всем становится глубоко не до нас. В Кургане вручил Костику Найданову, местному хулигану, в подарок кепку с загадочным символом на лбу.

 

– Что это? – спрашивает Костик

 

– Трезубец! – возмущаюсь я.

 

– Ааа... а что это?

 

А ничо, Костя. Носи на здоровье. Удивляй курганскую братву.

 

Настоящая Россия, с которой рисуют самоварно-медвежьи карикатуры, для меня началась на пути «Москва – Петушки» и достигла концентрата в Перми. Прямо в воздухе что-то поменялось.

 

Говор другой, дома другие, природа другая, даже лица – вот не вру! – другие. Искал дорогу к поселку Оверята, постучал в один из дворов. Вышел дядька – ну типаж! Я такие привык видеть в черно-белом цвете.

 

Урал просто дышит православием. Такое впечатление, будто храмы концентрируются из местной атмосферы. Дико было представить в этих местах протестанта в галстуке, да простят меня уважаемые протестанты в галстуках.

 

Там мне хотелось снимать кепку и креститься при виде каждого вызолоченного купола. Что я, собственно, и делал.

 

Хорошие люди отвезли меня к местному маленькому водопаду «Плакун». По совместительству он оказался «источником пророка Ильи». Адски холодный. Окунулся трижды: во имя Отца, Сына и Духа Святого, чёрт бы их всех побрал.

 

Там же познакомился с верующими из Екатеринбурга.

 

Тут банные веники продаются прямо в супермаркетах.

 

Сейчас мне и самому неясно, как можно иметь частный дом и не поставить баню. Я видел целые банные городки: ряды вроде гаражных, но деревянные, и над каждым дым из трубы.

 

За время пути я пересек великие реки – Оку, Волгу, Енисей, Ангару, Амур и многие другие. Я все их фотографировал, сейчас не могу отличить одну воду от другой.

 

Я увидел и попробовал кучу разной невиданной растительности – от чернокорой рябины и диких яблок на Урале…

 

…до сьедобного папоротника на Дальнем Востоке. Даже увидел знаменитую Карельскую березу – чёрную.

 

Знакомился с представителями самых разных национальностей. Меня подвозили армяне, чуваши, таджики и т.д. Особенно запомнилась пара узбеков, которые кормили меня фруктами, а сами соблюдали строгий пост в месяц Рамадан – от восхода до захода солнца не ели и не пили. И совершали намаз прямо у обочины.

 

Провёл не одну неделю в компании с суровыми дальнобойщиками.

 

Разбивал палатку в самых разных местах.

 

Спал в машинах – на задних и передних сиденьях. С комфортом разваливался в шикарных американских грузовиках или забивался в уголок на суровых китайских. Иногда попадал в настоящие хоромы – добрые люди звали в гости.

 

Организовывал быт, как мог.

 

Ездил самыми разными способами.

 

Заезжал в самые неожиданные места.

 

Общался с самыми разными людьми.

 

Просыпался в тумане.

 

Попадал под дождь

 

И под снег. В начале сентября!

 

Пробирался через фантастическое бездорожье.

 

И очень, очень много голосовал на обочине.

 

Я нашел родных, связь с которыми потерялась пару десятков лет назад. Побывал в родной деревне моей матери. Всю жизнь думал, что она шутит и таких названий у населенных пунктов не бывает.

 

Я доехал до Владивостока. Дальше – океан, дальше только морем. Таки добрался до края бескрайней России.

 

Нечеловеческое спасибо людям, которые помогали мне. Малообъяснима эта доброта; когда тебя приглашают в машину, ты становишься гостем в самом нашем понимании этого слова. Вернусь домой, в Киево-Печерской Лавре поставлю за всех свечи.

 

По окончании пути я должен как бы значительно поумнеть и что-то важное понять. По крайней мере, надеялся. Покопался в себе – был дураком, дураком остался. Однако зёрнышко нашлось: я заметил, как часто за последний месяц я рассказываю людям один и тот же хороший еврейский анекдот. За неимением лучшей мудрости его зацитирую:

 

«Поспорили однажды Рувим и Хаим по очень принципиальному вопросу. Поняли, что сами не спор не решат, и обратились к ребе – пусть их рассудит. Ребе вызвал к себе Рувима. Тот явился и толково обосновал свою точку зрения, попутно разъяснив, где не прав был Хаим. Ребе покивал и выдал резюме: «А ведь ты прав, Рувим!» Настала очередь Хаима. Хаим также оказался подготовленным и смог грамотно обосновать свою позицию. Ребе задумлася и сказал: «Знаешь, Хаим, а ведь ты прав!» Когда удовлетворенный Хаим ушел, маленький Мойша подергал ребе за полу лапсердака и спросил: «Ребе, как так может быть, чтобы правы были и Рувим, и Хаим?» Ребе погладил в задумчивости бороду: «Знаешь, Мойша, а ведь ты тоже прав!»

 

Вот, собственно, и вся мудрость. Спасибо что читали.

 

ДМИТРИЙ РЕЗНИЧЕНКО

 

Читайте весь цикл репортажей "Украина. От моря до моря":

От моря до моря. Автостопом

Украина. Её Мазепа и её сало

Россия начинается за Орлом. А империя – на московской кольцевой

Москва. Мыши плакали, но продолжали жрать кактус…

Особенности русского гостеприимства

Национальный вопрос в России: как его нет

Русские характеры. Бродяги

Россия: нос к носу

Депрессивная русская провинция

Екатеринбург. Теперь это и моя трагедия

Большое журналистское счастье

К межнациональным отношениям в России. Дурацкий эпизод

Ненаше поколение

Дурацкий эпизод — 2: Песня о далёкой Родине

Сибирь. Просто Сибирь

Иркутск. Русская Австралия

К востоку от Байкала. Забыть о Европе и плакать

На родной земле дальневосточной

Комсомольск-на-Амуре. Рыбное место

Как я создавал мифы-страшилки про Украину

Владивосток. Восточная граница Украины

    Нравится: 1 | Не нравится: 1 

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины