Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

С.А. Лавочкин. Опередивший время

27 января 2012
<
Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото... Увеличить фото...  

Весь мир знает Сергея Павловича Королева - советского учёного, конструктора и организатора производства ракетно-космической техники и ракетного оружия СССР, основоположника практической космонавтики. Он явился ключевой фигурой, обеспечившей стратегический паритет и сделавшей СССР передовой ракетно-космической державой в освоении человеком космоса. Благодаря его идеям, был осуществлён запуск первого искусственного спутника Земли и первого космонавта Юрия Гагарина.

Но, отдавая должное Сергею Павловичу, нельзя не вспомнить еще одного человека – имя которого сегодня незаслуженно забыто, но который также мог стать всемирно известным Генеральным Конструктором, если бы судьба добавила ему немного больше времени и везения. Хотя даже то, что он успел сделать, уже вписало его имя в историю.

Прим. В. Зыкова. Его имя вписано в историю уже самолётами Второй мировой - легендарными Ла-5 и Ла-7.

В апреле 1981 года, с мыса Канаверал стартовал «Спейс Шаттл» (от англ. Space Shuttle - Космический челнок), - американский многоразовый транспортный космический корабль «Колумбия». Характерно, что запуск Шаттла состоялся 12 апреля, в день космонавтики СССР.

Но немногие знают, что, почти за двадцать пять лет до этого события, в 1957 году взлетела советская межконтинентальная крылатая ракета «Буря».

Её производство было обусловлено настоятельной необходимостью опережающих действий по созданию ядерного оружия.

29 августа 1949 года в СССР была испытана первая ядерная бомба, в 1953 году Советский Союз провёл успешные испытания первой водородной бомбы.

Однако наличие ядерной бомбы еще не говорило об обладании страной ядерным оружием. Оружие надо уметь применить против противника, а для этого необходимо было разработать средство доставки ядерной бомбы на территорию противника. Такие носители (стратегические бомбардировщики) в то время были созданы в КБ Андрея Николаевича Туполева и Владимира Михайловича Мясищева. Но, в связи с развитием средств ПВО, в том числе и зенитных управляемых ракет (ЗУР), потребовалось создать новые, менее уязвимые, стратегические носители ядерного заряда, тем более, что бывшие еще недавно союзники во 2-й мировой войне крепко обложили Советский Союз десятками военных баз НАТО.

Оставался единственный вариант – создать ракетный носитель ядерной бомбы, способный совершить полет на сверхзвуковой скорости, значительно превышающей скорость звука, и доставить бомбу на территорию противника.

В результате проведенных исследований были определены два направления – создание межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и межконтинентальных крылатых ракет (МКР). В связи с разделением работ по министерствам получалась негласная конкуренция между разработчиками МКР и МБР. Кто первый осуществит проект и достигнет требуемой дальности полета 8000 км? Международная обстановка подстегивала к скорейшему решению таких задач.

20 мая 1954 г. вышло постановление СМ СССР № 957-409 о разработке двух типов межконтинентальных крылатых ракет-носителей ядерного заряда для поражения целей на территории США. Поисковая работа конструкторских коллективов получила наименование «КРМД» - крылатая ракета межконтинентальной дальности.

Постановление предусматривало параллельную работу над двумя ракетами: более легкой (для доставки атомной бомбы) - заводской шифр «350» или «Ла-350 или «Буря», которая поручалась ОКБ-301 Семена Алексеевича Лавочкина, и тяжелой (для доставки водородной бомбы) - заводской шифр ракеты «42/41» или «Буран», которая поручалась ОКБ-23 Владимира Михайловича Мясищева.

Задание Лавочкину на создание «Бури», в конце 1953 года дал сам Вячеслав Малышев, легендарный нарком танковой промышленности, заместитель председателя Совета министров СССР, руководитель Министерства среднего машиностроения - огромного атомного военно-энергетического концерна Союза.

Обращаясь к Лавочкину и его заместителю Науму Чернякову, ставшему главным конструктором «Бури», он сказал: «Состоялось решение правительства о том, что необходимо создать летательный аппарат, способный доставить до Америки атомную бомбу. Если вы выполните эту работу в срок, мы вам поставим при жизни памятники».

Но сам Малышев не смог оценить результаты работы Лавочкина и его команды, поскольку умер от лучевой болезни через четыре года после посещения в 1953 году Семипалатинского полигона, на котором производились испытания первой советской термоядерной бомбы.

Работы над «Бураном» продвинусь достаточно далеко, но до летных испытаний дело не дошло. Разработка МКР «Буран» была остановлена Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР N138-48сс от 5 февраля 1960 года в связи с опережающими успехами первой советской межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) Р-7 Сергея Королева. Но это ни в коем случае не умаляет значение творческой работы Лавочкина.

Семен Алексеевич Лавочкин, создавший со своим коллективом «Бурю», в 1939-40 годах был одним из инициаторов и участников создания советского современного самолёта-истребителя ЛаГГ-3 из дельта-древесины.

Ряд последующих моделей этого самолёта — Ла-5, Ла-7 и различные их модификации, созданные уже в ОКБ-21 под руководством Лавочкина, обнаружили высокие боевые качества и сыграли важную роль в ходе Великой Отечественной войны.

Всю войну на самолетах Лавочкина, различной модификации, летал и воевал Иван Кожедуб - лётчик-ас времён Великой Отечественной войны, наиболее результативный лётчик-истребитель в авиации союзников (64 сбитых самолета). Трижды Герой Советского Союза. Самолеты Лавочкина Иван Кожедуб считал лучшими самолетами Второй мировой войны.

После войны Семён Алексеевич Лавочкин работал над созданием реактивных самолётов. В его ОКБ-301, были разработаны серийный (Ла-15) и многие опытные реактивные истребители.

В 1954 году Лавочкин начинает работу над межконтинентальной сверхзвуковой крылатой ракетой «Буря».

Составная двухступенчатая крылатая ракета «Буря» должна была обеспечить дальность полета 8000 км при стартовом весе 90 т. Первая ступень имела мощный жидкостной ракетный двигатель (ЖРД), с помощью которого должны были осуществляться вертикальный старт, разгон и набор высоты до момента разделения со второй ступенью. Вертикальный старт к тому времени был уже хорошо отработан на практике применения баллистических ракет и не требовал сложных стартовых сооружений.

Вторая ступень составной ракеты была крылатой, в качестве двигателя, который должен был работать на всем маршруте, предлагался сверхзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель (СПВРД).

Феномен Лавочкина заключается в том, что всего через три года от получения правительственного задания на создание «космического самолета» начались летные испытания «Бури».

Только в условиях социализма, в стране еще не восстановившейся после самой ужасной войны, но с государственным планированием, умением направлять гигантские средства на решение первоочередных задач, высокой исполнительской дисциплиной и полным отсутствием коррупции - смогло произойти такое чудо. Подобное невозможно повторить, в условиях сегодняшней действительности, ни в одном из западных государств, а тем более в постсоветских осколках Великой империи.

С первого полета крылатая «Буря» слушалась своего звездного штурмана. Двигатель СПВРД работал устойчиво, но действительный расход топлива превосходил все наземные расчеты.

Летно-конструкторские испытания ракеты «Буря» начались в конце июля 1957 года на полигоне ВВС – Владимировка, а уже 1 сентября того же года первая МКР «Буря» ушла со старта.

Первый же удачный пуск (пятый) состоялся 22 мая 1958 года. В девятом пуске - продолжительность полета составила 309 секунд. В десятом и одиннадцатом пусках были получены рекордные для того времени результаты - ракета улетела на 1350 км при скорости 3300 км/ч и на 1760 км при скорости 3500 км/ч соответственно. В СССР в атмосфере на скоростях порядка М=3 так далеко еще не летал ни один аппарат. При пуске 2 декабря 1959 года ракета, оснащенная системой астронавигации, пролетела 4000 км. Это был абсолютный рекорд. После выполнения программы полета ракета была развернута на 210 градусов и далее летела по радиокомандам. Испытания ракеты по короткой трассе (около 2000 км) завершились.

Следующие пуски (с пятнадцатого по восемнадцатый) были произведены по длинной трассе - полигон Владимировка (севернее Каспийского моря) - полуостров Камчатка. Последний пуск, при котором ракета пролетела 6500 км, состоялся 16 декабря 1960 года.

Но к тому времени уже была поставлена на вооружение межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 Королева. С другой стороны, в 1960 году уже имелись готовые ракеты на различные дальности, разработанные в КБ Владимира Николаевича Челомея и Михаила Кузмича Янгеля. Эти ракеты могли преодолеть любую противовоздушную оборону тех лет, имели большую скорость полета, относительно простую конструкцию и т.д.

Видимо, потому и было принято решение ограничить стратегический ракетный парк страны баллистическими ракетами, и руководство СССР сочло нецелесообразным создавать еще один носитель. Но, скорее всего, если бы не громадные средства, использовавшиеся для создания ракетно-ядерного щита СССР, в то время как расходы на восстановление и развитие народного хозяйства также достигали астрономических сумм, - «Буря» наверняка была бы запущена в серию.

После пуска МБР Р-7 высокое государственное руководство находилось в состоянии эйфории, да и американцы показали пример, свернув работы по МКР «Навахо». Неизвестно, как сложилась бы судьба «Бури» и её создателя, если бы первой полетела «Буря» и показала сразу хорошие результаты. Но история не признает сослагательного наклонения. У главы государства сложилось мнение, что разработанные ракеты различных дальностей могут заменить всю стратегическую авиацию, и МКР «Буря» с дальностью, аналогичной Р-7, не нужна. Надо сказать, что большую роль здесь сыграла та удачная компоновка МБР Р-7, которая позволила опередить разработки США и вывести нашу страну на первое место в освоении космического пространства.

Вспоминается старая история, рассказанная Леонидом Заксом – заместителем Лавочкина по испытаниям. Как-то в руки конструкторов «Бури» попал американский журнал, в котором была представлена карта СССР с нанесенными точками взлетов и попаданий, а также трассами полетов отечественных ракет дальнего действия. Там были все ракеты, кроме «Бури». Дело в том, что у НАТО в Турции были системы наблюдения, которые засекали верхнюю часть траектории полета советских баллистических ракет. Опираясь на законы баллистики, можно легко рассчитать остальную трассу ракеты, место ее взлета и падения. Но «Буря» была создана по другому принципу, кроме того, эта ракета могла совершить маневр в любой заданный момент, поэтому по части ее траектории нельзя было рассчитать весь полет, определить место старта или попадания. Это тоже был успех, который, к сожалению, не пошел на пользу «космическому самолету».

Резюме. «Буря» могла летать на трех скоростях звука, неся ядерную бомбу, ориентируясь по звездам. Отклонение машины от цели составляло не более 1 км на дистанции 8000 км, что для ядерного заряда - несущественно. Корпус - титановый. Все - впервые в мире.

Космоплан построили всего за три года. Этот фантастический аппарат и сегодня может поражать Америку, будучи недосягаемым и для истребителей, и для почти всех зенитных ракет США. Ведь он прорывается к цели в космосе!

Однако эту программу свернул Хрущев, и на вооружение пошла громоздкая, малонадежная и безумно дорогая Р-7 вместо экономичной «Бури».

Хрущев делал ставку на МБР - «чисто» ракетную технику. Но опыт, технологический задел и чертежи «космического самолета» остались. Ведь мы успели сделать три успешных запуска в беспилотном варианте.

Генеральный конструктор Семен Лавочкин пытался доказать, что не стоит отказываться от крылатого летательного аппарата с уникальными летно-тактическими данными. Он предлагал использовать «Бурю» как беспилотный фоторазведчик большой дальности или как ракету-мишень. Но его доводы не были приняты во внимание.

Лавочкин очень переживал, из-за отказа правительства продолжать испытания «Бури», у него резко ухудшилось состояние здоровья.

9 июня 1960 года при испытании системы ПВО «Даль» на полигоне Сары-Шаган (Казахстан) Генеральный конструктор Семен Алексеевич Лавочкин скончался от последствий острой сердечной недостаточности. Он похоронен на Новодевичьем кладбище.

С 1942 года Лавочкин - генерал-майор инженерно-технической службы, с 1958 года - член-корреспондент АН СССР. Ему дважды присваивалось звание Героя Социалистического Труда, четырежды присуждалась Сталинская премия.

Лавочкин опередил свое время, поэтому его многие задумки, по разным причинам в то время не были реализованы. Большинство словарей и энциклопедий описывают заслуги Семена Алексеевича только в авиации, а его деятельность по созданию ракет для систем противовоздушной (ПВО) и противоракетной обороны (ПРО), а также крылатых ракет, оказалась столь засекреченной, что о ней почти нигде не упоминается.

Сказалось и замалчивание роли Лавочкина со стороны конкурентов. А между тем, Пауэрс был сбит ракетой, созданной именно в КБ Лавочкина. Ракеты Лавочкина использовались тогда в системах С-25 и С-75 двух колец круговой противовоздушной обороны Москвы.

Мы будем помнить его как одного из создателей оборонного щита Советского государства.

Владимир Зуев, подполковник в отставке, Краматорск, 23.01.2012

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 5 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины