Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

Разговор с товарищем Лениным

23.04.2012

Грудой дел, суматохой явлений
день отошел, постепенно стемнев.
Двое в комнате. Я и Ленин –
фотографией на белой стене.
 
Рот открыт в напряженной речи,
усов щетинка вздернулась ввысь,
в складках лба зажата человечья,
в огромный лоб огромная мысль…
      Владимир Маяковский, 1929 год

22 апреля 2008 года, в газете ("The New York Times", США), была опубликована статья «Разговор с главным большевиком». Эта статья представляла собой перепечатку интервью, взятого у Владимира Ильича Ленина девяносто лет назад, в апреле 1919 года корреспондентом London Daily Chronicle. Приведу несколько выдержек из статьи.

…Со времен прихода к власти Ленин постарел. В его короткой черной бородке появилась седина, а от природы высокий лоб кажется еще выше из-за обширной залысины. Он говорит со спокойной и веской неторопливостью, очень простыми фразами. Голос и манера речи выдают властный характер. Он сходу отбрасывает все ответные доводы и возражения, неумолимо следуя мысли, сложившейся в его голове. Его глаза светятся жестким, фанатичным умом.

Ленин объяснял свою политику следующим образом: «Первостепенная задача любой политической партии - убедить большинство населения в правильности своей программы. Эта задача сегодня в основном - хотя и далеко не полностью - решена, поскольку большинство русских рабочих и крестьян уже сознательно придерживаются принципов большевизма.

Второй вопрос - завоевание политической власти и подавление сопротивления класса капиталистов. Эта проблема может быть решена только посредством диктатуры пролетариата, которая состоит, так сказать, в перманентном состоянии войны с буржуазией. Те, кто протестует против «актов террора», совершенных коммунистами, полностью забывают смысл понятия «диктатура». Революция сама по себе - акт террора. Слово «диктатура» на всех языках означает просто-напросто власть террора. Столь же очевидно и другое - когда революция подвергается наибольшей опасности, диктатура должна быть особенно беспощадной.

Поначалу опасность для российской революции была очень велика, и диктатура - соответственно сурова. Сегодня она значительно уменьшилась, и мы можем почти полностью отказаться от террора. В прошлом мы допустили много ошибок, но разочарования и трудности были неизбежны, поскольку нельзя было предвидеть, как именно социальная философия Маркса, никогда прежде не воплощавшаяся на практике, будет претворяться в конкретные методы управления государством».

На вопрос о вынашиваемых большевиками планах завоевать весь мир Ленин ответил: «Коммунистическое государство не может существовать в капиталистическом окружении. Это невозможно ни в экономическом, ни в политическом плане. Коммунистическое государство должно либо превратить капиталистические государства в коммунистические, либо капитулировать перед капитализмом. Очевидно, что на короткое время между первыми и вторыми возможен компромисс, но он не будет ни реальным, ни долговечным. Коммунизм и капитализм - понятия взаимоисключающие, но мы завоюем мир своими идеями, а не силой оружия».

Ленин считает, что капитализм сам себя погубит.

«Капитализм делает для пропаганды наших идей в массах куда больше, чем все, чего мы могли бы добиться собственными усилиями. Международные спекулянты - наши лучшие пропагандисты. Мы действительно многим обязаны войне, но мира я не боюсь, поскольку неисправимая алчность и разложение капиталистических классов при этом сохранится, и парализует его благотворное воздействие. В большинстве стран стоимость жизни не снижается, а неуклонно растет. Жажда наживы, обуревающая международных эксплуататоров, буржуазных финансистов, промышленников и торговцев, по-прежнему неутолима, и они сговариваются о том, чтобы предотвратить возврат к нормальным условиям, абсолютно не осознавая тот факт, что тем самым готовят собственную гибель».

Приведу еще несколько предложений из другого интервью с Лениным английского журналиста («The Guardian», Великобритания, Четверг, 4 декабря 1919 года).

«Я приехал точно в назначенное время, и мой спутник прошел дальше чтобы сообщить Ленину о моем прибытии. Затем он проводил меня в рабочий кабинет Ленина, где мне пришлось минуту подождать, пока он придет. Помещения обставлены добротной, солидной мебелью, зал заседаний полностью отвечает своему назначению, однако все выглядит очень просто, и повсюду царит рабочая атмосфера. Я не обнаружил и следа показной роскоши, о которой столько приходилось слышать. Впрочем, едва я успел прийти к этому выводу, как в комнату вошел Ленин. Это человек среднего роста, лет пятидесяти, живой, хорошо сложенный. В чертах его лица на первый взгляд обнаруживаешь что-то китайское, однако его волосы и бородка клинышком имеют рыжевато-коричневый цвет. У него большая круглая голова, широкий и высокий лоб. В ходе беседы на лице Ленина сохраняется дружелюбное выражение, и вся его манера держаться, несомненно, располагает к себе.

Он говорит четким, хорошо поставленным голосом; в течение всего интервью он ни разу не заколебался с ответом и не выказал ни малейшего замешательства. Могу без сомнений сказать одно: он произвел на меня впечатление человека с ясным и холодным умом, абсолютно владеющего собой и предметом разговора, выражающего мысли с ясностью столь же неожиданной, сколь и приятной…»

В очерке «В.И. Ленин», опубликованном в 1924 году, Алексей Максимович Горький приводит такие слова: «Осенью 18-го года я спросил дмитровского рабочего Дмитрия Павловича, какова, на его взгляд, самая резкая черта Ленина? - Простота. Прост, как правда. - Сказал он это как хорошо продуманное, давно решенное».
Владимир Ильич Ленин, не зря считается величайшим гением человечества. Всей своей жизнью ежедневно и ежечасно он подтверждал это определение. Остановлюсь только на одном примере.

В 1905 году, за двенадцать лет до Великой Октябрьской Социалистической революции, Ленин разработал теорию перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Эту теорию он изложил в своих работах «Две тактики социал-демократии в демократической революции», «Революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства» и в других. Ленин рассматривал буржуазно-демократическую и социалистическую революции как два звена одной цепи. Более того, буржуазно-демократическая революция и социалистическая революция рассматриваются им как единый процесс.

По его мнению, пролетариат должен до конца провести демократический переворот, при этом присоединив к себе значительную массу крестьянства. Силы сопротивления раздавят самодержавие и парализуют неустойчивость буржуазии. «От революции демократической мы сейчас же начнем переходить к социалистической революции. Мы стоим за непрерывную революцию. Мы не остановимся на полпути».

В период первой мировой войны, анализируя огромный, конкретно-исторический материал, Ленин пришел к выводу, что к началу двадцатого века капитализм перерос в империализм, что в свою очередь создало предпосылки социалистической революции («империализм есть канун социалистической революции пролетариата»).

Следует отметить, что ленинская «теория перерастания…» не сразу была воспринята сторонниками Ильича как истина, а критики Ленина и противники, называли эту теорию абсурдом. Но, пришел октябрь 1917 года, раздался исторический выстрел «Авроры» и гениальное предвидение вождя обрело практические очертания.

Ленин явился инициатором создания Союза Советских Социалистических республик, хотя сегодня идея создания союзного государства, в том виде, в котором оно просуществовало семьдесят четыре года, не всеми воспринимается однозначно.

Наверное, надо напомнить читателям, что 30 декабря 1922 года представителями четырех советских республик (РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской Федерации) был подписан договор о создании Союза Советских Социалистических Республик (СССР).

А ранее, в августе 1922 года, по предложению Политбюро ЦК была создана комиссия для подготовки к очередному Пленуму ЦК вопроса о взаимоотношениях РСФСР и независимых национальных советских республик. Председателем комиссии был Иосиф Виссарионович Сталин, который, еще с момента создания первого советского правительства, возглавлял наркомат по делам национальностей. В процессе работы комиссии И.В. Сталин выдвинул план «автономизации», который предусматривал вхождение советских республик в состав РСФСР на правах автономных республик.

Идею объединения республик на правах автономий в составе РСФСР, помимо И.В. Сталина, отстаивали В.М.Молотов, Г.К. Орджоникидзе, Г.Я. Сокольников, Г.В. Чичерин и другие. Эта идея имела множество сторонников не только в высших эшелонах власти, но и на более низких ступенях государственного аппарата, а также среди коммунистов окраин.

23 сентября 1922 года представителей республик вызвали на заседание комиссии Оргбюро Центрального Комитета Российской Коммунистической партии большевиков ЦК РКП (б) по вопросу «О взаимоотношениях РСФСР и независимых республик». Уже в первый день за проект И.В. Сталина проголосовали представители всех республик, за исключением воздержавшегося представителя Грузии. 24 сентября были улажены все спорные вопросы.

Однако В.И. Ленин, который был болен и не мог принимать участие в работе комиссии, идею автономизации отверг. 26 сентября 1922 года он направил членам Политбюро письмо, в котором подверг резкой критике проект «автономизации» и сформулировал идею создания союза равноправных советских республик.

Сталин, под давлением авторитета Ленина, вынужден был признать свой проект ошибочным и согласиться на все поправки, с которыми выступил Владимир Ильич.

Может быть, именно с этого момента, в еще не созданный Союз и была заложена мина, которая, взорвавшись через шестьдесят девять лет, привела к разрушению СССР.

Сегодня мы понимаем, что сталинская идея «автономизации» прозорливо предусматривала появление возможных устремлений у некоторых руководителей союзных республик к полной независимости в своих действиях. Она сразу ставила бы их в жесткие рамки «демократического централизма». Ленинский же либерализм, даже подкрепленный высочайшим авторитетом Вождя Великой Октябрьской Социалистической революции и возобладавший при подготовке союзного договора, не учитывал этой возможности и, в конечном итоге, не стал преградой на пути к распаду первого в мире социалистического государства, преимущества которого, в целом, неоспоримы.

Если говорить о сегодняшней Украине, то политика её руководства в части возвеличивания националистов, видимо, тоже как-то связана с теми историческими решениями 1922 года. Могли бы наши националисты-бандеровцы говорить о единой украинской нации, с единым государственным украинским языком, если бы были Киевская губерния, Одесская, Донецкая и Волынская в составе Российской федерации и т.д.?

Ленину принадлежат слова: «Умен не тот, кто не делает ошибок. Умен тот, кто умеет легко и быстро исправлять их». Очень жаль, что после создания союзного государства Владимир Ильич прожил всего лишь год…

Сегодня многие люди считают, что, проголосовав в 1991 году за Независимость Украины, - они ОШИБЛИСЬ.

Ведь за двадцать лет существования независимого украинского государства мы потеряли около шести миллионов человек населения. Сегодня, в нашей стране, смертность превышает рождаемость на двести пятьдесят тысяч человек. У нас полностью развалено сельское хозяйство и промышленность. Наш ближайший родственник - Российская Федерация, волей властей превращенная во врага Украины, все больше и больше отдаляется от нас. Нашу страну пронизывает коррупция снизу до верха. У нас разрушены системы образования и здравоохранения, причем коррупция в образовании извращает сознание молодых и слабых в психическом плане людей. Девяносто процентов наших парламентариев – это миллионеры, слуги миллиардеров, болтуны и демагоги, толкающие Украину в финансовую, экономическую и политическую пропасть. В нашей стране самый высокий процент наркомании, алкоголизма и СПИДа среди цивилизованных стран, нас одолевает преступность. Полки магазинов и рынков завалены низкосортным товаром. Украина превратилась в мировую помойку. Рекламодатели развивают у нас не нужные потребности, спекулируя на самых низменных человеческих чувствах. Считается, что у нас есть свобода слова. Но нужна ли она нам в таком виде? Ведь Украину обворовывают, нагло и открыто. И роль СМИ в этом только губительна для сознания масс. Люди начинают завидовать удачливым ворам, ставшим миллионерами, и сожалеть, что не участвуют в этом. Слова мораль и этика сегодня на Украине носят негативный оттенок.

Список наших потерь можно продолжать до бесконечности.

Владимир Маяковский, строчки стихотворения которого вынесены в эпиграф, - так говорил, обращаясь к Ленину:


Очень много разных мерзавцев
Ходят по нашей земле и вокруг.
Нету им ни числа, ни клички,
Целая лента типов тянется.
Кулаки и волокитчики,
подхалимы, сектанты и пьяницы…

Сегодня внуки и правнуки этих «мерзавцев и волокитчиков», разваливших СССР, правят в наших независимых государствах. И мы все виноваты в том, что не смогли сохранить Великий Советский Могучий союз.

Уинстон Черчилль писал о Ленине: «Ни один азиатский завоеватель – ни Тамерлан, ни Чингисхан – не пользовались такой славой, как он. Непримиримый мститель, вырастающий из покоя холодного сострадания, здравомыслия, понимания реальной действительности. Его оружие – логика, его расположение души – оппортунизм. Его симпатии холодны и широки, как Ледовитый океан; его ненависть туга, как петля палача. Его предназначение – спасти мир; его метод – взорвать этот мир. Абсолютная принципиальность, в то же время готовность изменить принципам... Он ниспровергал все. Он ниспровергал Бога, царя, страну, мораль, суд, долги, ренту, интересы, законы и обычаи столетий; он ниспровергал целую историческую структуру, такую как человеческое общество. В конце концов он ниспроверг себя... Интеллект Ленина был повержен в тот момент, когда исчерпалась его разрушительная сила и начали проявляться независимые, самоизлечивающие функции его поисков. Он один мог вывести Россию из трясины... Русские люди остались барахтаться в болоте. Их величайшим несчастьем было его рождение, но их следующим несчастьем была его смерть». (Churchill W.S., The Aftermath; The World Crisis. 1918-1928; New York, 1929).

Далеко не со всеми утверждениями сэра Уинстона можно согласиться. Но мы не должны забывать, что Черчилль всегда был злейшим врагом Советской России, а впоследствии и СССР. И только смертельная опасность нависшая над Англией в годы Второй мировой войны заставила его объединиться с большевиками и совместно бороться против фашизма. Но в проницательности ему не откажешь.

И в заключение хочется, как Владимир Маяковский, обратиться к Ленину:

«Дорогой Владимир Ильич, простите нас, не сумевших удержать от развала Великое пролетарское государство, созданное Вами. Мы верим, что Ваш Гений укажет нам путь в светлое будущее». 

Владимир Зуев, Краматорск, 23.04.2012

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.