Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Бывало...

«Герои Крут» и парадоксы национальной некрофилии

Источник: "СКУНС-ИНФО"
31.01.2011

Одна из любимейших фишек наших искренних (тех, что с диагнозом) и конъюнктурных украинских националистов – это нытье в конце января по поводу «героев Крут». Регулярно звучат завывания с сюжетом «триста спартанцев». Интересно, хоть кто-нибудь из них вспоминает, что легенда о настоящих спартанцах весьма несправедлива – и именно поэтому представляет собой один из ранних примеров националистической пропаганды?

Ведь вместе с царем Леонидом погибло гораздо больше греков (две тысячи ушли, но не меньше тысячи погибли в охранении горы), а также фиванских и феспийских ополченцев. Просто первым за красивую легенду ухватился именно спартанский поэт – и в очень современном духе уделил внимание только спартанцам, об остальных умолчав.

Современная украинская легенда о героях Крут является куда более фальшивой. Тем тошнотворнее физиономии на экранах и на трибунах, тем глупее выглядят школьники и студенты, которым в течение пяти лет забивали голову этой пропагандистской клюквой.

Начинается ведь даже не с количества «студентов». А с того, что битвы никакой не было – была банальная перестрелка, единственный вывод из которой будет вполне традиционным: необученные желторотики не в силах ничего сделать против сплоченного опытного отряда. Большевики наткнулись на разобранные рельсы, эшелон, естественно, стал – и пошел пулеметный огонь. Причем кое-где утверждается, что, кроме пулемета, наличествовала и пушка – а состав, который привез «защитников» на станцию, некоторыми почему-то именуется «бронепоездом». Мало ли…

Почему, кстати, станция? Отчего «защитники» закрепились именно на ней? Вовсе не потому, что – транспортная развязка. А потому, что все близлежащие населенные пункты были настроены настолько пробольшевицки, что «уцээровцы» не продержались бы в них и двух часов. К тому же защищать они ничего не собирались – значительная часть рвалась к Деникину, но не успели, вот и уселись на станции, фактически столкнувшись с егоровско-муравьевскими отрядами. Которых, вопреки гневному вою профессиональных патриотов, было не от 12 до 400 тысяч (встречаются и такие «данные»), а менее четырех. Полчища, ничего не скажешь.

А «защитников», в свою очередь, было не менее восьми сотен: юнкерский «курень» в 600 человек с восемнадцатью пулеметами под управлением будущего полковника 14-й гренадерской дивизии СС Гончаренко и довесок в виде ста двадцати киевских гимназистов и студентов. Дело в том, что Центральная Рада, чудом подавив восстание рабочих Арсенала (между прочим, поддерживавших вполне законную, в отличие от ЦР, власть), обнаружила, что в Киеве ее никто не поддерживает. И войска расползаются. Поэтому отправили – кого нашли. И детей, набранных в «героические Сечевые Стрельцы». Все правильно: у подростков критика снижена, порог упругости вообще отсутствует, и внушить им «миссию» – ничего не стоит. Но даже им внушили не всем.

И раз уж мы говорим о цифрах, то надо же и о жертвах вспомнить. Без предисловий: «защитников» потом обнаружили менее трех десятков трупов. Это были те, кого будущий эсэсман Гончаренко героически бросил, когда углядел из окна вагона приближающихся большевиков. То есть, бросил-то он больше – но более сотни раненых красные отправили в Харьков, лечить, мерзавцы этакие. Ну, а остальные сбежали. То есть, относительно пропагандистской версии было «защитников» больше, а погибло – меньше. Намного.

А «завышение», как и в целом легендирование события, стало результатом сомнительной деятельности двух исторических персонажей. Во-первых, Грушевского, который – со свойственным ему пропагандистским талантом – сделал невероятно помпезными (Геббельс обзавидовался бы) похороны обнаруженных и необнаруженных погибших студентов, гимназистов и юнкеров. Ну, а, во-вторых, – Михаил Муравьев, стремившийся сгладить нелепую заминку и описавший перестрелку в донесениях едва ли не как главное сражение революции, умудрившись вписать в число побежденных даже Петлюру.

Что действительно забавно, так это – «этнонациональный» состав участников перестрелки. Ведь всю историю с «героями», выдуманную Грушевским, национал-патриоты раскручивают исключительно из-за линии «как мы врезали москалям» – так же, как и Конотопскую легенду. Так вот, понятен пафос нынешних галицийских «проводников» – юнкера и студенты были как раз из числа «галицийцев Грушевского». Но к чему верещание о «москальских легионах»? Питерских среди наступающих большевиков почти не было, зато изобиловали харьковские, полтавские малороссы, не только изначальные красногвардейцы, но и массово переходившие на их сторону бывшие войска Центральной Рады.

Самым показательным эпизодом является поведение Гончаренко et consortes – в смысле, с остальными офицерами, – который отправил безмозглых пацанов под пули, а сам сидел в поезде, и драпанул при первом же рикошете. Типичное поведение «патриотов» из семейства петлюр, винниченок и более поздних бандер.

И если понятно, почему на этой легенде продолжают усиленно оттаптываться Тимошенко и прочие, призывающие «молиться за героев», то совершенно неясно, за каким чертом к этим персонажам в их некрофильских бдениях присоединился Азаров. В конце концов, надоела эта амбивалентная позиция власти. Признайте уже свою тождественность с «режимом» господина Ющенко, чтобы народу легче было шаблоны реакции формировать.

Артем Литовченко

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.