Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

varjag_2007: Кого Сталин видел своим преемником

10 августа 2012
Источник: varjag_2007

К 110-летию со дня рождения Пантелеймона Кондратьевича ПОНОМАРЕНКО

Старые и новые фальсификаторы, пигмеи разного рода и мастей, обвиняя Сталина в узурпации власти, хулят его и за то, что тот якобы до последнего не желал расставаться с высшими партийными и государственными постами. Очередная ложь, шитая «белыми нитками». О своем намерении уйти на покой вождь, как известно, заявил на ХIХ съезде КПСС. Члены вновь избранного ЦК не удовлетворили тогда его настойчивой просьбы.

Сочинители выше упомянутых версий «забывают», что еще в предвоенные годы Сталин сделал ставку на решительное омоложение кадров. Руководителями министерств, или, как их тогда именовали, народными комиссариатами, заместителями главы правительства - были выдвинуты молодые специалисты, получившие уже в советское время высшее образование, положительно зарекомендовавшие себя на самостоятельной работе. В 35 лет наркомом электрификации и электростанций стал Михаил Первухин. Через год он был назначен заместителем председателем Совнаркома, позднее стал одним из организаторов работ по созданию советского атомного оружия. Не было и сорока наркомам: танковой промышленности - Вячеславу Малышеву, черной металлургии – Ивану Тевосяну, судостроительной промышленности – Ивану Носенко, вооружения – Дмитрию Устинову, заместителю председателя Госплана СССР, воспитаннику Донецкой областной парторганизации Максиму Сабурову. Едва исполнилось 37 Александру Щербакову, когда его избрали первым секретарем Донецкого обкома партии, а затем – руководителем Московской областной парторганизации, в годы войны являлся одновременно начальником Главпура РККА и Совинформбюро.

А Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко был избран первым секретарем Центрального Комитета Компартии Белоруссии в 36 лет. Его биография является типичной для миллионов его сверстников, востребованных новой эпохой – эпохой социалистического созидания.

По национальности украинец, но этим, пожалуй, его украинские корни и ограничиваются. Родился в крестьянской семье на Кубани. С 16 лет в Красной Армии, участник Гражданской войны. В 23 года навсегда связал свою судьбу с партией большевиков. Окончил Краснодарский рабфак, затем - Московский институт инженеров транспорта.

Инициатива пригласить молодого, подающего надежды преподавателя одного из высших учебных заведений столицы на работу в аппарат Центрального Комитета ВКП (б) принадлежала сталинскому соратнику, секретарю ЦК Андрею Андреевичу Андрееву*).

Впервые Сталин услышал фамилию Пономаренко на совещании, где обсуждались проблемы научно-технического развития. Вел совещание Маленков. В президиуме был Сталин. Совещание подходило к концу, оставалось утвердить список технической литературы, на которую спрос удовлетворялся далеко не полностью

Маленков скорее для приличия спросил:

- У кого еще есть вопросы?

- У меня. В список не включен учебник по металлургии, которого крайне ждут инженерно-технические специалисты отрасли, - поднялся с места подтянутый молодой человек

Вспыхнула небольшая дискуссия, окончившаяся тем, что вождь попросил предложенный перечень изданий еще раз придирчиво изучить. В него затем вошли не только упомянутый учебник, но и другие необходимые пособия.

Сталин обладал феноменальный памятью. Запомнил он и нового инструктора отдела руководящих партийных органов, который, невзирая на авторитеты и обстоятельства, умел отстаивать собственную точку зрения. Этому принципу Пантелеймон Кондратьевич не изменил на протяжении всей своей жизни.

Вскоре получил первое ответственное задание. Лично от Сталина. Из Сталинградской области потоком шли жалобы на непрекращающиеся репрессии против партийных и советских руководителей. Пономаренко поручили разобраться, насколько обоснованы эти сигналы.

Вместе с первым секретарем обкома партии Алексеем Чуяновым, будущим руководителем обороны Сталинграда от фашистских орд, посланец Москвы засел за изучение наиболее одиозных дел. Это вызвало ропот местных ставленников «железного наркома» НКВД Ежова, посыпались встречные жалобы в Москву – уже на проверяющих. Но Пономаренко с Чуяновым не отступили: многие несправедливо осужденные были реабилитированы и восстановлены в партии, а нарушители законности получили по заслугам.

Вскоре, в июне 1938-го Политбюро ЦК ВКП (б) рекомендовало Пленуму ЦК Компартии Белоруссии избрать П.К. Пономаренко первым секретарем республиканской партийной организации. Напутствуя Пантелеймона Кондратьевича перед отъездом в Минск, Сталин снова одной из неотложных поставил задачу восстановления социалистической законности. Вождь выразил удовлетворение той работой, которую недавно Пономаренко провел в Сталинграде.

- Но как это лучше сделать, Иосиф Виссарионович? - спросил.

- Идите в тюрьмы. Изучите уголовные дела осужденных. Вам, конечно, будут мешать. Не стесняйтесь напоминать, что это мое вам личное поручение.

Новый руководитель белорусских коммунистов так и поступал. В местах лишения свободы сталкивался с вопиющими фактами. К примеру, один из жителей сельской местности рассказал, что получил длительный срок якобы за нелегальный переход границы. А что было на самом деле? Человек гнал самогон. Поскольку в Польше тогда царил «сухой закон», за спиртным нередко наведывались «с той стороны». Среди покупателей были даже будущие министр иностранных дел Бек, главнокомандующий польской армии Рыдз-Смиглы. Нередко потерпевший и сам хаживал с пользующимся спросом товаром через границу.

Незадачливого винокура Пономаренко распорядился освободить тотчас же.

Сфабрикованных подобным образом дел против «врагов народа» оказалось немало. Все они были закрыты по реабилитирующим обстоятельствам.

Такой подход способствовал оздоровлению обстановки в республике, утверждению в обществе атмосферы уважительного отношения, особенно после воссоединения с Западной Белоруссией. Люди убеждались, что советская власть может быть не только строгой, но и справедливой, способной отличать правду от кривды.

В этом, пожалуй, один из «секретов», почему белорусский народ так решительно поднялся на священную борьбу против фашистских оккупантов, почему в республике огромный размах приобрело партизанское движение.

В суровые годы войны генерал-лейтенант Пономаренко – член Военных советов Западного, Центрального, Брянского, Калининского фронтов. В конце мая 1942 года получает самое ответственное в своей боевой биографии задание – возглавить созданный Государственным комитетом обороны Центральный штаб партизанского движения. Хрущев, правда, активно продвигал на этот пост наркома внутренних дел Украины Сергиенко. Но предложения Пономаренко о стратегии, формах и методах партизанской борьбы убедили ГКО, что лучшего «главнокомандующего» борьбой в тылу врага не найти.

Нашим вторым фронтом назвал Сталин партизанское движение на совещании командиров партизанских отрядов в Центральном Комитете партии. Уже к концу этого года немногочисленные и разрозненные формирования народных мстителей превратились в тылу врага в грозную боевую силу, не дававшую оккупантам покоя ни днем, ни ночью. Партизанским отрядом имени Щорса командовал молодой учитель Петр Машеров, представителем ЦШПД – секретарем нелегального ЦК ЛКСМ республики воевал Кирилл Мазуров. Оба они после войны зарекомендуют талантливыми лидерами коммунистов Белоруссии.

А всего за линией фронта, на временно оккупированной врагом территории действовали 6200 партизанских отрядов и соединений. Они уничтожили свыше 170 тысяч вражеских солдат и офицеров, а это, по меньшей мере, 10 полноценных дивизий вермахта, подорвали 18000 тысяч железнодорожных эшелонов с техникой, живой силой и боеприпасами.

И в этих успехах немалая заслуга Центрального штаба партизанского движения, которым П.К. Пономаренко руководил без малого два года. Штаб умело координировал действия Украинского, Белорусского, областных партизанских штабов, взаимодействовал с командованием фронтов, осуществлял переброску в тыл диверсионных групп, вооружения и боеприпасов, осуществлял эвакуацию раненых.

Штаб ЦШПД совместно с командованием партизанских отрядов осуществили осенью 1943 года дерзкую операцию по уничтожению палача белорусского народа гауляйтера Кубе. Мину направленного действия подпольщица Елена Мазаник заложила в спальне группенфюрера СС, под его кровать. Разрабатывался план освобождения Минска от фашистских оккупантов силами партизанских отрядов, но осуществить его помешали стремительные темпы наступательной операции «Багратион» 1-го Белорусского фронта.

В июле 1945 года литерный состав, в котором Сталин направлялся на Потсдамскую конференцию руководителей стран антигитлеровской коалиции, сделал краткую остановку в Минске. Пантелеймон Кондратьевич сопровождал вождя до Барановичей. По пути кратко информировал о восстановлении лежавшей в руинах республики. Уже переселено из землянок в новые дома 100 тысяч семей; жилье в первую очередь предоставляется семьям погибших воинов, партизанам и подпольщикам, а также демобилизованным фронтовикам. Разрушенную почти дотла столицу правительство (с 1944 года Пономаренко одновременно возглавлял Совет Народных Комиссаров БССР) намерено не восстанавливать, а строить город заново. Сталина радовала лаконичная, судя по всему, объективная информация белорусского лидера. Тут же дал указание Молотову подготовить постановление Союзного Совнаркома о строительстве в Минске тракторного и авиационного заводов: «Белорусы этого заслужили».

Кто бывает нынче в Минске, тот обращает внимание на широкие улицы, просторные площади. Пономаренко смотрел тогда в будущее, закладывая «фундамент» под современный и благоустроенный город.

Как не хотелось Пантелеймону Кондратьевичу расставаться с полюбившимся ему краем Белых Рос, но пришлось. В июле 1948 года его избирают секретарем Центрального Комитета партии. Его авторитет и роль в партии растут. На организационном Пленуме ЦК, состоявшемся после XIX съезда КПСС, Пономаренко вводят в состав Президиума ЦК. Чуть раньше к его новой партийной должности добавились обязанности министра заготовок СССР.

Можно понять логику тех сталинских решений. К концу первой пятилетки сельское хозяйство страны вышло на довоенный уровень. Еще раньше, в 1947 году Советский Союз первым в Европе отменил карточную систему. Последовательно снижались цены на жизненно важные товары, в том числе на продукты питания. И все же спрос на продовольствие удовлетворялся недостаточно, его все больше требовалось для промышленных центров, армии, подрастающего поколения. Следовало не только наращивать производство, но и заготовки, все выращенное своевременно и без потерь отправлять на хранение и переработку. Доверив Пономаренко руководство этой отраслью, Сталин положился на его организаторский талант, на стремление к коллективным методам руководства. И не ошибся.

Едва придя к власти, Хрущев ликвидирует Министерство заготовок с его структурами на местах, что отрицательно сказалась на снабжении населения продуктами питания.

Однако вернемся в 1952 год. Пономаренко назначен одним из заместителей Председателя Совета Министров. Последний Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Иванович Лукьянов вспоминал, что было подготовлено Постановление о назначении Пантелеймона Кондратьевича Председателем Совета Министров. Сталин доверял Пономаренко, намеревался передать ему бразды руководства правительством. Знал ли тот о предстоящем назначении? Думается, что знал.

Внезапная смерть И.В. Сталина перечеркнула эти планы. Лихая троица в лице Хрущева, Маленкова, Берии, не мудрствуя лукаво, совершила государственный переворот, круто повернула штурвал управления страной в ином направлении. Горбачевым с ельциными оставалось довершить черное дело.

После марта 53-го усилиями Хрущева из высших эшелонов партийной и государственной власти были устранены почти все руководители, на которых Сталин возлагал большие надежды и которые обладали современным организаторским и управленческим потенциалом. Не стал исключением и П.К. Пономаренко. Вначале его отправили руководить…Министерством культуры, затем – первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, дальше - на дипломатическую работу – послом в Польшу, Индию, Нидерланды.

Пагубную роль в судьбе этого незаурядного политика, входившего в сформированное Сталиным интеллектуальное ядро партии и государства, сыграл малограмотный и малокультурный Хрущев. Его отношения с Пономаренко, пока жив был вождь, складывались непросто. Еще до войны, после освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии возглавлявший в то время Украину Хрущев добивался передачи республике части исконных белорусских земель, в том числе Бреста, Пинска, Кобрина и даже Беловежской пущи. Москва прислушалось тогда к аргументам белорусского руководства, не удовлетворила притязаний Никиты. Не последнюю роль сыграл и финал истории с хрущевским сыном Леонидом. Осужденный за убийство к отбытию наказанию в штрафном батальоне, он перебежал к фашистам. Военный трибунал определил предателю высшую мере наказания. Привести приговор в исполнение было приказано одному из партизанских отрядов. Отдал приказ начальник ЦШПД Пономаренко. И этого мстительный Хрущев простить не мог.

История, к сожалению, не знает сослагательных наклонений. И все же думаешь: окажись П.К. Пономаренко после смерти Сталина у руля Советского государства, он бы не позволил бы так безжалостно разрушить великую страну, как это сделали Хрущев, Горбачев, Ельцин. Он бы не подошел так безответственно к процессу реабилитации жертв 37-го года, когда в ряды невинно пострадавших чохом были зачислены многие бывшие явные и скрытые враги Советской власти. И возглавить эту работу все основания имел Пономаренко, а не двуличный Хрущев, на совести которого десятки тысяч невинных жертв в Московской области и на Украине.

Последние годы жизни, до выхода не пенсию, Пантелеймон Кондратьевич представлял интересы Советского Союза в МАГАТЭ, преподавал в Академии общественных наук. Скончался в 1984 году.

Вспомним их поименно. Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко, Николая Семеновича Патоличева, Кирилла Трофимовича Мазурова, Петра Мироновича Машерова, на протяжении многих лет возглавлявших Коммунистическую партию Белоруссии, отдавших свою творческую энергию и организаторский талант делу социалистического строительства. Это их бесценный опыт во многом помогает нынешнему Президенту Беларуси, мудрому государственнику Александру Николаевичу Лукашенко.

Владимир СИРЯЧЕНКО

--------------------------

*) При подготовке публикации автор использовал факты из книги российского писателя Владимира Доброва, вышедшей в серии «Загадки 1937 года. Тайный преемник Сталина», за что выражает ему искреннюю признательность.

Прим. В. Зыкова. Полностью книгу можно почитать здесь.

 

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 5 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины