Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

Немного правды о репрессиях. К совету "почитать Солженицына"

Источник: "ОДНАКО"
28.06.2012

В ходе шумихи, поднятой массовым протестом против публичной демонстрации фильма «ССС» на канале «НТВ», некоторые либерально настроенные «творческие личности» заявляли, что этот фильм показывает правду о тех бесчеловечных временах. Да и в дискуссиях, что в сетевых, что в реальных, сторонники «разоблачения преступлений» постоянно советуют «почитать Солженицына».

Поскольку я – не либерал и вести диалог с позиции «Пастернака не читал, но осуждаю» никогда не любил, то я давно уже последовал этому совету, а сейчас хочу поделиться прочитанным. Итак, слово предоставляется А.И.Солженицыну: «Архипелаг ГУЛАГ», первый том, первая глава «Арест», стр. 35-36, описание первых встреченных им «жертв режима».

«Однако сокамерники мои – танкисты в черных мягких шлемах, не скрывали. Это были три честных, три немудрящих солдатских сердца – род людей, к которым я привязался за годы войны, будучи сам и сложнее и хуже. Все трое они были офицерами. Погоны их тоже были сорваны с озлоблением, кое-где торчало и нитяное мясо. На замызганных гимнастерках светлые пятна были следы свинченных орденов, темные и красные рубцы на лицах и руках – память ранений и ожогов.»

Но что же натворили эти «честные сердца», которых Солженицын считает несоизмеримо лучше, чем он сам? Ответ в следующем абзаце.

«Их дивизион на беду пришел ремонтироваться сюда, в ту же деревню, где стояла контр-разведка СМЕРШ 48-й Армии. Отволгнув от боя, который был позавчера, они вчера выпили и на задворках деревни вломились в баню, куда, как они заметили, пошли мыться две забористые девки. От их плохопослушных пьяных ног девушки успели, полуодевшись, ускакать. Но оказалась одна из них не чья-нибудь, а – начальника контр-разведки Армии.»

Напоминаю, что по действующему законодательству такое деяние попадает под статью 131 часть 2 пункт «Б» Уголовного Кодекса Российской Федерации (изнасилование, совершённое группой лиц) и карается отправлением заключением на срок до десяти лет. И никаких исключений для чьих-либо любовниц там не прописано – перед Законом все равны. Я не знаю, какой номер имела аналогичная статья в УК СССР на момент совершения этого преступления и какое именно по ней полагалось наказание – это роли не играет. Перед нами – самое обыкновенное уголовное преступление, которое автор пытается превратить в анекдот «за политику сидел – комсомолку изнасиловал». А мотивы автора следующие:

«Да! Три недели уже война шла в Германии, и все мы хорошо знали: окажись девушки немки – их можно было изнасиловать, следом расстрелять, и это было бы почти боевое отличие; окажись они польки или наши угнанные русачки – их можно было бы во всяком случае гонять голыми по огороду и хлопать по ляжкам – забавная шутка, не больше. Но поскольку эта была «походно-полевая жена» начальника контр-разведки – с трех боевых офицеров какой-то тыловой сержант сейчас же злобно сорвал погоны, утвержденные им приказом по фронту, снял ордена, выданные Президиумом Верховного Совета – и теперь этих вояк, прошедших всю войну и смявших, может быть, не одну линию вражеских траншей, ждал суд военного трибунала, который без их танка еще б и не добрался до этой деревни.»

Во-первых, здесь нужно отметить примитивную манипуляцию сознанием читателей. «Боевые офицеры» и «тыловой сержант», который к тому же «считает себя» главнее не только командующего фронтом, но даже Президиума Верховного Совета. А под занавес – «военный трибунал», буквально преследующий боевые части. Во-вторых, автор своим творчеством щедро унавоживает почву, на которой потом растут претензии к нашему народу по поводу миллионов изнасилованных немок. Впрочем, об этом – чуть-чуть попозже. Ну и, в-третьих, получается, что автор оправдывает своих сокамерников тем, что они якобы имели право насиловать любых женщин, но здесь нарвались на ту, которая из-за близости к карательным органам оказалась неприкосновенной особой.

Вы представляете эту картину? Насиловать не только немок, что ещё можно было бы обосновать «возмездием» за аналогичные преступления, совершённые их родственниками на русской земле, и не только соотечественниц, которых немцы силой угнали в рабство, что уже выходит за рамки логики, но даже своих же сослуживцев – женщин-военнослужащих Красной Армии. То есть насиловать медсестёр и санитарок, которые вытаскивали их с поля боя и спасали жизни в госпиталях, радистов-шифровальщиков, выполняющих всю работу по передаче приказов и отчётов об их выполнении, штабных писарей и чертёжников, без которых немыслима работа штабов и планирование боевых операций. Как в такой обстановке вообще можно вести боевые действия, не говоря уже о достижении победы? Или автор совсем уж «лженицын», или одно из двух...

Кстати, о немках. Совершенно несекретные приказы (да и как может быть секретным приказ, который должны были соблюдать все солдаты и офицеры) чётко дают понять, что никакие преступления против местного населения не допускались. Не было женщин, которых разрешалось насиловать, а значит, не было и «жертв режима» – были три человека, совершивших самое обычное уголовное преступление, и тот факт, что эти люди были военнослужащими, сражавшимися с врагом, ничего не меняет. У нас тогда полстраны воевало (в смысле, половина всех взрослых мужчин, не считая стариков, женщин и завысивших свой возраст подростков) – в такой ситуации боевые медали индульгенциями не являются.

Повторяю, это была всего-лишь 36-я страница весьма толстого (530 страниц) первого тома (из трёх). Нужно ли читать дальше и как стоит относиться к прочитанному – пусть каждый решает для себя сам. А я просто хочу задать вопрос непосредственно тем, кто при советской власти эту чушь вручную переписывал и на антресолях от КГБ прятал: «Неужели вы даже таких простых вещей не замечали?»

P.S. Я нисколько не умаляю трагедии тех людей, которые действительно были арестованы по ложным доносам и осуждены на основании одних лишь «чистосердечных» признаний. В конце концов, были же массовые сталинские реабилитации, проводимые одновременно с осуждением особо «рьяных» следователей НКВД. Однако нельзя приравнивать безвинно осуждённых к преступникам, которым в лагерях и тюрьмах – самое место, и к реально существовавшим перебежчикам, предателям, диверсантам и шпионам. И тем более нельзя приравнивать безвинно осуждённых к тем самым следователям НКВД, которые тогда саботировали поиск враждебных элементов, а сейчас тоже считаются «жертвами режима».

Иван Гооге
 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.