Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

Не так страшен КГБ...

14.01.2012

Общение на СМИ2 напомнило одну давнюю историю, казалось, напрочь вылетевшую из головы.

В начале 80-х я жил в закрытом военном городке Приозёрске, на берегу сказочно красивого Балхаша. Работал инженером-настройщиком радиоэлектронной аппаратуры на сильно секретном объекте. Место работы: огромный зал, сравнимый по размерам с футбольным полем, весь заставлен рядами шкафов; шкафы забиты сотнями «ячеек» - печатных плат с множеством микросхем в каждой. Всё это светится, гудит и работает. Окон нет.

На объекте есть множество других помещений, в том числе и таких же больших, со шкафами, однако мы «вхожи» далеко не во все из них.

Конечно, для того, чтоб оживить такого монстра, нужно несколько лет. Сначала проверить работу каждой ячейки, затем — шкафа, группы шкафов, взаимодействие с соседями, и лишь затем работы по отладке объекта в целом.

Теперь надо сказать о режиме секретности. Схемы — с грифом «для служебного пользования», и доступны прямо на рабочем месте. А вот любые описания работы чего-либо — секретны, и взять их можно только в библиотеке объекта. Для получения ты оставишь там свой пропуск, распишешься, а вместе с описанием тебе выдадут портфель, в котором ты должен это описание носить. И оставлять описание без присмотра ты не имеешь права ни на секунду, не говоря уж о том, чтоб оставить его на столе и пойти в курилку, буфет или туалет. Благо, хоть портфели были без браслета на руку :)

За режимом секретности бдит «товарищ майор», который в нашем случае и правда был майором.

Конечно, для работы этой документации мало. Например, какой-то сигнал проходит через десятки ячеек, надо проверить, на самом ли деле он проходит? Разворачивать здоровенные схемы и пытаться удержать всё это в голове? Нет, конечно, их и расстелить-то все негде!

А потому у каждого настройщика было две общих тетрадки: одна пронумерована, прошнурована, и практически чистая. Впрочем, иногда что-то и записывали. Анекдоты, например. Ведь никто, кроме тебя самого, в эту тетрадку не имеет права заглядывать, и хранится она в той же секретной библиотеке. Другая — не секретная. Сначала сидишь часок-другой с развёрнутыми схемами, рисуешь в ней прохождение этого сигнала, а уже потом включаешь приборы и проверяешь его в железе.

Как принято говорить в Сети, это была преамбула.

И вот вдруг пропала тетрадка у одного парня, как раз того, который считался (и был) лучшим настройщиком подразделения. Он опросил всех сотрудников, никто тетрадку не брал. Да и кому нужно разбираться в чужом почерке и чужих условных значках? Через какое-то время оказалось, что тетрадку утянул «товарищ майор». И не просто утянул, а отправил её по своим каналам на экспертизу в Москву, проверить содержимое на секретность. Надо ли говорить, что настроение парня было далеко не радужным? Разглашение военной тайны - уголовщина, и срок за такое в любой стране обеспечен.

И вот, как-то нам всем сказали собраться в помещении с незнакомым номером. Помещение оказалось чем-то наподобие небольшой студенческой аудитории — столы, кафедра, доска... Шёл я туда мимо другой приоткрытой двери, и уловил краем уха подавленный голос моего начальника подразделения, и ещё один, незнакомый. Разговор был что-то вроде: «И что же теперь?» - растерянным голосом. И жёсткий ответ: «Ну, это не я, это суд решит».

Собрались. Перед нами появился другой «товарищ майор», незнакомый. На самом деле, он был капитаном, но наш майор относился к нему весьма почтительно. Капитан обрисовал ситуацию: экспертиза обнаружила в тетрадке пару секретных чисел. Вначале я удивился — и эти числа секретны? А всё остальное нет? Потом понял, что экспертиза права, числа эти важны и секретны до сих пор.

Капитан назвал номер статьи УК, по которой парня будут привлекать к суду. Точно не помню, но минимальный срок — несколько лет. По давней советской традиции, спросили, кто хочет высказаться.

Я оглядел зал. Было там нас человек 30, но все дружно сидели в одинаковой позе: вперив глаза в пол. И тут меня разобрало. Ну ладно я, мы с этим парнем не были ни друзьями, ни даже приятелями. Здоровались, да пару раз я к нему подходил с какими-то мелкими вопросами. Но ведь и все его приятели-собутыльники точно так же молчали. «Ну и скоты же вы, ребята», - думаю.

Встаю: «Можно мне сказать?» По комнате раздалось дружное шиканье, а сбоку и сзади аж двое потянули за пиджак. Типа, молчи, не рыпайся. Похоже, капитан тоже удивился, но говорить разрешил.

Говорю. Вот вы, чтобы узнать степень секретности, не обратились ко мне, к моему начальнику или к главному инженеру. Вы обратились в Москву.

Сделал паузу, дождавшись, чтоб капитан кивнул. «Кивай, кивай, привыкай соглашаться», - думаю. А это говорит о том, что мы не в состоянии определить, что именно секретно, а что — нет. (Ещё пауза, и невольный кивок). Наша задача не в этом. Нам говорят — нужно сделать подарок съезду, завершить работу к его открытию. И мы работаем, зачастую на износ. И когда жена среди ночи расталкивает мужа со словами «зуб болит», а тот спросонья спрашивает «в каком шкафу?», то это не только забавно, но и говорит о том, что люди работают на пределе.

Если сейчас «принять строгие меры», то остальные настройщики дружно уничтожат свои тетрадки, и скорость работы резко упадёт. Не будет никакого подарка съезду. Мы делаем общее дело, так давайте же помогать друг другу. Наша задача — оживить станцию, ваша — следить за секретностью.

Сел. «Президиум» переглянулся и распустил народ без "оргвыводов". В курилке многие отводили глаза в сторону, хотя, если бы я не выступил, там бы началось бурное обсуждение, причём теми же словами, что я и сказал на собрании. Но это было бы уже бесполезно...

Результат. С парня сняли премию, объявили выговор, но под суд он не загремел. Я не знаю, может, если б я промолчал, было бы то же самое. Но, судя по подслушанному разговору, вряд ли.

А теперь скажите, кто страшнее: КГБ, или мы сами?

Владимир Зыков
 
Социальные комментарии Cackle
В.Зыков, 16.01.2012 21:32
Увы, нет. Такую знаменитую фамилию я бы запомнил обязательно. Дело в том, что Приозерск - это огромный полигон с десятками удалённых "площадок", сотнями в/ч и множеством народу на них. Я служил 2 года на 7-й (аэродром, 737-й полк), а потом работал на гражданке 4 года на 8-й площадке. 1978-1984. А ещё был авиаполк в городе Балхаш, и ещё что-то... В Сети есть несколько сайтов, посвященных Приозерску, попробуйте поискать на них. Инженер-полковник - это точно не в авиации, видимо, где-то на похожем объекте.
Артур, 16.01.2012 14:45
уважаемый автор, мой дед служил где то возле о. Балхаш, закончил службу в звании полковника (инженер-полковник?), фИО: Поликарпов Евгений Иванович. не знаете такого?
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.