Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

История из архивного пепла

10 сентября 2009
<
Увеличить фото...  
Источник: "Oligarh.net"

Булгаковская фраза о том, что «рукописи не горят» давно уже воспринимается в качестве абсолютной и непререкаемой истины. Не беря на себя смелость спорить с великим Мастером, следует заметить, что в одном конкретном случае его максима не работает.

Несмотря на то, что Михаил Афанасьевич предвидел многое (пророчество «бухгалтеру в Киеве не бывать» скоро исполнится во второй раз), но все же то, что появится СБУ, а в ней будут работать такие «титаны мысли» и «моральные авторитеты» как Наливайченко и Вьятрович, он представить не мог. А именно здесь не только рукописи, но и другие архивные документы горят самым натуральным синим пламенем и, не просто так, а под бдительным присмотром эсбэушного начальства. И увы, пока этот пепел ни в чье сердце особо не стучится. Во всяком случае если Наливайченко лениво и поругивают за поставленную на поток фальсификацию истории, то уничтожение архивов наша «оппозиция» (ну, просто Его Величества) не замечает, хотя это давно стало секретом Полишинеля.

 

Между тем именно архивное «направление» является одним из ключевых в деятельности СБУ, наряду с тотальной незаконной прослушкой и крышеванием контрабанды. Наличие всегда под рукой совершенно невменяемого Вьятровича позволяет выпускнику Краснознаменного института КГБ СССР имени Ю.В.Андропова пану Наливайченко выполнять важнейшую политико-коммуникативную функцию. Ревностно обслуживая даже не столько Тимошенко, сколько бизнес-интересы сладкой парочки Турчинов-Кожемякин, предоставлением президентскому назначенцу полной свободы рук председатель СБУ сохраняет и относительно нормальные отношения с Ющенко, для которого тема создания псевдоистории давно стала затмевающей реальный мир манией. А президент хоть и «хромая утка», но некоторые вещи в ведомстве все еще зависят только от него и, Наливайченко предпочитает, по мере возможности, демонстрировать максимальную лояльность.

 

Сам глава архива и личный советник председателя СБУ не стесняется прямо говорить о глобальной цели своей деятельности на Владимирской, 33: «Мы же собираемся в корне изменить все представление о Второй мировой войне и об участии в ней украинского народа... Мне поручена информационно-просветительская работа... Нашей целевой аудиторией будут молодые люди и т. наз. «среднее поколение», не испытывающие страха перед переосмыслением своих внутренних ценностей и исторических представлений».

 

Конечно, примитивные фальсификационные шедевры Вьятровича ничего кроме смеха вызвать не могут – с его уровнем преподавателя истории школы для умственно отсталых забитого галичанского райцентра большего ожидать и не приходится. С завидной регулярностью СБУ представляет фотографии «жертв голодомора» на фоне калифорнийских рододендронов, нансеновские снимки голода 1921 года в Поволжье, рассказы как антифашисты из «Нахтигаля» спасали евреев или, как герои ОУН-УПА были глубоко озабочены соблюдением прав национальных меньшинств, а в особенности польского населения Волыни.

 

К тому же ясно - одними (да еще и крайне непрофессиональными) подтасовками декларируемых советником председателя СБУ целей достичь невозможно. Поэтому Вьятрович перешел к делу простому и действенному, как бандеровская удавка – уничтожению документов, опровергающих навязываемое сверху представление о прошлом. По его приказу сотрудники архива СБУ перелопачивают фонды и документы, не вписывающиеся в официальную концепцию, отправляют в бумагорезку, а полученную «вермишель» сжигают. Методика что именно следует уничтожать, базируется на ежедневном ручном «сканировании» фондов. О нахождении «подозрительных» документов докладывается по начальству и, потом Вьятрович лично решает «помиловать» их или превратить в дым. Впрочем, метод «научного тыка» сильно напоминает поиск иголки в стоге сена и заведомо малоэффективен. В общем, американские гранты и пряники лично от семейства Ющенко-Чумаченко (например, роскошная квартира предоставленная ДУСей по личному распоряжению гаранта) Вьятрович отрабатывает слабо.

 

В основном шерстятся фонды, имеющие отношение к массовому голоду 1932-1933 годов и ОУН-УПА, но не оставляются без внимания и другие, в которых иногда можно найти материалы, опосредованно касающиеся современных политиков. И иногда далекое прошлое многое объясняет в дне сегодняшнем, что еще раз подтверждает основные постулаты генетики и народную мудрость насчет яблони и яблок.

 

Например, Вьятровичем были случайно обнаружены интересные документы о деде Владимира Литвина. Житомирское УНКВД зафиксировало его высказывание (сделанное при нескольких свидетелях) после ввода советских войск на территорию Западной Украины: «Скоро придут немцы, и будем активистам забивать гвозди в спину». После сообщения в НКВД УССР было дано указание о немедленном аресте любителя немцев, что и было исполнено. Однако вместо Колымы Литвин-дед был выпущен через три дня на свободу по личному распоряжению начальника Житомирского УНКВД Александра Мартынова. Свое решение в письме замнаркому Николаю Горлинскому он пояснил тем, что Литвин дал ценную информацию и был завербован как осведомитель под псевдонимом «Гринь». В дальнейшем Мартынов сообщал о плодотворной деятельности сексота, «давшего сведения о контрреволюционной группе бывших кулаков, готовивших акты вредительства». Правда, расстрелянные в 1940 г. «кулаки-вредители» были реабилитированы еще в начале шестидесятых и дезинформацию сексота можно объяснить только его намерением активной работой на органы избежать поездки на Север.

 

Понятно, что Вьятрович не упустил такого прекрасного случая прогнуться перед председателем Верховной Рады и метнулся к нему с найденными бумагами. Но уничтожая по личной просьбе Владимира Михайловича документы о прошлом семейства Литвинов, руководитель архива СБУ не знал, что предок спикера упоминается и в сообщении Горлинского в НКВД СССР о настроениях населения (Ф.16. – Оп. 32 (1951 г.). – Дело 13. – Л. 202-214). Можно ожидать, что теперь и это донесение «исчезнет» из архива.

 

Хотя, в чем-то Булгаков все-таки прав. Ведь не исчезла подписка о сотрудничестве самого Владимира Михайловича, обязавшегося на втором курсе истфака КГУ помогать многотрудной деятельности КГБ, подписывая агентурные донесения псевдонимом «Старый».

 

В этом еще раз проявился абсолютный непрофессионализм Вьятровича – он так и не научился ориентироваться в собственных фондах и блуждает в них подобно беспомощному слепому котенку. При этом он абсолютно уверен в безнаказанности. Дошло до того, что в некоторых случаях по указанию Вьятровича уничтожаются не только документы, но и описи некоторых фондов, что станет потом одной из веских улик против этого «историка в штатском».

 

Опись фондов советских органов госбезопасности проводилась еще при Брежневе и, если что, ющенковский «смотрящий за историей» будет все валить на «клятых комуняк» - дескать, они сами уничтожили документы о своих преступлениях и подвигах ангелочков Бандеры и Шухевича.

 

Вьятрович как будто пытается реализовать описанный в оруэлловском «1984» феномен «управления историей», когда в архивах уничтожались подшивки газет и, вместо них печатались новые. Но и здесь проявляется дремучее хуторянство свидомых историков в штатском. Десятками и даже сотнями сожженных документов сколько-нибудь правдоподобную новую реальность прошлого не выстроишь. Пусть перестанет существовать какое-то количество материалов о злодеяниях бандеровцев или истинных причинах массового голода тридцатых, но остаются тысячи не менее важных документах в архивах, слава Богу, никоим образом не подчиненных вьятровичам.

 

Между прочим, в так проклинаемые оранжевыми демократами «тоталитарные времена» нельзя было представить себе, чтобы уничтожались архивные документы. Да, было немало закрытых спецфондов, но одно дело ограничить доступ к документам, а другое по-воровски их трусливо сжигать. Разве что Хрущев «подчистил» фонды относительно его более чем активной роли в массовых репрессиях, но тут, все-таки, речь шла о заметании следов собственного преступления, а не глобальном проекте создания сверхмифа прошлого из архивного пепла и культивируемых мифов.

 

Не учел Вьятрович только одного – несмотря на проводимое им «огаличанивание», в архиве еще есть сотрудники, которые помнят о таком реликтовом для «постгеноцидного» СБУ понятии, как офицерская честь. В конце концов, президентскому протеже придется объяснять прокуратуре таинственное исчезновение документов имеющих большую историческую ценность, как и Наливайченко почему он, зная о творящихся преступлениях, создал подчиненному режим наибольшего благоприятствования для их осуществления.

 

Денис Рыбалко

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 1 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины