Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Историческое самоедство

11 июня 2011
На фото - Памятник Примирения и Согласия в Новочеркасске.
На фото - Памятник Примирения и Согласия в Новочеркасске.
<
Увеличить фото...  
Источник: "Столетие"

И опять вроде бы это "не о нас", не об украинцах. Но...

На ненависти к своему прошлому будущего мы не построим.

Так получилось, что мне, выходцу из простой крестьянской семьи, поколениями жившей в рязанской глубинке, пришлось без малого пятнадцать лет колесить по чужим странам, «выполняя задания Родины». А потом долгие десятилетия жить в родном Отечестве, задыхаясь то от гордости за его успехи, то от бессилия, глядя на его разрушение.

Теперь, в закатное время жизни, я с горечью отмечаю, как разительно отличается наше отношение к отечественной истории и ее творцам от исторического и гражданского воспитания тех народов, с которых мы норовим брать пример. Нельзя отделаться от впечатления, что мы продолжаем ожесточенно рубиться в своих собственных исторических джунглях, не обращая внимания на настоящее, и, тем более, не думая о будущем. Какую бы область общественного бытия россиян мы не взяли - политику, историческую науку, искусство во всех его проявлениях, средства массовой информации, школу - мы неизменно, с каким-то мазохистским наслаждением, плюхаемся в свое прошлое и начинаем дубасить друг друга кажущимися «неотразимыми» аргументами. Свою позицию мы считаем заранее непогрешимой, а сокрушение оппонента - в любой форме - главной целью спора. Нам неведома древняя латинская поговорка «В споре рождается истина».

О чем бы ни зашла речь в наших компаниях – об Иване Грозном, Петре Первом, Николае II, Ленине, Сталине, Распутине или генерале Власове, я уж и не говорю о Горбачеве или Ельцине - как немедленно полыхнет пламя ожесточенной дискуссии. Но не только личности вызывают шквальные споры. Любые события, вроде учреждения опричнины, церковного раскола времен Алексея Михайловича, Великой Отечественной войны, антиалкогольной кампании в период перестройки сразу отбивают интерес людей к простому общению на базе «общечеловеческих ценностей». Еще И. Ильф и Е. Петров отмечали в своих «Двенадцати стульях» эту особенность наших сограждан, от которых они услышали «глубокие» суждения вроде того, что «Бриан - это голова. Я бы ему палец в рот не положил». Тогда это звучало как шутка, теперь становится болезнью.

Нигде «за бугром» мне не приходилось наблюдать подобные ожесточенные схватки по проблемам национальной истории.

«Южане» и «северяне» в США, гражданская война между которыми длилась четыре года и унесла почти 3 миллиона жизней, не идут ни в какое сравнение с нашими «белыми» и «красными», воевавшими примерно столько же и потерявшими в совокупности столько же людей. Те давно примирились, а наши продолжают ожесточенно валтузить друг друга, забыв о том, что скоро стукнет сто лет с тех пор, как наши предки не смогли найти разумных форм мирного решения проблем, которые стояли перед страной и народом.

Наполеон Бонапарт, который своими захватническими войнами истощил Францию и почти на целый век отбросил ее в разряд второсортных европейских государств, усеяв костями двух миллионов сограждан поля Старого Света, по-прежнему остается кумиром нынешних французов, благоговейно выстаивающих длинные очереди, чтобы побывать около его усыпальницы в Доме инвалидов. У нас же нет покоя останкам исторических персонажей. Особенно горькая судьба выпала на долю праха расстрелянной императорской семьи, тех, кто погиб в годы репрессий. Китайцы давно и радикально сменили курс государственного корабля после того, как почил в бозе «великий кормчий». Но мавзолей Мао Цзедуна стоит там, где был построен, и к нему «не зарастает народная тропа». В Берлине недавно была организована большая выставка, посвященная истории Германии 1933-1945 годов. Ее организаторы так подобрали экспонаты и таким образом их выстроили, что у посетителей не оставалось впечатления, будто это были беспросветно трагические годы в жизни немецкой нации. Они не старались преднамеренно скрыть факты о концлагерях, о политическом терроре, но материалы поданы так, что они теряются в массе документов, фотографий, рассказывающих об обычных повседневных трудовых буднях граждан Третьего рейха, об успехах промышленности, спортивных достижениях.

Крутых изгибов и даже переломов в истории почти каждого народа на земле было предостаточно, но самой естественной реакцией последующих поколений было желание заглушить боль от пережитых страданий, не травмировать без конца национальную психику.

Мы, россияне, делаем все наоборот. Мы без конца расчесываем свои старые раны, не давая им затянуться. Мы все время таращим глаза на прошлое, не видя пути вперед. Не пришло ли время остановиться в этом самоистязании, в изнурительном самобичевании, которое давно стало бессмысленным? Историю не исправишь. Один из главных уроков гласит: «Когда народ един и сплочен, он может свернуть горы!». Формирование единства нации - процесс долгий и сложный, но его все равно с чего-то начинать нужно. Можно - с написания единого учебника истории России, о чем говорил Владимир Путин. А предпосылкой для этого было бы укрощение разгула исторического самоедства, выработка здравого, рационального взгляда на прошлое Отечества.

Уставшие от бесконечных исторических препирательств, правительства России и Польши приняли решение о создании совместной группы ученых для подготовки взаимоприемлемого понимания исторической канвы наших отношений. Добиваться согласия в международных делах сложнее, чем в делах чисто национальных. Значит, у нас нет иного пути, кроме поиска разумной трактовки нашей сложной многострадальной истории.

Мой знакомый, приехавший с Кубани, рассказывал, что такая попытка была предпринята в Краснодаре, где был установлен памятник: в знак национального примирения отлиты из металла казачья папаха и буденовка.

Прошло немного времени, и кто-то из непримиримых «белых» или «красных» испортил своим вандализмом смысл исторического знака. А зря! На ненависти к своему прошлому мы не возродим Россию. Вспоминаю, что когда-то Аргентина и Чили вели затяжные и бесполезные войны за жалкие кусочки горной территории в Андах, пока, наконец, два правительства не решили положить конец этому взаимоистязанию. Они собрали пушки своих армий и отлили из них колонну, поставленную на границе двух государств - в знак вечного мира. Это было в XIX веке. А недавно в Никарагуа были проведены символические похороны идеи гражданской войны. В столице страны, Манагуа, был выкопан глубокий котлован, куда несколько самосвалов сбросили горы стрелкового оружия, принадлежавшего «контрас» и «сандинистам».

Давайте подумаем, что следует сделать в России, чтобы подвести жирную черту под прошлым, которое всем нам принадлежит и за которое мы все в ответе. Надо начать жить днем сегодняшним, а еще лучше - завтрашним.

Специально для Столетия

Николай Леонов

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 3 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины