Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

Олесь Бузина: Ще нэ вмэрла Украина? ФОТОРЕПОРТАЖ

Источник: "Полемика"
4.08.2011

Этим летом мне пришлось особенно много поездить по украинской глуши. Мы снимали серию фильмов, объединенных в цикл «Следами пращуров». На машине по магистральным трассам, а потом в сторону от главных дорог - туда, где еще сто лет назад все кипело жизнью и атаманщиной.

Лихие батьки, резавшие комиссаров, ушли в небытие, не оставив потомства. Умерли помещики - и дикие, как у Салтыкова-Щедрина, и цивилизованные, унеся на тот свет пафос шевченковской поэзии. Развалились колхозы, райкомы, фермы, сахарные заводы. Заржавели рельсы железных дорог. Разрослись леса. Волки бегают по полям. Лоси выходят здороваться вместо людей. Еще немного, и это будет сплошной заповедный парк - украинская Кения. Не удивлюсь, если скоро восстановятся летописные туры и даже мамонты. Кто знает, каким путем пойдет эволюция, подстегнутая победившим украинским национализмом?

Последняя наша поездка была на Винничину - в городок Вороновица, где находилось до революции имение капитана Можайского - того самого, изобретателя первого в России самолета. В Вороновице уцелел польский дворец Грохольских.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Можайские купили его в 1865 году после очередного польского восстания, когда полякам запретили иметь в этих местах латифундии. И управляли до 1918 года. Дворец - фантастически красивый! Я просто не мог поверить, что такое чудо еще уцелело на Украине.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Строил его архитектор-итальянец в конце XVIII века. И был он не просто «колхозным подворьем» с клубом, а настоящим панским гнездом - анфилады комнат, два бальных зала под куполами, каких и в Киеве не найти, подковой изогнутые фасады. Но сегодня - это здание-призрак. Если его срочно не отреставрировать, оно просто умрет.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Как умерла дача Можайских под Вороновицей -- ее местные крестьяне просто сожгли в революцию вместе с планером, на котором Можайский когда-то поднимался в небо. Они не ценили ни помещика-изобретателя, ни его «Летунью» (так назывался аппарат), им хотелось только одного - ЗЕМЛИ!

Большевики им эту землю дали. Но оказалось, что крестьяне совершенно не умеют на ней работать. Не то, чтобы все не умели. У кулаков это неплохо получалось. Но большинство украинских мужиков свято верили, что все их проблемы от малоземелья и помещиков. Ранняя советская власть горячо поддерживала в них эту веру. Не станешь же объяснять крестьянину, что рентабельным в наших краях будет только крупное - то самое, помещичье, хозяйство? С правильным севооборотом, зоотехником, агрономом, племенным скотом, удобрениями, паровой молотилкой, а желательно еще и с трактором, который только входил в моду? Кстати, девять десятых экспортного хлеба до 1914 года, когда началась Мировая война, в Российской империи производили именно крупные помещичьи хозяйства. Житницей Европы Россия (и Украина как ее тогдашняя составная часть) была не благодаря обожаемому нашими народолюбами селянину, а по причине экономической активности его классового врага - помещика. Он был пружиной этого механизма.

Хлеб из латифундий уходил на экспорт. За живые конвертируемые деньги. Помещик был наследственным председателем дореволюционного «колхоза». Ему были нужны рабочие руки. Поэтому у наемных работников тоже были живые деньги - после отмены крепостного права все помещичьи хозяйства работали на наемном труде. А еще у селян хватало свободного времени на собственные, пусть и небольшие хозяйства. На протяжении всего XIX века эта система демонстрировала устойчивый рост, что выразилось в демографическом взрыве на Украине.

Мировая война, революция и обыкновенная классовая ненависть погубили этот пусть несовершенный, но все-таки мир. Спалив имение, мужик обнаружил, что ему некуда больше идти на заработки. Земли, поделенной на всех, у каждого мужика стало больше. Но все равно не так много, как было у тех же Можайских. А кроме того, где мог мужик взять породистую лошадь, отборное посевное зерно и за что ему было нанимать куда более подкованного, чем он, в сельскохозяйственной науке агронома?

Создание советской властью колхозов было попыткой вырваться из этого замкнутого круга низкой урожайности и мужицкой дикости. По сути, в 30-е годы в СССР восстановили помещичьи хозяйства с одним реальным собственником - государством. В селе появилось все то, что было до революции. И даже многое из того, чего там никогда не было. Например, больница, кинотеатр, библиотека и средняя школа, дававшая каждому маленькому Витюше Ющенко образование в объеме дореволюционной классической гимназии - только без древнегреческого и латинского языков.

Моя бы воля, я бы ничего в 1917 году в селе не разрушал. Мужиков надо было пороть, пороть и еще раз пороть - как в 1905 году. Для их же пользы. Но уже некому было - цвет имперского дворянства и казачества сложил свои головы на полях Первой Мировой войны. Но раз тогда недопороли и дали разрушить, то еще меньше поводов было разрушать систему колхозную. В Израиле тоже есть колхозы - кибуцы, и никто их не разгоняет. У бабок в колхозах были пенсии. Мужички подворовывали общественный силос и комбикорм для приусадебных хозяйств, тырили удобрения и жили припеваючи.

Вспомните, сколько легковых автомобилей было до 1991 года у советских колхозников. Вспомните деньги, которые накапливались на книжках. Вспомните, сколько выходцев из села принимали по лимиту в ВУЗы, чтобы они вернулись домой и стали учителями, врачами или библиотекарями. Разве это была плохая жизнь? Да, колхозные дворы выглядели не так красиво, как свинарники немецких фермеров. Но дело тут не в капитализме и социализме, а в психологии работника. Пересади нашего мужика в Германию, дай ему эту немецкую ферму хоть даром, через год он ее загадит и превратит в родную Диканьку. А папуас, пересаженный в Германию, точно так же через год начнет откармливать не свиней, а других папуасов на обед - «такий у нього менталітет», как любил говорить наш первый президент Кравчук.

«Прорабам перестройки» не нравились колхозные коровники. Я советую им отправиться в украинскую провинцию и полюбоваться на эти коровники сегодня.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Скотины в них нет. Крыши - часто тоже. Кое-где разобрали до основания стены. Все это результаты свободного предпринимательства и частной инициативы крестьян. Так они поняли, что такое рынок и вольный труд без командно-административной системы.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Где был крепкий председатель колхоза (тот же -- помещик), там сохранилась жизнь - в том числе, и коровья в коровнике. Где его не было, осталось только «мрія». В одном селе между Бердичевым и Винницей я недавно даже видел заржавевшую табличку - «Свиногосподарство «Мрія». Свиней там не было - все передохли от превратно понятого капитализма. Одна табличка осталась.

Мы ездили по Черниговщине, Полтавщине, Сумщине, Киевщине, Черкащине, Винничине - по самой коренной Украине. А также - по Львовщине. Не коренной - но тоже некоторым образом Украине. Везде одна и та же картина - фермы без коров, свинарники без свиней и села без людей. В общем, Украина без украинцев. При ляхах они были. При москалях - тоже. При торжестве украинского буржуазного национализма - куда-то исчезли.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

После этих поездок мне даже как-то расхотелось спорить о государтвенном статусе русского и украинского языков. Если культурная украинизация вместе с хозяйственным развалом продолжится теми же темпами, через сто лет никакой Украины не будет. Ну, может, в резервации (например, в Музее народной культуры и быта в Киевском Пирогово) уцелеет какое-то племя -- человек двести «могикан» в плахтах и вышиванках, еще не разучившихся гнать самогон, печь домашнюю колбасу и приносить кровавые жертвы «батьку Тарасу». Но факт остается фактом - носитель народных традиций -- потомственный свиноед и хлебороб украинский крестьянин по какой-то неясной еще космической причине решил покинуть эту землю с вишневыми садочками и шмелями именно после обретения Украиной независимости. Забрав с собой в мир иной души съеденных телят и поросят.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Возможно, его мечта просто сбылась? Недаром же самый украинский президент Виктор Ющенко два года назад в припадке внезапного «прозрения» изрек: «Дорога до Тарасової могили - це дорога у майбутнє України». С такой идеологией зачем жить дальше? Зачем нам дорога, ведущая на кладбище? 

Олесь Бузина, специально для "Полемики"

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.