Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Андрей Ваджра. UKRAINA: от мифа к катастрофе - 4

9 ноября 2010

Беседы главного редактора сетевого журнала «Полярная звезда» Дмитрия Родина с киевским политологом Андреем Ваджрой

Беседа четвертая

В начале этой беседы сперва был затронут вопрос очевидной неадекватности «свидомых», а затем Андрей Ваджра дал характеристику «свидомизма» как псевдорелигиозной секты. Далее речь зашла о том, что в отличие от Восточной Руси, где влияние Орды было минимальным, оккупационный режим Польши на Западной Руси имел для неё характер тотальной катастрофы. Если под монголами Восточная Русь себя сохранила и копила силы для освобождения, то под поляками Западная Русь утратила русскую элиту, её крестьяне были превращены в бесправных холопов, а русская культура и православная церковь оказались на грани полного уничтожения. Затем беседа коснулась истории дерусификации Червонной Руси, в результате которой её язык сохранил схожесть с литературным языком древней Руси лишь благодаря уцелевшей в нём, после ополячивания, малорусской и церковнославянской компонентам. Также в целом был освещён вопрос литературы, изобразительного искусства, научных знаний и философии Западной Руси XV века. В дальнейшем беседа коснулась церковных братств Западной Руси, ставших при польской оккупации центрами русского идейного сопротивления, бастионами защиты русского языка, веры, и русских духовных ценностей. Затем Андрей Ваджра рассказал о том, как присоединение к России земель гетманата дало толчок, к интенсивному развитию культуры не только Малороссии, но и Российской Империи в целом, которая на фундаменте малороссийской культуры и малороссийского наречия в последствии возвела великое здание общерусской культуры и общерусского литературного языка.

Дмитрий Родин: Сегодня мы продолжаем разговор украинской культурной мифологеме. Несмотря на то, что обоснованных возражений относительно сказанного вами так и не последовало, идеи ваши воспринимаются нелегко. Для многих, то о чем вы рассказываете кажется невероятным.

Андрей Ваджра: Это вполне естественно. За последние шестнадцать лет образованность населения Украины упала до критического минимума. Большинство людей поглощено процессом выживания. Для интеллектуального развития не остается ни времени, ни сил, ни желания. Социологические опросы показывают, что свыше 40 % жителей Украины вообще не покупают книг. Более того, поколение украинских детей, выросшее за время независимости, не просто плохо образовано, часть его вообще неграмотна! Я был поражен, когда узнал, что, к примеру, в Тернопольской области в октябре 2007 года 5 % призывников не было призвано в армию лишь только потому, что не умело читать и писать! Представляете?! А ведь эта тенденция будет только усиливаться! И на всю эту забитость накладывается мощный прессинг непрерывной пропаганды. Народ постепенно превращают в тупую, темную массу. Или даже стадо…

А во главе этого стада – козлы-провокаторы. (Усмехается) Это не ругательство, а специальный термин. «Козлы-провокаторы» - дрессированные животные, которые заводят стадо на бойню. Всякая живая тварь опасность и смерть чует. А что будет, если стадо взбунтуется, разбегаться начнет? Вот потому и нужны козлы-провокаторы, которые стадо на бойню заведут, а потом усиленный паек в отдельном стойле жрут, в то время когда их соплеменники в мясорубках перекручиваются на фарш. К сожалению, практически вся украинская элита состоит из козлов-провокаторов…

Ну, представьте себе среднестатистического обывателя, чьи знания по истории ограничиваются школьным учебником, содержание которого он забыл лет пятнадцать-двадцать назад. Все эти годы он из всех телевизоров и газет постоянно получает информационные «вливания» о многотысячелетней истории и культуре «Украины», об «украинцах-трипольцах». Вы же понимаете, что критически отнестись к подобным утверждениям рядовой гражданин не в состоянии. Он просто «варится» в них. Имеет место непрерывное повторение в информационном поле одних и тех же утверждений. С течением времени аксиомы «свидомых» о «многотысячелетней истории и культуре, многотысячелетней нации» становятся естественным наполнением его сознания. Так возникает феномен ничем не обоснованной веры. Как я уже говорил ранее, таким методом, в массовое сознание можно инфильтрировать практически что угодно. Отсутствие элементарных знаний, подавление не то что интеллекта, но даже элементарного здравого смысла в сочетании с интенсивной пропагандой могут творить чудеса, искажая в головах реальность до неузнаваемости.

О неадекватности «свидомых» писал еще Пантелеймон Кулиш: «а хто сидить у своїй хатині раз-у-раз за своїми учебниками та віршованими фантазіями, хоч би й Шевченковими, тому й кози здаються у золоті. Він мов очарований у своїм крузі. Поза кругом не бачить нічого. Се така болесть напала на памолодь, що вилічить її сама сила речи. Поживемо, то й побачимо» [1].

Пожить то пожили, а что толку то? Как сидела вся эта публика, очарованная до галлюцинаций собственными фантазиями, так и продолжает сидеть в своем идейном сельском навозе. Да еще норовит в него молодую неграмотную поросль затянуть, и насовать ей голову своих пропагандистских кизяков. В итоге формируется своеобразная смысловая матрица, в рамках которой адепт «украинства» чувствует себя более или менее осмысленно. Ведь без смысла человек жить не может. Он так устроен, что лучше уж ложь, фантазия, чем ничего.

А теперь представьте, вдруг появляется некто, кто, не скрывая своего презрения, говорит: все, во что вы верите это ложь! «Шановнэ панство», вас «разводят» как «лохов»! Не особо выбирая выражения, порой весьма жестко, он начинает показывать действительную сущность «святых рэчэй».

Д.Р.: Кстати, очень многие из ваших идейных оппонентов жалуются на ваш, скажем так, своеобразный язык изложения, на то, что вы слишком зло, неуважительно, резко высказываетесь об Украине и украинстве.

А.В.: Помните, что говорил ницшеанский Заратустра? «С горбатыми надо говорить выпукло»… (Усмехается) Это естественная реакция сектанта на адекватное отношение к его «святыням». А лидеры секты вообще будут вас проклинать за святотатство. Ведь вы, таким образом, разрушаете их власть над адептами.

Вы, например, когда-нибудь общались с Иеговистами? Когда им в лоб, в жесткой форме задаешь вопросы, на которые у них нет ответов, у них начинается истерика, и все, что ты им говоришь, они воспринимают как желание их оскорбить, как стремление разрушить устои их «веры». Это естественная реакция сознания, заключенного в оболочку определенной матрицы. Как будет реагировать тот, кто находится в матрице, если кто-то начнет ее выворачивать наизнанку и бесцеремонно показывать всем ее нутро? Конечно, очень болезненно. Ведь некто замахнулся на Смысл, к которому он привык, и с которым срослось его «Я». Для тех, кто подключен к матрице, всякий посягнувший на нее будет казаться циничным врагом или просто сумасшедшим. Ведь для него есть незыблемые, само собой разумеющиеся истины. А тут появляется человек, которого даже ни разу по телевизору не показали (усмехается), и заявляет что все это - фикция для олигофренов. А ведь любой выход за оболочку матрицы, любой контакт с внешней средой приносит сектанту крайне болезненные ощущения. Поэтому у него возникает желание либо заткнуть уши, либо устранить источник информации. Если бы его сознание было свободным от принуждения, он бы совершенно спокойно воспринимал новую для него информацию, а не бился в конвульсиях как упырь на рассвете. Для него она бы была лишь объектом спокойного изучения и самостоятельной проверки. А тут сплошные истерики, проклятия, угрозы и т.п. Я иногда себя ощущаю экзорцистом. (Смеется)

Хотя конечно, для всякого человека это очень неприятная штука – ломка личного Смысла, пусть и навязанного извне. В психологии даже существует такое понятие – когнитивный диссонанс. Это когда человек имеет определенные представления о реальности, но вдруг начинает получать информацию, которая им противоречит, то есть, которая разрушает его устоявшийся смысл мира. Возникает острый внутренний конфликт. Очень болезненный, кстати. Чтобы его преодолеть, тот человек, у которого еще не окостенело сознание, создает новый Смысл, соответствующий открывшимся для него новым фактам, а тот, у кого динамика восприятия и мышления упала до минимума, просто будет их игнорировать, закрываться от них, превращаться в фанатика. Ему так проще сохранить своё «Я», ведь способность к совершенствованию у него практически на нуле. Его удел это – вопли, сопли, стоны, всхлипывания и проклятия и угрозы в адрес «еретиков».

Ну как, право слово, можно серьезно воспринимать утверждение, что Земля имеет форму шара, если давно известно, что она плоская как блин и лежит на гигантской черепахе, вполне резонно рассуждает он? Ну и что, что об этом свидетельствуют факты? В топку факты! Нам и без фактов хорошо! Мы то и так знаем, что Земля плоская! И другой нам не надо!

Д.Р.: Вы решили бросить вызов Матрице? Не слишком ли самонадеянно?

А.В.: (Усмехается) Не боги горшки обжигают. К тому же я нахожусь в самой сердцевине этой Матрицы, я вижу ее механизм изнутри. Это мое преимущество. Отсюда действительная сущность Системы более очевидна. Наверное, если бы я смотрел на украинскую реальность только сквозь экран телевизора, то до сих пор находился бы в своем личном коконе как миллионы моих соотечественников.

Д.Р.: Вы уверены, что сможете разрушить Матрицу?

А.В.: Хм… Это произойдет, когда мои усилия сольются с усилиями таких же как я людей, по какой-то причине не подключенных к Матрице. Поверьте, их не так уж и мало. Тем более что сейчас, в общем-то, не много-то и делать надо - просто говорить правду и называть вещи своими именами.

Помните сказку-притчу Джанни Родари «Джельсомино в стране лжецов»? В ней пираты, захватив власть в сказочной стране, распорядились изменить все названия вещей, животных и людей. Там даже животные были вынуждены говорить неправду. Собаки мяукали, кошки лаяли, лошади мычали, а лев, сидевший в клетке в зоопарке, должен был попискивать, потому что рычать обязали мышей и т.д. На тотальной лжи держалась власть узурпаторов. Но как только люди начали говорить правду, эта власть пала, и народ обрел свободу. Нам тоже пора начать говорить правду! Как сказал один герой популярного российского фильма: «В чём сила брат? В деньгах? НЕТ! Сила в ПРАВДЕ! У кого правда, тот и сильней»!

И за теми, кто эту правду скажет, пойдут люди. Пойдут не за 100 гривен трясти флагом на майдане, в надежде получить какую-то подачку, а пойдут за Родину, которую у них фактически украли, за свое имя, которое у них отняли, за свой родной язык, за свою культуру, за будущее своих детей. А если понадобится, то и оружие в руки возьмут. Многие уже готовы к этому! В этом сокрыт мощнейший потенциал, колоссальнейшая энергия! Ведь людям нужны идеи, которые бы наполняли их жизнь СМЫСЛОМ, а не только дешевая колбаса, которую неустанно обещают украинские вожди уже 16 лет.

Д.Р.: А что потом? После разрушения Матрицы?

А.В.: Потом будет эпоха Созидания. Но об этом говорить пока рано. А посему, вернемся к «украинской культуре».

Д.Р.: Хорошо. Прошлый раз мы остановились на моменте гибели Киевской Руси. Что было после татар? Украинские историки, насколько я знаю, утверждают, что освобожденная из золотоордынской неволи Литвой, а затем Польшей, Малая Русь просто расцвела.

А.В.: «Свидоми» историки считают, что татаро-монгольское нашествие изменило культурную парадигму всей Руси кроме «исконно украинского» Галицко-Волынского княжества и западных территорий земли Русской. Якобы из-за того, что эти территории попали под литовский и польский контроль, культура средневековой Руси сохранилась и стала сугубо украинской.

Д.Р.: Я так понимаю, что вы с этим не согласны?

А.В.: Хм… Вы угадали.

Что представляло собой в целом т.н. татаро-монгольское иго? Правильно – признание русскими князьями своей вассальной зависимости от хана Золотой Орды и выплату ими дани. После первого, масштабного, военного удара монголов, степняки проведывали Русские земли только с карательными целями и лишь периодически, когда того требовала политическая ситуация. Иначе говоря, оккупации как таковой не было, монгольские гарнизоны в русских городах не стояли (ну может за исключением Киева), монгольская администрация княжествами не управляла. Да, страна была разрушена, да, многие ее регионы оказались в изоляции и начали развиваться иначе, чем до нашествия, но и не более того. Монгольское влияние было крайне незначительным. Тем более в культурном плане. При Орде Русь просто «варилась в собственном соку».

Это же касается и юго-западных территорий. Принципиально в культурном плане ничего не изменилось. Вплоть до XV века западнорусские земли находились в рамках общей византийско-славянской культуры. Точнее в рамках того, что от нее осталось. Потом, постепенно, на земли Малой Руси, в ее западные регионы, а потом и в центральные, вместе с польской властью приходит и польская культура. Вот тут-то и начинаются различия.

Если монголы сидели у себя в Орде и лишь периодически проведывали те русские княжества, в которых князья начинали слишком многое себе позволять, то поляки непосредственно пришли на русские земли с польскими гарнизонами, законами, порядками, администрацией, языком и, конечно же - культурой.

Улавливаете разницу? Восточная Русь лишь платила дань хану, продолжая при этом жить как жила, по своим правилам и законам, а Западная Русь оказалась фактически оккупирована Польшей, попав под мощный каток польской ассимиляции. Как вы понимаете, в этих условиях, говорить о том, что она смогла якобы сохранить культурные наработки домонгольской эпохи могут лишь «свидоми» мифотворцы.

Давайте посмотрим на политическую элиту Восточной и Западной Руси. Да, восточнорусские князья не обладали суверенитетом и полностью зависели от воли хана, но ведь, вместе с тем, они оставались князьями, православными и русскими. Да, они прошли сложную и тяжелую монгольскую «школу», но именно она в конечном итоге сформировала русскую военно-политическую элиту, которая впоследствии создала одно из самых мощных государств мира – Российскую империю!

А что же политическая элита Западной Руси? Весьма скоро ее не стало. Польский правящий класс без следа растворил ее в себе, ассимилировал. Свою русскость, веру, зачатки культуры сохранили лишь крестьяне. Но, преданные своей элитой, они стали низшим социальным слоем Речи Посполитой – рабами господствующей польской нации.

Возьмем, к примеру, православную церковь. Об этом не очень любят распространяться российские историки, но именно во времена Золотой Орды, как это не звучит парадоксально, русская православная церковь достигла своего расцвета. Дело в том, что на территории своей империи, монголы уважительно относились ко всем религиям без исключения, даже предоставляли религиозным организациям разнообразные экономические и правовые преференции. А на Западной Руси, во времена Речи Посполитой, для православной веры и церкви наступили самые страшные и тяжелые времена. Поляки методично и последовательно проводили политику уничтожения православия и русской идентичности.

Д.Р.: Так что же собой представляла культура юго-западной Руси того времени?

А.В.: С 1239 по 1241 по ее земле прокатилась разрушительная война. Все Левобережье и Надднепрянщина были превращены в развалины. Галицко-Волынские земли, в результате «гибкой» политике местных князей, пострадали в меньшей степени. Естественно, что Данила Галицкий был вынужден посетить ставку Батыя и признать свою вассальную зависимость.

Затем Орду заменила Литва и Польша. В 1349-ом поляки захватила галицкие земли и польский король Казимир провозгласил себя «правителем Королевства Руси». После кратковременного изгнания венграми, в 1387-м, они вернулись вновь, и на этот раз надолго.

Я не сделаю никакого открытия, когда скажу, что польская и венгерская военно-политическая экспансия сопровождались экспансией религиозной и культурной. В течение всего XIV века на западных землях Руси происходит стремительное утверждение католицизма, власть на местном уровне переходит от русских к немецким мещанам-католикам (позднее полонизированным). Параллельно с этим, шел процесс постепенного занятия католической культурой господствующих позиций в городах, несмотря на численный перевес в них русского, православного населения. Вместе с тем, необходимо отметить, что в течение XIV-XV веков на галицкие земли интенсивно переселяются (прежде всего в города) иностранные переселенцы – немцы, поляки, евреи и даже армяне с греками. Именно тогда начинается процесс разрушения зачатков самобытной русской культуры. К тому же польская власть организовывает гонения на православную веру и церковь, которые традиционно являлись и являются до сих пор главным оплотом русскости.

Можно с полной уверенностью сказать, что с XIV по XV века, западный осколок Русской земли практически полностью утратил свой русский облик, а его, не успевшая еще четко оформиться культура, была безжалостно задушена польскими «евроинтеграторми». Свою русскую идентичность сохранили лишь крестьяне Червонной Руси – забитые, неграмотные, презираемые русские холопы Речи Посполитой. Поэтому даже если, как это любят делать «свидомые», попытаться подменить все русское на галицких землях того времени «украинским», от этого это «украинское» там все равно не появится, так как Червонная Русь тогда уже была польской, немецкой, еврейской, католической, какой угодно, но не «украинской».

Со второй половины XIV века поляки строят в Галиции свои города, руководствуясь западноевропейскими строительными принципами. Причем строят они их, приглашая, как правило, немецких мастеров. Архитектурная вестернизация на территории Червонной Руси обрела системный и необратимый характер. Причем это проявилось не только в распространении западноевропейского готического стиля, но и в проникновении его определенных элементов в русское, православное церковное строительство.

Тот, кто утверждает, к примеру, что Львов это город украинский, мягко говоря, лукавит. После того как в 1356 году за ним было закреплено т.н. Магдебургское право, в него хлынул поток немецких колонистов, которые его перестроили в соответствии со своим представлением об архитектуре. «Город Льва» обрел свой готический стиль именно благодаря их усилиям, а уж никак не из-за культурных предпочтений «украинцев». Львов по своему архитектурному стилю изначально город немецко-польско-еврейский. По духу и культуре (еще в тридцатых годах 20 века) Львов оставался польско-еврейским. «Украинства» там и близко не было.

Д.Р.: Но сейчас ведь в нем живут украинцы.

А.В.: Конечно. Благодаря фюреру немецкой нации, в июне 1941-го, ворвавшийся во Львов спец-батальон Абвера «Нахтигаль», укомплектованный «украинскими войнами», устроил в городе резню. Убивали евреев и польскую интеллигенцию (как завещал великий вождь и учитель Стёпа Бандера). Потом, после войны, «клятый Сталин» отправил оставшихся поляков на историческую родину. И уже после этого город был заселен «вуйками» из галицийских сел. Но вы ж понимаете, что это не делает его «украинским». Не зря Львов сейчас пребывает в таком ужасном состоянии! Село – есть село, даже «вычуханное» и с университетским дипломом. Все эти современные деятели «украинской культуры» галицийского происхождения, получив высшее образование, не перестают радовать удивительным сочетанием в своей натуре внешнего культурного лоска и гламурности, с внутренним, примитивным селянским жлобством и убогой провинциальностью. Поэтому меня всегда забавляли претензии львовян на какую-то «нереальную продвинутость» (прости Господи) в культурной сфере. Среди моих киевских друзей и знакомых, подобное позерство всегда было хорошим поводом для шуток.

Ладно. Архитектуру мы рассмотрели. Идем дальше.

Литература.

Всё те же переводы греческих и славянских авторов. К ним со второй половины XV века добавляются переводы западноевропейских текстов. Все это бережно переписывается за толстыми стенами монастырей. В целом, с XIII по первую половину XV включительно, репертуар малорусской литературы не выходит за рамки тех заимствованных византийско-славянских текстов, которые остались в наследство от дотатарской эпохи как Западной, так и Восточной Руси. Кстати тогда же, из Болгарии к нам пришло такое христианское течение как исихазм, произведения идеологов которого оказали весьма существенное влияние как на русскую литературу и философию того времени вообще, так и на форму литературного изложения в частности.

Естественно были и тексты русских авторов типа «Слово о погыбели Рускыя земли и о смерти великого князя Ярослава», которое было предисловием к такому галицкому произведению как «ПовЂсти о житіи и о храбрости благовЂрного и великаго князя Александра Невського» или «Правила Кирила митрополита руського, съшедшихся єпископ: Далмата ноугородьского, Игнатья ростовьского, Феогноста переяславьского, Симеона полотьскаго, на поставлениє єпископа Серапиона володимирскаго» митрополита Кирилла II из Галицко-волынского княжества и др. Но, во-первых, они в силу своей немногочисленности и временной разбросанности не могли создать некий особый, оригинальный литературный стиль, а во-вторых, эти тексты были, опять таки написаны на древнерусском, но уж никак не на «украинском», и речь в них шла о русской земле, но никак не «украинской».

«Слово о погыбели Рускыя земли…»: «О свЂтло свЂтлая и украшена земля Руськая! И многыми красотами удивлена єси: озеры многыми, удивлена єсы рЂками и кладязьми мЂсточестьными, горами крутыми, холмы высокыми, дубравомы частыми, польми дивными, звЂрьми различными, птицами бещислеными, домы церковьными и князьми грозными, бояры честными, вельможами многами — всего єси испольнена земля Руськая, о правовЂрьная вЂра хрестияньская!» [2].

«Правила Кирила митрополита руського…»: «Не расЂя ли ны Бог по лицю всея земля? Не взяти ли быша гради наши? Не падоша ли сильний наши князи острієм меча? Не поведени ли быша въ плЂн чада наша? Не запустЂша ли святыя Божия церкви? Не томими ли єсмы на всяк день от безбожьных и нечистых поган?» [3].

Д.Р.: Ваши оппоненты утверждают, что подобные тексты чуть ли не идентичны современному украинскому языку. Что вы на это скажите?

А.В.: Я уже начинаю немного уставать от языковой тематики. Вроде как «разжевываю» ее до предела, а эта славная публика все равно не слышит меня. Понятно, что ее глухота это не физический дефект. Тут, конечно же, проблемы с мозгом, пораженным пропагандой. Увы…

Когда я общаюсь со «свидомыми» или оранжоидами, то невольно вспоминаю слова Пантелеймона Кулиша, который прожив несколько лет в Галиции, с отчаянием возопил в 1882 году на страницах своей книги «Крашанка»: «O ribaldi flagitiosi! Я приехал в вашу подгорную Украину оттого, что на днепровской Украйне не дают свободно проговорить человеческаго слова; а тут мне пришлось толковать с телятами. Надеялся, что констатируя факты способом широкой исторической критики, я увижу вокруг себя аудиторию получше. С вами же, кажется, и сам Бог ничего не сделает, такие уж вам забиты гвозди в голову». (Смеется)

«Що тепер діється в Галичині»? – вопрошал он в своём письме у одного из общественных деятелей Галиции. – «Чи ще таки видають Правду? (яка вона в біса Правда? Се кривда здорового розуму і смаку). А Просвіта? Оте ще мені «недоріка, убога каліка»! Що вона робить» [4]?

Кулиш то думал, что уедет во Львов от царских сатрапов и вместе с прогрессивной галицийской общественностью совершит украинский культуростроительный прорыв, а тут вдруг вся эта общественность оказалась абсолютно неадекватной и крайне ограниченной, зацикленной на нескольких примитивных политических идеях пришедших из Европы. Его разочарование и раздражение было столь велико, что в своей личной переписке он называет «українських націоналістів» не иначе как «недолюдками» и «недоумками» [5].

Боюсь, что с тех времен мало что изменилось. Вон недавно, 14 октября, довелось мне наблюдать национально-сознательных украинцев на улицах Киева, чествующих своих героев из ОУН-УПА. Выхожу из станции метро «Театральная», а тут как раз шествует радостная колонна тинейджеров в камуфляже с символикой УНА-УНСО, КУН и вкраплениями олигофренов из партии «Свобода». Идут радостные (как буйные иеговисты на собрание), флагами трясут, «гей!» кричат, кулаками машут. Человек 150-200. По бокам суетятся старшие соратники в штатском с мобильными телефонами возле уха. Очевидно, оперативно докладывают в штаб праздника о ситуации. Подошли к милицейским рядам. Со стороны Крещатика, вижу, маячат розовые флаги социалистов. Остановились наши «свидоми» и давай орать речёвки как пионеры-переростки, синхронно суча кулаками в свинцовое небо. Чего, думаете, хочет наш национально-сознательный украинский авангард, цвет нации, так сказать? Все предельно просто: «вильнойи та нэзалэжнойи Украйины», «дэржавного вызнання УПА», при этом они энергично призывают отправить «комуняку на гиляку», а «москалей» поставить на ножи. Чудесная политическая программа с яркими перспективами. Только не могу понять, чего они до сих пор стонут о «вильности» и «нэзалэжности». Это-то после 16 лет «самостийности»? Пластинку лозунгов заело? Ладно… Допустим УПА «вызнають», коммунистов перевешают, «москалей» перережут. А что дальше? Есть еще евреи. Окончательно решить на Украине «еврейский вопрос» клялся с перекошенным от ненависти лицом и вылупленными глазами в 2004 году на любимой горе нашего господина президента вождь партии «Свобода» пан Тягнибок. Как когда-то признался сей персонаж, он об этом с детства мечтал, когда еще хворостинкой с остервенением лопухи в селе хлестал. А что дальше? После того как всех кого надо перережут и перевешают? Я так понимаю, что после этого, те, которые останутся в живых, будут жить долго и счастливо? А может, все-таки, они позавидуют мертвым? Где позитивная программа, направленная на созидание, а не разрушение?

Украинская национальная идея, это - идея внезапных наскоков из лесу обалдевших от пропаганды и конспирации селян, идея отрубленных голов колхозных активистов, идея звенящей ненависти к «москалям» и власти «совьетов». Украинская национальная идея это вечное отрицание, это машина разрушения, перемалывающая все на своем пути. Именно для этого она и создавалась когда-то врагами России в австрийской Галиции. В ней нет позитивного, созидающего наполнения. Ее нельзя «загрузить» в ткань государства и общества в качестве операционной программы, потому что она либо разорвет государственную и общественную систему изнутри, либо направит их на самоубийственный таран очередной мишени. Она может существовать лишь в схронах бандеровцев и карцерах диссидентов, ее удел – вечная борьба против чего-то. Она не предназначена для того, что бы быть идеальной основой государства. Именно поэтому украинская национальная идея тлеет в узком слое политических маргиналов-фанатиков и лишь на словах поддерживается государственным истеблишментом, причем независимо от его политического формата.

Меня тут некоторые обвиняют в хамстве, в неуважении к «украинству». (Усмехается) Ну что вы… По сравнению с активистами «украинства», мой сарказм выглядит просто верхом учтивости, интеллигентности и толерантности. Вы думаете, что олигофрены типа Тягнибока не типичны для «укранства»? Тогда почитайте идеолога ОУН-УПА Диму Донцова (в миру Щёлкоперова). Все, что «гавкают» на митингах «свидомых» маргиналов тягнибоки, это всего лишь брутальная объективация в реальности философии «украинства», которую сформулировал в своих текстах марксист-неудачник Донцов. Чему он учил свою паству? Тому, что «певним теоретичним противникам треба відповідати не доказами, але ножем», тому, что «до емоціональности і фанатизму великих ідей, які рушають масами, треба додати ще одну їх прикмету: “аморальність”» по отношению ко всякому национально-несознательному индивиду, и тому, что «ні одна ідея не перемогла, яка не носила прикмет «романтичної» доктрини, яка не мала на своїм чолі фанатиків» [6].

Когда я вижу пацанву, завезенную из регионов в Киев для празднования очередной «ричныци», идущую в куцых колоннах маргиналов и по команде старших соратников, гавкающую тупую абракадабру, то сразу же вспоминаю его сакраментальное: «промовити ж «до сердця» нації, як старався я довести, можна лише сугестією…» [7]. Вот они и занимаются внушением. Промывают мозги молодым, вбивают в них примитивные идеи, ведущие в никуда. А потом гонят в неизвестные дали «национального видродження» стада загипнотизированных баранов. Смотрю на них, а сам думаю по поводу Донцова, «чего ж ты сука в схроне-то не сдох»?!

Ладно… Теперь, что касается литературных памятников Руси.

Вся похожесть современного украинского литературного языка на древнерусский, связана с малороссийским наречием, как производным от древнерусского. То есть, современный украинский литературный язык похож на древнерусский лишь благодаря уцелевшей в нем, после огаличивания и ополячивания, малорусской и церковнославянской компонентам.

Что было понятно, я просто дословно переведу приведенный мною фрагмент «Слова о погибели» на украинский и русский, а вы в публикации нашей беседы, выделите отличия заглавными буквами. Еще раз подчеркну, я сделаю лишь примитивный перевод слов на русский и украинский языки, для того чтобы их можно было сравнить.

Привожу опять для наглядности фрагмент:

«О свЂтло свЂтлая и украшена земля Руськая! И многыми красотами удивлена єси: озеры многыми, удивлена єсы рЂками и кладязьми мЂсточестьными, горами крутыми, холмы высокыми, дубравомы частыми, польми дивными, звЂрьми различными, птицами бещислеными, домы церковьными и князьми грозными, бояры честными, вельможами многами — всего єси испольнена земля Руськая, о правовЂрьная вЂра хрестияньская!»

Вот как он будет звучать по-русски:

О светло светлая и украшеНнаЯ земля РуСская! И многИми красотами удивлена: озерами многими, удивлена реками и кладезЯми месточест_ными, горами крутыми, холмами высокИми, дубравАмИ частыми, полЯми дивными, зверьми различными, птицами беСЧислеНными, домами церков_ными и князьЯми грозными, боярами честными, вельможами многИми – все_М НАпол_нена земля РуСская, о правовер_ная вера хрести_ан_ская!

Теперь, то же самое на украинском:

О свІтло свІтла ТА ПРИКРАШЕНА земля Руська_! І БАГАТЬМА красотами ЗДИВОВАНА: озерами БАГАТЬМА, ЗДИВОВАНА рІкамИ ТА СКАРБАМИ МІСЦЕчесними , горамИ крутими, ПАГОРБАМИ високими, дІбрОвами  частими, полями дИвними, звІрАМИ РІЗНИМИ, ПТАХАМИ НЕЗЧИсленними, домами церковнимИ та князями грІзними, боярами чесними, вельможами БАГАТЬМА – УСІМ НАПОВНЕНА земля Руська_, о правовІрна вІра хрИстиянська!

Как видите, комментарии излишни.

Пока на этом я ставлю точку, что бы чуть позже в своем рассказе опять вернуться к теме языка, но уже в другом контексте…

Идем дальше.

Изобразительное искусство.

До первой половины XV века включительно, оно остается в четких рамках той матрицы, которая сложилась под влиянием Византии со времен принятия христианства. Вместе с тем, благодаря немцам и полякам, параллельно интенсивно формируется также художественное направление западноевропейской ориентации. Таким образом, к XV веку византийско-балканский художественно-изобразительный стиль постепенно начинает мутировать под воздействием западноевропейского, католического.

Массовый наплыв в города галицкой земли переселенцев с Запада, утверждение там католической церковной организации, формирование новой правящей элиты, ориентированной на западную культуру, создавали объективные предпосылки уничтожения всего русского в области культуры. С середины XV века на западных землях южной Руси активно развиваются немецкая, польская и армянская художественные школы. Как вы понимаете, говорить про что-то «украинское» в данном контексте вообще не приходится.

Скульптура была развита слабо и также являлась результатом византийского и западноевропейского влияния .

Далее. Научные знания и философия.

В XV веке, как и до этого момента, основным источником научных знаний на Руси оставались греческие и южнославянские книги. В частности, большое значения для Руси того времени имел знаменитый Афон. На тот момент он был главным центром православного книгописания, иконописи и т.п. Именно оттуда к нам пришел и упомянутый мною исихазм неоплатоников, идеи которого господствовали в русской литературе XIV-XV веков. Кроме того, в Киеве активно переводились арабо-еврейские трактаты по проблемам метафизики, логики, астрологии, астрономии и т.п. Я не буду вдаваться в дальнейшие подробности. Всякий, кого интересует культура Руси X-XV веков, без труда найдет информацию о ней в массе книг, а, в крайнем случае, на страницах вузовских учебников.

Единственное добавлю, что ближе к концу XV века на территории Западной Руси формируется очень тонкое элитарное течение т.н. ученых-гуманистов, как правило, получивших образование в европейских университетах, чья деятельность отличалась утонченной интеллектуальностью и космополитизмом идей. Они были своеобразным живым отголоском европейских идей того времени.

Что интересно, именно в этой среде, уже в конце XV века на Западной Руси в Остроге, Львове, Киеве, Могилеве, Луцке, как форпосты русской духовной обороны возникают, т.н. церковные братства. Одним из таких центров, например, был Острожский коллегиум на Волыни, основанный в 1576-ом князем Константином Острожским. Он представлял собой первую на восточнославянских землях попытку создания школы высшего типа, научно-литературный кружок и издательство, которое возглавлял Иван Федоров. Именно острожские писатели-полемисты выступили с жесткой критикой теории и практики католицизма.

Понимаете, о чем я говорю? О том, что именно на западной Руси XVI века проходила линия обороны против интеллектуальной и культурной экспансии Запада! Фактически западнорусские церковные братства были центрами идейного сопротивления, своеобразными бастионами защиты русского языка, веры, русских духовных ценностей т.п. Когда в 1596-ом была объявлена церковная уния, они стали организовывать школы, чтобы противостоять ополячиванию и окатоличиванию русского населения. Наиболее мощной из них стала Киевская, которая в 1631-ом преобразовали в Киево-Могилянскую коллегию (академию).

Впрочем, процесс польско-католической ассимиляции Западной Руси братства остановить не могли в любом случае. Слишком уж неравными были силы.

Д.Р.: Хорошо. Думаю, что не стоит далее углубляться в подробности и нюансы. Все и так понятно. Если подытожить сказанное, какие вы можете сделать главные выводы относительно юго-западной Руси эпохи Речи Посполитой?

А.В.: Во-первых, процесс создания уникальной русской культуры на юго-западных территориях оборвало не монголо-татарское нашествие (оно только его замедлило), а захват их Польшей. Во-вторых, ассимилировав русскую элиту, поляки разорвали единое культурное пространство Малой Руси, локализовав его по православным монастырям и превратив, тем самым, существование самостоятельной западнорусской культуры высокого стиля в небольшие, провинциальные, изолированные феномены, подверженные очень сильному западному влиянию. И, наконец, в-третьих, в рамках Речи Посполитой окончательная гибель последних очагов православия и русской культуры стала неизбежной.

Польша активно заимствовала культуру европейских стран и не менее активно ее навязывала Малой Руси. Точнее высший, правящий класс Речи Посполитой обустраивал свою жизнь так, чтобы чувствовать себя комфортно на юго-восточных рубежах своей империи. В те времена, польская версия европейской культуры господствовала в городах Малороссии тотально. Поэтому, говорить даже о западнорусской культурной традиции того времени крайне сложно, а уж про «украинскую культуру» Речи Посполитой можно найти лишь в идеологически выдержанных украинских школьных учебниках. Но там под видом «украинской культуры» подаются тлеющие, локальные очаги западнорусской культуры или ее отдельные деятели, оказавшиеся, к тому же, под сильным европейским влиянием. Но ложь ведь нам не заменит правды, не так ли?

Д.Р.: Конечно. Потом, я так понимаю, грянул 1648-ой год?

А.В.: Совершенно верно. Только кровавое казацко-крестьянское восстание остановило процесс культурной и языковой ассимиляции населения Малой Руси. Потом были страшные годы «Руины», опустошившие Малороссию, превратившие ее города и села в заброшенные развалины. Как вы понимаете, о развитии западнорусской культуры можно говорить с большой натяжкой. Правильнее было бы вести речь о немногочисленных деятелях ее еле живой элитной разновидности, как правило, представителях православной церкви. Именно православная церковь оказалась последним, устоявшим под натиском западных ассимиляторов бастионом чудом уцелевших очагов русской культуры Малой Руси. Повторю еще раз – РУССКОЙ (ЗАПАДНОРУССКОЙ) но никак не «украинской».

Д.Р.: Потом был 1654-ый. Переясловский договор. Присоединение малорусских земель, которые контролировал Хмельницкий, к Русскому царству.

А.В.: Совершенно верно.

Д.Р.: Если я правильно понимаю, именно тогда из Великой Руси на земли Малой Руси пришла русская культура?

А.В.: Нет Дмитрий. Ситуация была несколько иной. Сейчас я буду говорить о вещах, которые могут очень не понравиться не только нашим «свидомым», но и крайним русским националистам в России.

Д.Р.: ?

А.В.: Как это ни парадоксально звучит, но присоединение к Русскому царству земель гетманата дало толчок, к интенсивному развитию культуры не только Малороссии, но и всех русских земель, оказавшихся в границах Российской Империи. Дело в том, что в отличие от Малой Руси, Великая Русь XVII века не располагала т.н. высокой культурой. Иначе говоря, культуры образованных правящих классов в России XVII века фактически не было. Скорее была даже определенного рода дикость.

Д.Р.: Да, многим в России такое заявление может не понравиться.

А.В.: Я понимаю. Но от фактов никуда не денешься, а они свидетельствуют о том, что именно во второй половине XVII века в великорусскую (восточнорусскую) почву было посажено семя малорусской (западнорусской) высокой (не народной, а элитной) культуры, уцелевшей в виде локальных очагов в православных монастырях. А через несколько столетий из него проросло великолепное дерево самобытной русской, точнее ОБЩЕРУССКОЙ культуры.

Д.Р.: Об этом можно где-то почитать?

А.В.: Об этом достаточно много написано в исторической литературе. Там излагается фактаж, но редко делаются вытекающие из него выводы. Ведь они ведут к нежелательному для современных идеологов Украины (и, кстати, России тоже) пониманию русского и «украинского» прошлого. Есть, впрочем, исключения. В данном случае я могу сослаться на блестящую роботу человека, чей авторитет для вас, как мне кажется, будет более весомым, чем мнение какого-то Ваджры. На человека, которого, думаю, вы знаете.

Д.Р.: И кто он?

А.В.: Выдающийся русский ученый-языковед (фактический основоположник такой области языкознания как фонология), граф, Николай Сергеевич Трубецкой. Будучи уже в эмиграции, в Париже, в 1927 году, как раз во время пика советской украинизации, он опубликовал статью «К украинской проблеме».

Д.Р.: Он был одним из главных идеологов евразийского движения.

А.В.: Совершенно верно. Так вот, размышляя в вышеупомянутой статье о том, что эпоха Петра Великого стала разрывом культурной традиции России, он писал следующее: «о резком и полном перерыве традиции можно говорить только в том случае, если под «русской культурой» разуметь только ее великорусскую разновидность; в культуре же западнорусской (в частности украинской) при Петре резкого перерыва традиции не произошло» [8].

Более того, по мнению Трубецкого, «после присоединения Украины на очередь стал вопрос о слиянии обеих этих редакций русской культуры воедино. При этом… думали не столько о слиянии обеих редакций русской культуры, сколько об упразднении одной из них…». «…практически вопрос сводился к тому, — какую из двух редакций русской культуры следует целиком принять, и какую целиком отвергнуть. Решать должно было правительство, т.е., в конечном счете, царь. Правительство встало на сторону украинцев…» [9].

«Но, вставши на сторону украинцев, московское правительство сделало в направлении признания «правильности» украинской редакции русской культуры только первые шаги. Правда, это были самые ответственные шаги, — «исправление» богослужебных книг (т.е. замена московской редакции этих книг редакцией украинской) и вся реформа Никона. В этой области была проведена полная унификация, причем великорусское было заменено украинским» [10].

Потом начались петровские реформы, полностью перевернувшие Россию. Мы не будем вдаваться в дискуссию о том, плохи были эти реформы или нет, для нас в данном случае самое главное это то, что, как писал Трубецкой, «старая великорусская, московская культура при Петре умерла; та культура, которая со времен Петра живет и развивается в России, является органическим и непосредственным продолжением не московской, а киевской, украинской культуры» [11].

Иначе говоря, СЛИЯНИЕ ФОРМИРУЮЩЕЙСЯ ВОСТОЧНОРУССКОЙ (ВЕЛИКОРУССКОЙ) ГОСУДАРСТВЕННОСТИ С ЗАЧАТКАМИ ЗАПАДНОРУССКОЙ (МАЛОРУССКОЙ) КУЛЬТУРЫ В ИТОГЕ ПРИВЕЛО К ВОЗНИКНОВЕНИЮ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И РУССКОЙ (ОБЩЕРУССКОЙ) КУЛЬТУРЫ.

Начнем с языка. С русского языка. Точнее с одного из заблуждений о нем. У нас на Украине, и, думаю, в России тоже, РУССКИЙ ЯЗЫК ОШИБОЧНО ОТОЖДЕСТВЛЯЮТ С ВЕЛИКОРУССКИМ НАРЕЧИЕМ.

Д.Р.: А разве это не так? Разве не русские, т.е. великоросские писатели, поэты, ученые создали русский литературный язык?

А.В.: Вы правы отчасти. ЛИТЕРАТУРНЫЙ РУССКИЙ (ОБЩЕРУССКИЙ) ЯЗЫК БЫЛ СОЗДАН УЧЕНЫМИ И ЛИТЕРАТОРАМИ ЕСТЕСТВЕННЫМ ПУТЕМ В ТЕЧЕНИЕ СТОЛЕТИЙ ИЗ СМЕСИ МАЛОРУССКОГО, ВЕЛИКОРУССКОГО И БЕЛОРУССКОГО НАРЕЧИЙ, С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО. ПРИЧЕМ ОСНОВУ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА СОСТАВЛЯЕТ ВСЕ-ТАКИ МАЛОРУССКОЕ НАРЕЧИЕ.

Д.Р.: Как, на мой взгляд, то это совершенно неожиданное и, по-моему, странное утверждение! Русская культура создавалась в Москве и Питере. Отчасти в Киеве. Как при этом малорусское наречие могло стать основой русского литературного языка?

А.В.: Я понимаю ваше удивление. Но дело в том, что ее основы все-таки были заложены малорусскими учеными и писателями. Давайте начнем с того, что первые русские школьные учебники были написаны, ранее упоминавшимися мною, церковными братствами Малой Руси, возникшими в качестве реакции на польскую культурно-религиозную экспансию и политику ассимиляции.

Я хочу отметить тот факт, что процесс распространения грамотности на территории Великой Руси начался с первой «славянской» грамматики, которая была написана малороссом с Подолья Мелетием Смотрицким, а затем ее перепечатали в Москве и ввели в качестве учебника во всех школах России. На ее основе шло преподавание аж до конца XVIII века! Именно по ней учились, к примеру, Григорий Сковорода (записанный позднее «свидомыми» в украинские философы) и Михайло Ломоносов. Неужели, если бы тогда язык Малой Руси сильно отличался от языка Великой Руси, грамматика, написанная на крайнем западе Малороссии, была бы востребована в Москве?

Как писал Трубецкой, «уже при Никоне киевская редакция церковнославянского языка вытеснила московскую в богослужебных книгах. Позднее то же вытеснение московской редакции редакцией киевской наблюдается и в других видах литературы, так что тем церковнославянским языком, который послужил основанием для «славяно-российского» литературного языка петровской и послепетровской эпохи, является именно церковнославянский язык киевской редакции» [12].

Как бы это не звучало сейчас странно, но унифицированный, официальный язык московской Руси создавался выпускниками Киево-Могилянской академии: Епифанием Славинецким, Семионом Полоцким, Арсением Сатановским и др. Славинецкий был назначен «справщиком», т.е. исправителем церковных книг. Полоцкий был воспитателем царевича Федора Алексеевича и имел очень большое влияние в Москве.

Как писал в 1927 году в своей работе «Общеславянский элемент в русской культуре» Трубецкой, «когда в XVII в. церковнославянский язык московской редакции был вытеснен общерусским церковнославянским языком, сложившимся на основе западнорусской (киевской) традиции, стали происходить изменения и в разговорном языке высших классов русского общества. В язык этот стали проникать элементы западнорусского светского языка, причем особенно много этих элементов было, конечно, в разговорном языке западнически настроенных людей. При Петре I эти люди стали играть руководящую роль, а вместе с ними продолжали выдвигаться и коренные киевляне и западнорусы. В связи с этим в словарь разговорного языка высших классов (а через него и в словарь светско-литературного и канцелярского языка) влилась мощная струя элементов западнорусского светско-делового языка, который, однако, сам вскоре прекратил свое существование» [13].

То, что русский литературный язык создавался на начальном этапе усилиями, как правило, малорусов не было секретом для украинофилов XIX века. Вот что писал по этому поводу Пантелеймон Кулиш в одном из своих писем: «Ми збагатили московську річ словами, которих при їх темноті науковій у москалів не було. Тепер треба взять своє назад з лихвою, не вважаючи на те, що хозяйствував на нашому добрі Пушкін і інші» [14]. Вот о чем умалчивают «свидоми»! Не дай Бог, если кто-то из их паствы узнает, что основу русского, а точнее общерусского литературного языка заложили малорусы, используя в качестве материала для него малорусское и великорусское наречие, а так же киевскую редакцию церковнославянского, что именно из их творческого наследия гений Ломоносова, а затем Пушкина продолжил создание языка великой науки и литературы мирового масштаба! Кому тогда будет нужна их «литературна мова», сконструированная их галицийскими идейными предшественниками и систематизированная большевистским режимом? Зачем, для чего вообще надо было создавать из смеси галицийского поднаречия и польских заимствований некоего лингвистического мутанта? Ведь то, что слепили «свидоми» в конце XIX века в Галиции, по своей сути стоит ближе к чешско-польской языковой группе, а не шевченковскому малорусскому наречию. Об этом как раз и предупреждал Нечуй-Левицкий.

Д.Р.: Вы хотите сказать, что по своей конструкции, тот литературный украинский язык, который сейчас преподают в украинских школах, входит в западнославянскую а не восточнославянскую языковую группу?

А.В.: Да. Именно это я и хочу сказать. Современный украинский литературный язык не имеет связи с древней языковой традицией юго-западной Руси и фактически из-за своей искусственности, неестественной эклектичности зависает в воздухе. Он лишен той удивительной глубины смысловых и звуковых оттенков, которые возникают в русском литературном языке благодаря органическому слиянию в нем малорусских, великорусских, белорусских наречий и церковнославянского языка, уходящего своими корнями к концу эпохи праславянского единства! Думаю, что по этой причине современный украинский литературный язык отторгается духовно-психологической организацией малоруса как нечто инородное, неудобное, ограничивающее, выхолащивающее. Именно поэтому современная литература независимой Украины это не только бесплодные потуги кучки бездарностей, ориентированных на политическую конъюнктуру, но и желание создать нечто сложное и утонченное без соответствующего инструмента. Для нас малорусов, «украинский литературный язык», сконструированный в конце позапрошлого века поляками и галицийцами нечто вроде эсперанто. С его помощью можно поддерживать коммуникативный процесс на уровне канцелярского делопроизводства, но он не предназначен для передачи всего спектра оттенков нашего крайне сложного духовного и интеллектуального мира. Этим привнесенным извне, искусственным языком мы сами себя ограничиваем, толкаем на путь духовной и интеллектуальной деградации. Отсюда наша неумолимая тяга к русскому языку и русской культуре, ломающая все барьеры, создаваемые украинским государством.

Вот что писал тот же Трубецкой, размышляя о возможном, наиболее оптимальном и естественном пути создания литературного языка на основании сугубо малорусского наречия: «в своем церковнославянском элементе русский литературный язык принадлежит украинцам даже больше, чем великорусам, и естественный путь для создания нового украинского литературного языка должен был бы заключаться в примыкании к уже существующему русскому литературному языку, в тщательном сохранении церковнославянской стихии этого языка одновременно с заменой его средневеликорусской стихии малорусской. Однако тот украинско-литературный язык, который получился бы при следовании по этому естественному пути, разумеется, оказался бы очень похожим на русский: ведь слова церковнославянского происхождения в русском литературном языке составляют чуть ли не половину всего словарного запаса, а многие из средневеликорусских слов, вошедших в этот язык, отличаются от соответствующих малорусских очень мало. Это близкое сходство естественно созданного украинского литературного языка с русским само по себе было бы тоже совершенно естественно, ибо и соответствующие народные языки – великорусский и малорусский – близкородственны и похожи друг на друга. Но те украинские интеллигенты, которые ратовали за создание самостоятельного украинского литературного языка, именно этого естественного сходства с русским литературным языком и не желали. Поэтому они отказались от единственного естественного пути к созданию своего литературного языка, всецело порвали не только с русской, но и с церковнославянской литературно-языковой традицией и решили создать литературный язык исключительно на основе народного говора, при этом так, чтобы этот язык как можно менее походил на русский. Как и следовало ожидать, это предприятие в таком виде оказалось неосуществимым: словарь народного языка был недостаточен для выражения всех оттенков мысли, необходимых для языка литературного, а синтаксический строй народной речи слишком неуклюж, для того чтобы удовлетворить хотя бы элементарным требованиям литературной стилистики. Но по необходимости приходилось примкнуть к какой-нибудь уже существующей и хорошо отделанной литературно-языковой традиции. А так как к русской литературно-языковой традиции примыкать ни за что не хотели, то оставалось только примкнуть к традиции польского литературного языка. И действительно, современный украинский литературный язык, поскольку он употребляется вне того народнического литературного жанра, о котором говорилось выше, настолько переполнен полонизмами, что производит впечатление просто польского языка, слегка сдобренного малорусским элементом и втиснутого в малорусский грамматический строй. Благодаря этому особому направлению в создании и развитии украинского литературного языка – направлению не только противоестественному, но и противоречащему основной тенденции истории Украины, состоявшей всегда в обороне и борьбе против ополячения, – современный украинский литературный язык должен быть отнесен к литературным языкам западнославянской (чешско-польской) традиции» [15].

Таким образом, я еще раз повторю простой, но очень важный вывод, вытекающий из истории создания «риднойи мовы»: тот литературный язык, который был создан «свидомыми» поляками и галицийцами в конце XIX начале XX века, создавался не для удовлетворения каких-то культуростроительных потребностей малорусского народа, а для политического сепарирования Малой Руси. Его создание было совершенно не нужным, так как на тот момент уже существовал общерусский литературный язык, на котором была создана великая общерусская культура.

Вот что писал о малорусском и великорусском наречиях еще один украинофил, ректор Киевского университета Михаил Максимович: «Малороссийское и Великороссийское наречие, или, говоря полнее и точнее, Южнорусский и Северорусский языки – родные братья, сыновья одной русской речи… должны быть непременно вместе, в одной системе» [16]. Естественно, что в системе русского (общерусского) литературного языка.

Я опять приведу отрывок из письма, глухо нелюбимого «свидомыми» Пантелеймона Кулиша, который в 1892 году написал строки, которые могут вызвать приступы тупой злобы у любого из украинствующих сектантов, включая и недоделанных оранжоидов.

«Кохана внучко, сизокрила голубко! Ні про що було писати до Тебе. Чим я живу й дишу те байдуже Тобі, яко патріотці українській, моє он патріотство починається з Олега й Святослава, захоплює кляземщину й московщину з новгородчиною, вибивається з-під монгольського ярма, помагає нам вибитись із-під єзуїтської Польщі, опановує вкупі з царською раттю «пучину крови нашої» Крим, визволяє нас із-під ляхо-татарського виродка - козацтва, і достойного чада його - гайдамацтва, а ввійшовши, при світлі царських шкіл, в океан всьогосвітньої науки, поновлює бояновську старорущину на звалищах кобзарських дум і живого слова народнього. Тимчасом ся старорущина породила вже «нове в народ їх слово», слово пушкінське, і воно дало нам силу знятись вище простолюдної пісні і повісти. Не вгасала пушкінська новорущина нашого староруського, бояновського духу, а воскресила його. По своїй руській природі вона нам не ворожа, - не те вона, що польщизна: бо й її зродили наші ж таки староруські розуми, ті, що, втерявши «матір всіх руських городів», зібрали докупи яку змогли руську землю під її чада» [17].

Вы понимаете, о чем писал старик Кулиш? О том, что общерусский литературный язык это - язык простого малоруса в не меньшей мере, чем великоруса, что, вынутый, грубо говоря, из селянского навоза и поднятый на высоту лучших образцов мировой поэзии и литературы, доведен он был до совершенства наиболее гениальными сынами Руси!

А вот что было сказано по этому поводу профессором Будиловичем в феврале 1907 на собрании Славянского благотворительного общества в Санкт-Петербурге: «наш нынешний литературный язык не может быть назван великорусским ни по своему происхождению, ни по составу и строю, ни, наконец, по своим культурным задачам. Наоборот, язык Ломоносова должен быть с полным правом признаваем языком общерусским, подобно тому, как на Западе язык Данте признается общеитальянским, Лютера – общенемецким, Кальвина и Мольера – общефранцузским и т.д. Если же кто пожелал бы на основании акающего выговора неударенных «о» и некоторых других звуковых особенностей признавать наш литературный язык великорусским… то с не меньшим правом он мог бы признавать литературные языки итальянский – тосканским, испанский – кастильским, французский – иль-де-франсским, немецкий – верхнесаксонским и т.п.» [18].

Идем далее.

Реформы Петра I в области культуры, в значительной степени осуществились в рамках идей/идеологии малорусских ученых, покинувших для этого Киев и переехавших в Москву. Именно киевляне стали в России руководителями церковного управления и просвещения: галичанин Стефан Яворской был «местоблюстителем» патриаршего престола (заместителем патриарха) и президентом Святейшего Синода; Гавриил Бужинский был «Петра Великого дел славный проповедник», а так же до 1726 занимал должность протектора всех подведомственных Синоду школ и типографий, редактировал книги и документы, контролировал издание книг в Петербурге, Москве и городах Малороссии; волынянин Феофилакт Лопатинский был ректором московской академии, а затем епископом в Твери (был момент, когда вообще всеми Российскими епископатами руководили малорусы). Но наиболее значительной фигурой из них был, советник Петра, архиепископ Новгородский (в прошлом ректор Киево-Могилянской академии) Феофан Прокопович. Дар непревзойденного интригана сочетался в этом человеке с глубокой образованностью и острым умом. Его влияние в те времена на науку и просвещение России было колоссальным! Феофан вошел в историю XVIII века как автор многочисленных речей, проповедей, политических трактатов, как переводчик, теоретик литературы, комментатор. Прокопович сыграл важную роль в создании Академии наук, возглавлял кружок, в который входили Татищев, Кантемир, Брюс и другие деятели русской культуры того времени.

Не меньшее значение для России имели малорусские ученые, врачи, литераторы, философы, религиозные деятели и после эпохи Петра. Фактически именно они все вместе заложили основы общерусской науки и культуры.

Знаете, как этих людей характеризуют сейчас украинские школьные учебники по истории Украины? Как «предателей», которые предали Украину и украинскую культуру за высокие должности в Москве. Представляете? Людей, внесших огромный вклад в фундамент общерусской науки, искусства, языка (на котором впоследствии писали Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский и многие другие писатели и поэты мирового масштаба), обвинили в том, что они «предали» «Украйину», про существование которой они, к тому же, знать не знали, и ведать не ведали! Для нас это звучит смешно, а что у детей в головах остается после таких учебников?

Далее.

В Великороссии существовала богатая поэтическая традиция, но традиция устная, письменных поэтических произведений было крайне мало. Слагалась эта поэзия на великорусском наречии с небольшой примесью церковнославянских слов, стихосложение было не силлабическое и не тоническое, а основывалось на принципах великорусской народной песни. В Западной же Руси сложилась иная, чисто книжная поэтическая традиция, исходящая из польской, и потому основанная на силлабическом стихосложении и на употреблении рифмы. Писались эти «вирши» в Малой Руси как на малорусском наречии (русско-польском жаргоне), который в Западной Руси служил разговорным и деловым языком высших классов русского общества, так и на языке церковнославянском.

Так вот, при Петре І великорусская поэзия превратилась в народное стихосложение, а малорусская стала образцом поэзии высших, образованных, культурных слоев русского общества. Именно она, в последствие, легла в основу пушкинского языка и всей дальнейшей русской поэзии.

Тоже самое касается и прозаической повествовательной литературы. В XVII веке малорусская литература (правда, в значительной степени сформировавшаяся под воздействием польских образцов и европейских переводов, но Петр как раз-то и хотел европеизировать Россию), «задавила» великорусскую.

Риторика послепетровской России это - традиционная схоластическая риторика малорусских братских школ и Могилянской Академии. Именно вышеупомянутые Феофан Прокопович и Стефан Яворский, окончательно закрепили эту традицию в Москве. Вся русская риторика послепетровского периода, как церковная, так и светская, восходит именно к этой малорусской традиции.

Драматической литературы до Петра в Великороссии вообще не было. При дворе ставились драматические произведения малорусских авторов (например Симеона Полоцкого). Русская драматическая литература послепетровского периода генетически связана именно с малороссийской школьной драмой. Таким образом, не сложно увидеть, что русская, точнее ОБЩЕРУССКАЯ литература является прямым продолжением западнорусской, малорусской литературной традиции [19].

Подобные же процессы шли и в религиозной сфере. Как писал Трубецкой, «отношение к религии и направление развития церковной и богословской мысли естественно должны были примкнуть именно к западнорусской традиции, раз западнорусская редакция русского богослужения еще при Никоне была признана единственной правильной, раз Могилянская Академия стала общерусским рассадником высшего духовного просвещения, и раз большинство русских иерархов долгое время были именно питомцами этой Академии. Западнорусской являлась и традиция послепетровской русской школы, методов духа и состава преподавания. Наконец, характерно, что и самый взгляд на старую великорусскую культуру, усвоенный в послепетровскую эпоху был по происхождению своему западнорусский: о культуре допетровской московской Руси было принято (да, можно сказать, и сейчас еще принято) высказывать те же суждения, которые в XVII-м веке высказывали «ученые» украинцы…» [20].

Резюмируя, Николай Сергеевич делает следующий вывод: «Таким образом, на рубеже XVII и XVIII-го веков произошла украинизация великорусской духовной культуры. Различие между западнорусской и московской редакциями русской культуры было упразднено путем искоренения московской редакции, и русская культура стала едина».

Эта единая русская культура послепетровского периода была западнорусской, украинской по своему происхождению, но русская государственность была по своему происхождению великорусской, а потому и центр культуры должен был переместиться из Украины в Великороссию. В результате и получилось, что эта культура стала ни специфически великорусской, ни специфически украинской, а общерусской. Все дальнейшее развитие этой культуры в значительной мере определялось именно этим ее переходом от ограниченного, местного к всеобъемлющему, общенациональному» [21].

Примерно об этом же писал и духовный вождь украинофилов XIX века Драгоманов, вынужденный констатировать, что «під кінець XVII ст. в Московщині склались умови культури ширшої й свіжішої, принаймні в вищих верствах громади (в нижчих українці й досі культурніші від москалів!), і що до культури тої з XVIII ст. українці потяглися добровільно. Так-то сталось, що Московщина, бувши слабшою від України культурою масовою, стала вище від України культурою передніх рядів громади, і через те перетягла до себе й передні ряди українські» [22].

Понимаете что произошло? Создавая мощное русское государство, русскую империю, Петр стремился создать и соответствующую ей культуру. Или точнее, заложить основы ее будущего развития. Материальная оболочка должна была наполниться духовным содержанием. И для этого он взял все то, что было создано на тот момент в культурном и научном плане Малой Русью, и дал ему возможность свободно развиваться. Это семя упало на плодородную почву, из которой через несколько столетий выросло великолепное дерево русской (общерусской) культуры и науки! Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять предельно простую истину - останься это семя в Речи Посполитой, оно бы просто погибло, так и не дав всходов!

Вновь приведу мнение известного украинофила, историка и литератора Пантелеймона Кулиша, который в 1892-м, в одном из своих писем написал следующее: «Елемент ляхо-шляхетський в купі з елементом татаро-хлопацьким, народив козаччину нам на погибель, і не погибли ми з нашою старорущиною єдино через те, що братня наша Русь, праведно звана Великою, спромоглась на тверду, законодавчу і виконавчу владу…» [23].

К чему я все это веду, спросите вы? Да к той простой мысли, что КАК РУССКИЙ ЯЗЫК, ТАК И РУССКАЯ КУЛЬТУРА ЯВЛЯЮТСЯ ДЛЯ МАЛОРОССОВ АБСОЛЮТНО РОДНЫМИ, ВЫТЕКАЮЩИМИ ИЗ ПРИСУЩЕЙ ИМ ДУХОВНОЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ! Говорить о том, что для малоросса («украинца») русская, а точнее - ОБЩЕРУССКАЯ культура, – иностранная, точно так же, как и русский язык, может либо крайне невежественный и слабоумный человек, либо политический фанатик, готовый ради своих параноидальных идей отказаться от самого себя.

Надо быть совершенно законченным кретином, чтобы добровольно отказаться от культурного наследия своих предков! От ВЕЛИКОГО! наследия, признанного таковым во всем мире! И ради чего? Ради кучки полуграмотных сельских писателей, поэтов и публицистов, «творивших» на галицийско-польском жаргоне ради того, чтобы доказать существование «украйинськойи нацийи»? Это смешно!

К чему я все это говорю? Да к тому, что БЫТЬ РУССКИМ, ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ РУССКИМ, ВОВСЕ НЕ ОЗНАЧАЕТ БЫТЬ ВЕЛИКОРУСОМ И ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ВЕЛИКОРУСОМ! ЛЮБОЙ МАЛОРУС ЯВЛЯЕТСЯ НЕ В МЕНЬШЕЙ СТЕПЕНИ РУССКИМ, ЧЕМ ВЕЛИКОРУС! Это обусловлено тем, что СУЩНОСТЬ РУССКОСТИ ЗНАЧИТЕЛЬНО ШИРЕ И ГЛУБЖЕ ВЕЛИКОРУССКОСТИ, ЯВЛЯЮЩЕЙСЯ ЛИШЬ ОДНОЙ ИЗ ЕЕ СОСТАВЛЯЮЩИХ. РУССКОСТЬ КИЕВСКАЯ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ РУССКОСТИ МОСКОВСКОЙ, НО ОТ ЭТОГО ОНА НЕ ПЕРЕСТАЕТ БЫТЬ РУССКОСТЬЮ. ВОТ ЧТО САМОЕ ГЛАВНОЕ!

Понимаете о чем я? Австрийцы и германцы живут в разных государствах, но это не мешает им считать немецкую культуру и немецкий литературных язык общим достоянием. С чем бы остались австрийцы, если бы отказались от самих себя, отказались от всего того, что делает их немцами? Они бы остались ни с чем. Они стали бы ничем. То же самое касается и англосаксов, которые живут в разных государствах, называют себя по-разному, но остаются в рамках англосаксонской культуры и английского литературного языка. Американцы, канадцы, австралийцы, когда-то покинувшие Британию, все равно остаются англосаксами и в одинаковой степени являются наследниками своей общей культуры, истории, языка.

Проблема не в том, что великорусы, малорусы и белорусы живут в разных государствах. На самом деле это не проблема. Проблема в том, что они не признают себя единым народом, с единой культурой и единым языком. Тут даже геополитика отходит на второй план, ведь в этой ситуации рушится русский мир. Те малорусы, которые назвали себя «украинцами», полноценным народом так и не стали, превратившись в некий культурно-психологический полуфабрикат, странный феномен лимитрофа, растёкшийся по чужим сопредельным территориям.

Д.Р.: Звучит крайне радикально. И что вы, в конце концов, предлагаете?

А.В.: Я предлагаю АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ РУССКИЙ ПРОЕКТ. Россия не обладает монополией на русскость.

Д.Р.: В смысле?

А.В.: Как у нас принято рассуждать? Либо «нэзалэжна Украйина» либо тоже «Украйина», но в неком союзном государстве с Россией по типу СССР, то есть фактически - Малороссия. И якобы иных вариантов не существует. На самом же деле, на данный момент, историческая и духовная миссия Киевской Руси заключается в создании баланса между исконной русскостью и привитым украинством, в возвращении к своим истокам. Но в возвращении не в недалекое прошлое к провинциальной Малороссии, а в будущее, как это не звучит парадоксально, к Руси Святослава и Владимира, которую мы знаем лишь по легендам. НАМ, ЖИВУЩИМ НА ЗЕМЛЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ НУЖЕН СВОЙ РУССКИЙ ПРОЕКТ, который, дополнив российский и белорусский, позволит завершить строительство русской цивилизации!

Д.Р. : То есть, Вы не выступаете против украинства?

А.В.: Ни в коем случае! Для многих у нас украинство впитано с молоком матери и является их сущностью. Если бы я призывал уничтожить украинство, я бы стал подобен «свидомым». А мне этого хочется меньше всего. Я выступаю за сосуществование русскости и украинства в рамках одного государства. Я убежден, что если русская половина нашей страны не будет интегрирована в ее государственность, если она не станет второй половиной ее фундамента, эта государственность обречена на гибель. Просто «свидомим», упорно, но безуспешно пытающимся ассимилировать неукраинцев, надо понять очень простую, но важную истину – русскость может быть не только российской, Русь очень разная, и ее невозможно свести только к Российской Федерации. Русскость Киевской Руси – самодостаточна, она не является пророссийской. Пророссийской ее делают «свидоми» со своими друзьями меньшими – оранжоидами, когда пытаются подавить, уничтожить, искоренить. Необходимо создать благоприятные условия для развития малорусской русскости, и она станет реальной и притягательной альтернативой русскости великорусской. Она не просто дополнит русский мир, но и станет главной основой западнорусской государственности.

Д.Р.: Вы считаете, что Россия не способна самостоятельно построить русскую цивилизацию?

А.В.: Надо понимать, что Россия никогда не сможет стать сугубо русским проектом. Для этого ей придется отказаться от своей евразийской и имперской сущности. Но это будет означать её гибель. Россия по природе своей не может быть только русской. Слишком много на её территории живет других народов. А вот Киевская Русь, которая сейчас носит кличку «Украина», способна легко стать исключительно русской, исключительно православной.

Проект «Украина» оказался совершенно нежизнеспособным. Страна уже агонизирует. Тот, кто способен мыслить стратегически, на перспективу, уже задает себе вопрос: «а что будет после того как не станет Украины»? В США, РФ и Европе на него, в общих чертах, ответили. Сейчас между основными мировыми игроками просто идет торг по поводу того, кому, что достанется из украинского наследства и на каких условиях.

Д.Р.: Вы хотите сказать, что все уже решено, что судьба Украины предрешена?

А.В.: Да. Под вопросом пока лишь будущая геополитическая конфигурация территории, на которой находится современная Украина. Поймите, для Москвы Малая Русь с центром в Киеве это не просто геополитика и экономика, это своеобразная точка сборки всего русского мира. Это сверхмощный символ. Это некая мистика, то, что выходит за рамки простой физики. В Кремле это прекрасно понимают. Не зря в 2004, накануне выборов, Путин приехал в Киев на день Победы и привез с собой Знамя Победы, которое на самом деле водрузил над Рейхстагом не грузин, а малорус. Без Малой Руси, у Великой нет будущего. Это понимают и в Вашингтоне и в Москве. Россия уже вполне готова к тому, чтобы нарушить «брестский мир», навязанный ей в 1991-ом году. Она стремительно набирает силу, а ее противники слабеют с каждым днем. У наиболее здравомыслящих представителей США, рано или поздно, созреет понимание того, что Штаты не способны удержать под свои контролем то, что захватили в 2005-ом. Повторилась иракская история только в политическом измерении. Смешно, но американцы в сегодняшних условиях не могут здесь у нас решать даже свои личные бизнес-вопросы, я уже не говорю о чем-то более серьезном. Украина постепенно погружается в хаос. Это означает, что Вашингтон, стиснув зубы и переступив через свое тщеславие, будет вынужден договариваться с Москвой по поводу будущего украинских территорий. Как вы понимаете, лучше отказаться от части чего-то, чем потерять целое.

Именно поэтому у нас очень мало времени. Его практически нет. В этих условиях, мы можем сделать только одно…

Д.Р.: Что?

А.В.: В предельно короткие сроки отказаться от изначально провального проекта «Украина» и начать новый.

Д.Р.: И как он будет называться?

А.В.: «РУСЬ». Когда-то пан Грушевский придумал, мягко говоря, лукавый термин «Русь-Украина», а потом хитро убрал из него основу - слово «Русь». Похоже, пришло время вернуться к его творческому наследию, вспомнить этот нелепый термин, а потом потерять совершенно ненужное на данный момент окончание - «Украина».

Как написал в 1888 году Пантелеймон Кулиш, «ми, одні ми, покинули чи занедбали свою предківську назву. Повтікавши од Хмельничан у Харківщину, Вороніжчину і т.д. величали ми себе татарською назвою козаки, а свій край і в нових слободах і в давніх займищах звали польським словом Ukraina (по-російськи – Украйна) і плакались над сим словом, неначе в приказці Бог над раком» [24].

Нам необходим свой русский проект, альтернативный как проекту «Россия», так и проекту «Украина». Мы либо вернемся к своим истокам и станем тем, чем мы являемся – Русью, либо будем фрагментированы на квазигосударственные образования. Проект «Украина» не способен сохранить единство страны. Его невозможно «натянуть» на все ее культурно-психологическое и геополитическое пространство. Проект «Украина» как был чужим для нас, так чужим и остался. Уберите из него антирусское содержание, и он исчезнет сам собой, потому что другого наполнения в нем нет. Именно поэтому для движения в будущее, польско-австрийско-галицийское идейное наследие нам не подходит. Оно как тяжелый камень утянет нас на дно прошлого. Туда где междоусобица и «руина». Сейчас это очевидный факт, который не хотят видеть лишь тупые фанатики. Нам нужна реальная альтернатива фантазиям «свидомых». Иначе мы обречены в скором времени с позором уйти по частям с исторической сцены.

 

Впервые опубликовано 10.12.2007. в сетевом журнале "Полярная звезда"

__________________________________

[1] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С. 218.

[2] ПЛДР. XIII в. — С. 130.

[3] РНБ. — Т. 6, ч. 1. — С. 86.

[4] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С. 206.

[5] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С. 269, 217.

[6] Донцов Дмитро Націоналізм

[7] Донцов Дмитро Націоналізм

[8] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 412.

[9] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 413.

[10] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 414.

[11] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 414.

[12] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 415

[13] Трубецкой Н.С. Общеславянский элемент в русской культуре

[14] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С. 105.

[15] Трубецкой Н.С. Общеславянский элемент в русской культуре.

[16] Максимович М. Филологические письма к М.П. Погодину // Русская беседа. 1856. Кн. 3. С. 84-85.

[17] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С.266-267.

[18] «Украинская» болезнь русской нации. – М.: Имперская традиция, 2004. С.26.

[19] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 415-417.

[20] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 417.

[21] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. – М.: Аграф, 2000. С. 417-418.

[22] М.Драгоманов «Чудацькі думки про українську національну справу».

[23] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С. 267.

[24] Вибрані листи Пантелеймона Куліша українською мовою писані. – Нью-Йорк – Торонто: «Українська вільна академія наук у США», 1984. С. 251.

http://andrei-vajra.narod2.ru

Андрей Ваджра

 Комментарии: 3 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle
Санычъ, 13-09-2012 03:51
Надо же... И двух лет не прошло! = Честно говоря, нам "думающим" нет нужды объяснять, "что такое хорошо"... Вам спасибо, что Вы вооружаете нас - "думающих", - аргументами Если про все можно сказать - москальская пропаганда, то перевод со старорусского на русский и украинский языки отрывка из Вещего Олега(?) звучит убедительней некуда. Спасибо Вам. Благих Вам начинаний и результатов. Низкий поклон

В. Зыков, 09-12-2010 17:11
Спасибо. Для таких как Вы, думающих, и стараюсь. Правда, не надейтесь, что на форумах Вас поймут. Когда доминирует слепая вера - логика бессильна, увы...

Санычъ, 09-12-2010 17:02
Как же много узнал на Вашем сайте. Любой, кто осилит (прочитает до конца) станет ясномыслящим человеком. Это касается и других чтений-видео-лекций. Не любитель тусоваться на разных форумах, но как горько читать, когда "москали и хохлы" чубы друг другу рвут. Теперь есть, что им сказать. Еще раз спасибо.

Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины