Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

“Во всём виноват Сталин”

Источник: "Глагол"
20.12.2012
Фото: pravmir.ru

Сталин – одна из наиболее противоречивых (не по сущности своей, а по вызываемой реакции) и выдающихся личностей в советской истории. Да и в мировой. Не возникает сомнений в том, что, находись во главе Советского Союза другой человек, страна вряд ли прожила те страшные годы – не говоря уже о Победе в Великой Отечественной войне.

Да, бессмысленно отрицать и массовые репрессии – да только за семьдесят дальнейших лет реальные репрессии раздулись до таких «масштабов», что правды практически никто не говорит. И не говорит также о том, что ни одно государство не существует без репрессий. Ну, невозможно это. Государство – репрессивный орган. И воспитание, например, репрессивный процесс. Но по-другому не получается. Посмотрите, например, к чему в США приводит отказ от репрессивной психиатрии – кем там у нас был Адам Лэнца, расстрелявший два десятка детей? Аутистом? Ага. Аутист ведь – не шизофреник, его нельзя принудительно лечить. Пусть его стреляет, лишь бы психика не страдала от репрессий…

В конце концов, большинство репрессированных были осуждены за вполне реальные преступления. Гигантское количество разнообразных человеческих отбросов – в том числе и те, кто маскировался под «соратников». Антисталинисты любят восклицать: даже своих, мол! Каких там своих. Какое количество эсеров, меньшевиков, троцкистов (абсолютно невменяемых) было в советском управлении? Огромное. Как с ними можно было бороться, если они-то ставили перед собой отнюдь не «исследовательские» цели? А те репрессии, которые были чрезмерными, очень часто относились не к Сталину. Вот, например, к Хрущеву.

Вы думаете, почему Никита Сергеевич набросился на ХХ съезде на своего предшественника? Почему Хрущев, дольше и громче всех рыдавший на похоронах Сталина (так, что Политбюро всерьез предполагало, что ему заплатили грузинские соратники Сталина: Хрущев напоминал шута, и никто предположить не мог, что этот шут будет во главе страны), принялся так активно «развенчивать» культ личности?

Да потому, что лично Хрущев, туповатый и скользкий (но хитрый! как Кравчук) провинциал, нес ответственность за целый ряд «репрессивных излишеств» (так он сам на ХХ съезде называл необоснованные репрессии). В частности, в Подмосковье он умудрился в 37-м году обнаружить двадцать тысяч кулаков. Нонсенс и преступление, правильно?

Таких преступлений хватало, и у Хрущева был только один шанс избавиться от ответственности за них – опередить. Он и опередил. Подождал, пока получит хоть какую-то власть, и – опередил. С 56-го года о Сталине начали ходить действительные легенды – куда там сомнительной эпохе «культа личности». Хрущев совершал ошибку за ошибкой во внутренней и внешней политике, и единственным его спасением была дальнейшая раскрутка антисталинской истерии. Только благодаря ей Хрущев «справился» с большинством в Политбюро, которое впоследствии было названо «антипартийной группой».

Только не надо вспоминать о «хрущёвках» – проект-то был сталинский. Правда, из более приличных материалов, и с большей этажностью, и с девяностолетним сроком эксплуатации, но это ведь не важно, главное…

Сталин, кстати, не нуждался в выкрутасах а-ля Никита Сергеевич – ошибки он умел признавать, а, главное, никогда не совершал их в таком количестве и таких масштабах. Удивительного здесь ничего не было: в личной своей жизни Иосиф Виссарионович полностью следовал коммунистическим нормам. Личной собственности у него не было – в отличие от того же Хрущева и его «сменщиков». Решения, принимаемые Сталиным, приводили в восторг Черчилля – не самого хорошего человека, но одного из самых успешных политиков. И, кстати, у того же Черчилля, впрочем, как и у большинства крупных политиков того времени, не вызывало сомнений наличие заговора в советском генералитете накануне войны. То, что делали Тухачевский или Павлов, нельзя было списать на некомпетентность (хотя суперпрофессионализм первого явно преувеличивался), это было сознательное вредительство, и если бы не сталинское пресечение, война была бы проиграна.

Итоговое же противоречие было в том, что страна, существующая в постоянных авральных условиях, держалась на плаву во многом за счет неизбежного пренебрежения сиюминутным. В Кремле, безусловно, пренебрегать им было легче. А на местах стояли не Иосифы Виссарионовичи – и поэтому на местах нередко пренебрегали людьми. Кого в этом обвиняли? Естественно, Сталина. Все забывали – и забывают – о том, что исторические личности не могут оцениваться по качествам характера или морально-нравственным свойствам (которые, впрочем, в случае Сталина вызывают куда меньше претензий, чем, например, в случае Троцкого). Просто последние оценивать куда проще. Проще, но – совершенно неправильно.

Филипп Садиленко, специально для интернет-издания «Глагол»


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.