Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

Создатель "Подмосковных вечеров" был готов отправить их в корзину

Источник: "Донбасс"
24.04.2012
Исполнитель многих песен Соловьева-Седого Марк Бернес, руководитель оркестра Виктор Кнушевицкий и собственно Василий Павлович

Мало кому из советских композиторов выпало столько славы: народный артист СССР, лауреат Ленинской и двух Сталинских премий, Герой Социалистического Труда, многократный депутат Верховного Совета, обладатель трех орденов Ленина и одного - Красной Звезды. Впрочем, Василий Соловьев-Седой, 105 лет со дня рождения которого отмечается завтра, все поощрения, действительно, заслужил. Он написал более 400 песен, причем многие стали, как теперь принято говорить, хитами. И не только в Союзе…

Телеграммная дуэль с Богословским

С детства Вася, рожденный в Питере, всласть наслушался русских народных песен, которых мама знала немало. Самостоятельно научился играть на балалайке, затем на гитаре. К большому искусству приучил виолончелист оркестра Мариинского оперного театра, который жил по соседству. Благодаря ему мальчику удалось увидеть и услышать Федора Шаляпина в операх «Борис Годунов» и «Севильский цирюльник».

Окончил музтехникум, где занимался на композиторском отделении вместе с Никитой Богословским. А в 1936 году - консерваторию. Тогда же получил первую премию на конкурсе за композиции «Парад» и «Песня о Ленинграде».

Дружбу с Богословским Соловьев-Седой пронес через всю жизнь. Оба были не только прекрасными композиторами, но и мастерами розыгрышей. Василий Павлович часто вспоминал, как он привез из роддома жену с дочкой Наташей. К вечеру молодые родители валились с ног. Вдруг в три часа ночи - звонок в дверь. Срочная телеграмма: «Как пописала Наташа?». Подписи нет. На следующую ночь - та же история. Соловьев-Седой догадался, чьих это рук дело, и в пять утра отправил Богословскому «молнию»: «Стул нормальный». И так три утра подряд, пока ему не принесли обычную телеграмму. В ней - всего одно слово: «Сдаюсь».

Написал первую и последнюю песни войны

Георгий Жуков называл Соловьева-Седого маршалом музыки. Именно этот композитор создал первую военную песню. На следующий день после нападения фашистской Германии поэтесса Давидович принесла ему стихи «Застава дорогая». Они были написаны до войны и подправлены, так что получился необходимый куплет:

Но злая вражеская стая
Над нами, как туча,
                            взвилась.
Застава дорогая
За Родину поднялась.

Уже 24 июня композитор с готовой песней помчался к своему другу - актеру Александру Борисову. В тот же вечер «Играй, мой баян» зазвучал из репродукторов.

В августе 41-го Соловьев-Седой вместе с поэтом Чуркиным, как и тысячи ленинградцев, растаскивали в порту бревна, убирали территорию, чтобы уменьшить опасность пожара от зажигательных бомб. Вечером присели отдохнуть на борту разгруженной баржи. Из стоявшего на рейде корабля доносилась тихая музыка: кто-то играл на баяне. Когда отправлялись домой, композитор сказал: «Чудный вечер. Стоит песни».

Через три дня родился «Вечер на рейде». Однако ее нашли слишком заунывной, не отвечающей требованиям военного времени. И композиция «легла на полку».

"Вечер на рейде" - Александр Малинин (2010)

- Весной 1942 года, когда дед с созданной им театральной бригадой «Ястребок» ездил по фронтам, где-то под Ржевом был у него в землянке концерт. Но заболел аккордеонист, и деду самому пришлось играть, - вспоминает внук Соловьева-Седого, которого тоже зовут Василий. - Когда концерт окончился, солдаты попросили исполнить «что-нибудь теплое, лирическое». И он спел «Вечер на рейде». Солдаты так прониклись, что переписали слова и ноты. Песня пошла по фронтам. Ее запели все и каждый на свой лад (партизаны, например, вместо «Уходим завтра в море», тянули «Уходим завтра в горы»). Слова передавали по полевым телефонам связисты. Даже музыку наигрывали. Она стала для многих своеобразным гимном.

Легендарный композитор Василий Соловьев-Седой с хором на авторском вечере.

Легендарный композитор с хором на авторском вечере.

Огромным событием считал Василий Павлович встречу в 1942 году с поэтом Александром Фатьяновым. Вместе они создали сорок композиций, некоторые из них вошли в золотой песенный фонд. Вершиной же их союза стали знаменитые «Соловьи», прозвучавшие в конце 44-го.

Соловьев-Седой, ненадолго приехавший в столицу, остановился в гостинице «Москва». Утром к нему буквально ворвался Фатьянов - улыбающийся, с медалью на гимнастерке и двумя написанными на фронте стихотворениями: «Ничего не говорила» и «Соловьи». Музыка к ним была готова в то же утро…

Песня с бередящими душу словами:

«Соловьи, соловьи,
           не тревожьте солдат,
Пусть солдаты
                   немного поспят»

быстро докатилась до передовой. И сразу полюбилась.

Соловьи - Les Rossignols - Nightingales (Red Army Choir)

Кстати, последнюю песню войны - «Давно мы дома не были» - на стихи всё того же Фатьянова тоже написал Василий Павлович. Дело было вечером 8 мая в кузове «студебекера» на дорогах Восточной Пруссии.

Бернес прошел мимо хита

После войны Соловьев-Седой написал музыку к более чем пятидесяти фильмам, в числе которых «Небесный тихоход», «Максим Перепелица», «Любовь Яровая». Сочинил замечательные песни «Где же вы теперь, друзья-однополчане?», «Пора в путь-дорогу», «Марш нахимовцев».

Виктор Вуячич - Где же вы теперь, друзья-однополчане?

- С поэтами работал на равных, половина текста иногда была его, или ключевая строчка. Очень не любил песню «Если бы парни всей земли», потому что не переносил пафос, - говорит внук композитора. - Ну, это была такая акция Долматовского с Бернесом: они пристали с этими стихами, а дед даже не успел песню толком доработать, как тут же записали, и утром она прозвучала по радио. Кстати, Леонид Утесов любил его больше Дунаевского, а Марк Бернес шутил: «Вася, напиши мне песню, я ее опошлю».

Впрочем, тот же Бернес допустил промашку, не рассмотрев хита в «Подмосковных вечерах». «Ну, что это за песня, которая «слышится и не слышится?» - кривился он, отказавшись исполнять композицию, ставшую вскоре визиткой СССР. Да и чиновники назвали совместное творение Соловьева-Седого и Михаила Матусовского «вялым и невыразительным». Именно такой ответ пришел от музсовета киностудии «Центрнаучфильм» (песня была заказана для документальной ленты «В дни Спартакиады»).

- Михей, наверное, они правы. Будем считать, что это наша неудача, - вздыхал композитор. - Дрянь песня! Не получилась она у меня. В корзину пойдет…

Каково же было его удивление, когда «Подмосковные вечера» удостоились первой премии и Большой золотой медали на международном конкурсе песен, который проводился в дни Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве летом 1957 года.

- В этой мелодии и очень простых словах есть душа, Родина - всеобщая человеческая любовь, наслаждение природой, вера в прекрасное. Поэтому она близка всем людям разных стран и возрастов, - отмечал исполнитель Владимир Трошин.

Наш знаменитый земляк Анатолий Соловьяненко в 1964-м в Италии на конкурсе «Неаполь против всех» завоевал вторую премию именно с «Подмосковными вечерами». Газета «Paese Sera» назвала тогда успех тенора из Донецка «невообразимым и из ряда вон выходящим». В том же году мелодия стала позывным на радиостанции «Маяк».

В США песня исполнялась в трех инструментальных вариантах, во Франции «Подмосковные вечера» включили в программу радио со стихами, обращенными к далекому другу с берегов Москвы-реки. В Бразилию хит привезла из СССР фольклорная группа «Фарропинья». Известный деятель английского джаза Кенни Болл сделал собственную аранжировку этой песни. А на японском ТВ записали передачу, где местным певцам аккомпанировал сам Соловьев-Седой.

В 70-х Василий Павлович - единственный из советских композиторов - попал в Книгу рекордов Гиннесса. Догадайтесь, благодаря чему? Правильно - «Подмосковным вечерам», ставшими самой исполняемой песней в мире.

Benkó Dixieland Band - Moscow Nights

За поход по грибы отдал бы весь иконостас

Соловьев-Седой много помогал коллегам. После появления разгромного постановления ЦК «О борьбе  с  формализмом в музыке» (тогда досталось Шостаковичу, Прокофьеву) именно Василий Павлович спас многих от репрессий. Он был резок в словах, никогда не читал речи по бумажке. Переезжать в Москву из города на Неве категорически отказывался: «Меня за язык там сразу посадят. Долго не продержусь».

Он любил рыбалку, собирать грибы.

- Я был у Василия Павловича за несколько часов до его кончины. Он лежал, как бы сейчас сказали, в элитной клинике, в отдельной палате. Последние слова, которые мне сказал, я запомнил на всю жизнь: «Саня, ты знаешь, - весь мой иконостас, который лежит в ящике письменного стола, весь этот драгметалл отдал бы ради того, чтобы еще хоть раз сходить в лес за грибами!» - рассказывал питерский композитор Александр Колкер, муж Марии Пархоменко.

Соловьева-Седого не стало в ночь на 2 декабря 1979 года. Он похоронен на Литераторских мостках.

По словам внука композитора, у деда была одна никому не известная песня, к которой он же написал слова. Василий Соловьев уверяет, что знаменитый предок вложил в нее мысль, которая была основой его творчества: «От горя не плачем - от песни заплачем, коль песня до сердца дойдет».

Почему - Седой?

- Как-то в начале тридцатых, когда учился в консерватории, профессор Петр Рязанов, прослушав мою симфоническую картину «Партизанщина», молвил: «Молодец, Соловьев!». А потом улыбнулся: «Соловьев... Не придумать более неблагозвучной фамилии для композитора. Сколько уже Соловьевых музыкой балуются... Создашь что-нибудь стоящее - им припишут, плохое - при тебе останется. Придется подыскивать псевдоним...» - вспоминал Василий Павлович. Так и появился Седой. Этим прозвищем за цвет выгоравших летом на солнце волос называли мальчика, которому судилось стать великим композитором.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.