Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Д.О.Рогозин. Речь о Достоевском

21 сентября 2010
Фрагмент портрета Ф.М.Достоевского кисти Константина Васильева
Фрагмент портрета Ф.М.Достоевского кисти Константина Васильева
<
Увеличить фото...  

Итак, милостивые государи!

Сегодня мы говорим о Федоре Михайловиче Достоевском...

1.

Владыка Кирилл сказал, что все, кроме Александра Невского, представляют свой "цех". Но разве так можно было бы сказать про великого писателя, родившегося в России и посвятившего ей свой Божий Дар?

Достоевский был не писатель, не просто Мастер. Он был Учитель нации. Он учил ее как Иоанн Креститель наставлял паству, возвещая о скором пришествии Спасителя. Спаситель для нас - это нравственное возрождение России.

Он учил нацию не личным примером, а своими книгами, ставшими для нее стройным моральным уроком. Доказательством тому - их тиражи. Общий тираж за первое полугодие 2008 года – более четверти миллиона экземпляров. Согласитесь, что для автора, творчеству которого полтора столетия – это много.

2.

Достоевский был учителем не только русского народа. Он единственный, кто учил Россией Запад, по крайней мере, лучшую его часть - читающую. "Достоевский дает мне больше, чем любой мыслитель", – это про него сказал великий Эйнштейн. И еще: "Достоевский показал нам жизнь, это верно; но цель его заключалась в том, чтобы обратить наше внимание на загадку духовного бытия..."

Далее. "Наименьшие сомнения вызывают его качества художника, он занимает место рядом с Шекспиром. "Братья Карамазовы" - самый грандиозный роман из когда-либо написанных, а "Легенда о Великом Инквизиторе" - одно из наивысших достижений мировой литературы, которое невозможно переоценить", - это говорил Зигмунд Фрейд.

Вот Ницше: "Достоевский – это единственный психолог, у которого я мог кой-чему научиться; знакомство с ним я причисляю к прекраснейшим удачам моей жизни".

А Курт Воннегут восклицал: "Если хочешь узнать об этой жизни ВСЕ, прочти "Братьев Карамазовых".

По глубокому и многократно повторяемому убеждению Освальда Шпенглера, "России принадлежит будущее, и Достоевский является образом будущей России". Шпенглер утверждал, что "настоящий русский — последователь Достоевского, даже если он его не читает, даже если он не умеет читать".

3.

Достоевский был пророком. Он видел наступление Бесов на Россию. Он видел начало нравственного падения поколения своих соотечественников, дети которых не смогли защитить Родину от Бесов.

"Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе. Между тем, эти дряннейшие людишки получили вдруг перевес, стали громко критиковать все священное, тогда как прежде и рта не смели раскрыть. Хохотуны, заезжие путешественники, поэты с направлением из столицы, майоры и полковники, смеющиеся над бессмысленностию своего звания и за лишний рубль готовые тотчас же снять свою шпагу и улизнуть в писаря на железную дорогу; генералы, перебежавшие в адвокаты; развитые посредники, развивающиеся купчики, бесчисленные семинаристы, женщины, изображающие собою женский вопрос, - все это вдруг у нас взяло полный верх".

Достоевский приоткрыл связь русского народа с Богом:

"Народы слагаются и движутся силой неутолимого желания дойти до конца и в то же время конец отрицающей. Цель всего движения народного, во всяком народе и во всякий период его бытия, есть единственно лишь искание бога, бога своего, непременно собственного, и вера в него как в единого истинного. Бог есть синтетическая личность всего народа, взятого с начала его и до конца. Чем сильнее народ, тем особливее его бог. Никогда еще не было народа без религии, то есть без понятия о зле и добре. У всякого народа свое собственное понятие о зле и добре и свое собственное зло и добро. Народ - это тело божие. Всякий народ до тех только пор и народ, пока имеет своего бога особого, а всех остальных на свете богов исключает безо всякого примирения".

Бесы ненавидели Достоевского и ненавидят до сих пор. Сталин про него говорил: "Мы его не печатаем, потому что он плохо влияет на молодежь. Но писатель великий". Оговорка – точно по Фрейду. Так Иосиф Виссарионович косвенно признал идейное ничтожество большевиков. Ведь если у них на вооружении – марксизм, который, как мы знаем из Ленина – "всесильное и верное учение", то чего же бояться "великих писателей"? Логично, товарищ Зюганов? Чего испугался Сталин?

А вот Ленин как гневался на классика: "Архискверный писатель"! "Морализирующая блевотина", "Покаянное кликушество". "Бесы" - "наисквернейшее произведение наисквернейшего Достоевского"! От "Братьев Карамазовых", по его же признанию, его вообще "стошнило".

А вот еще интересные слова о Достоевском. Как вы думаете, кто автор этих гневных фраз?: "Вы знаете, я перечитывал Достоевского в последние три месяца. И я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски".

Вот что писал Достоевский о наступлении в России силы денег, вытесняющих мораль, нравственность и душу народа: "Силу мешка понимали все у нас и прежде, но никогда еще доселе в России не считали мешок за высшее, что есть на земле".

"Этот разряд миллионеров-купцов отличался, прежде всего, фраками и бритыми подбородками, великолепной европейской обстановкой домов их, воспитанием дочерей на французском и английском языках с фортепианами, нередко орденом за большие пожертвования, нестерпимым чванством над всем, что его пониже и в то же время самою низкою приниженностью перед высшим сановником".

4.

Кто-то пытается записать Достоевского в славянофилы. Но это не так. На самом деле он не был ни явным славянофилом, ни явным западником.

Достоевский с сомнением относился к идее Тютчева собирать славянские народы под крылом России. Он писал: "Делай им добро и проходи мимо. Мы не можем раствориться в славянстве, мы выше. Они внесут к нам начало раздора"... Не ценное ли это указание нам сегодня? С кем мы остались в Восточной Европе?

"России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды все они непременно вновь обратятся к России за помощью".

По-моему, нашему МИДу и добавить нечего.

В западниках же Достоевский осуждал назойливые попытки заставить народ "устыдиться своего прежнего лаптя и квасу, ...своих древних песен, и ... заставить его петь рифмованный водевиль". И далее: "Деликатный страх перед Европой есть чисто русское дело ...и не может быть понят никогда и никем".

Мы все время стесняемся заявить о своих интересах, нам как-то все время перед Западом неудобно. Зато наши западные партнеры такой деликатности перед нами не испытывают вовсе. Вот как об этом пишет Достоевский: "Каждый англичанин, прежде всего, старается быть англичанином, ... и даже любить человечество старается не иначе, как в виде англичанина".

"Но как только европеец увидит, - пишет Достоевский, - что мы начали уважать народ наш и национальность нашу, так тотчас же начнет и он нас самих уважать, тем ближе отозвались бы мы европейской душе и, стали бы ей понятнее".

Актуально?

Цитирую далее: "У нас, русских, две родины - Европа и наша Русь". "От Европы никак нельзя отказаться. Европа нам второе отечество"...

У Достоевского мы находим рецепт примирения западников и славянофилов. Всё, оказывается, просто – "надо стать русским и начать уважать народ наш. Как только европеец это увидит, так тотчас же начнет и он нас самих уважать".

Кстати, Пушкин первый объявил, что "русский человек не раб и никогда им не был, несмотря на многовековое рабство. Было рабство, но не было рабов". И Достоевский вслед за ним свидетельствует: "Раб этот крепостной – себя уважал. Его драли, а он богов своих отстоял".

Именно Достоевский впервые сформулировал, чем отличается великая нация, живущая высшими целями служения человечеству, от обычной народности, преследующей свои шкурные интересы.

"Пусть есть народы благоразумные, честные и умеренные, спокойные, без всяких порывов, торговцы и кораблестроители, живущие богато и с чрезвычайною опрятностью; ну и бог с ними, всё же далеко они не пойдут; этой энергии в них нет, великого самомнения этого в них нет, на которых стоят все великие народы. Вера в то, что хочешь и можешь сказать последнее слово миру, что обновишь, наконец, его избытком живой силы своей, вера в святость своих идеалов, вера в силу своей любви и жажды служения человечеству, - нет, такая вера есть залог самой высшей жизни наций, и только ею они и принесут всю пользу человечеству".

"Я верю, - говорил Достоевский, - грядущие русские люди поймут, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, а, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии".

Поняли ли современные русские люди послание Достоевского? Начинают понимать. После распада страны и утраты позиций и уважения в мире Россия вновь возрождается и берет на себя инициативу договориться о новой европейской гармонии, новых правилах приличного поведения государств и народов, когда не право грубой силы будет арбитром противоречий, а выстраданные Россией мудрость и выдержка.

И сейчас в далеких, Богом забытых русских деревнях народ интересуется внешней политикой. Какой-нибудь насмешник типа писателя-сатирика сочтет и этот повод достойным для очередного каламбура, но только не Достоевский.

Русский народ инстинктом своим считает себя народом вселенским, ответственным за всё, а потом сколь ни пал он низко в своей материальной жизни, но духа своего богатырского и великодержавного не растратил, не источил.

5.

Не зря Достоевский пытался разобраться в противостоянии Добра и Зла. И не случайно понял он, что Зло это в нас самих сидит и нами же погоняет. Но там, где преступление, там будет и наказание. Нет, не от жандармских оков, а от оков душевных мук, оков покаяния. И это еще одно доказательство, что Бог есть.

То же самое происходит и в коллективной народной душе. Проблема наша русская не во врагах. Не во внешнем зле, деяния которого от нас не зависят. Зло в нас самих. В нашей неуверенности в самих себе, в подлости и малодушии, в потере веры.

Поэтому не НАТО нам угрожает, не американский империализм и не исламский экстремизм. Враги сильны тогда, когда мы слабы. А слабость наша от безверия.

Мы сами себе мешаем стать сильными. Мы понимаем свое предназначение и великую непобедимую силу лишь тогда, когда смертельная угроза нависла над самим нашим домом. Вот тогда мы проявляем чудеса храбрости и благородства. Но как только наступает долгожданная победа, так снова уходим в расточительство, бесхозяйство и всяческие пороки.

"Истинный великий народ никогда не может примириться со второстепенною ролью в человечестве, или даже с первостепенною, а непременно и исключительно с первою. Кто теряет эту веру, тот уже не народ. Но истина одна, а, стало быть, только единый из народов и может иметь бога истинного, хотя бы остальные народы и имели своих особых и великих богов. Единый народ богоносец - это русский народ!"

Достоевский - это не просто писатель. Это имя Россия. Это совесть русского народа. А без совести мы и не русские вовсе.

Фрагменты этого выступления, показанные в эфире телеканала "Россия" 9 ноября 2008 г., можно посмотреть на нашем сайте в разделе "Мультимедиа"

Сайт постоянного представительства России при НАТО

Смотрите ещё: Загадка! Кто автор этих строк?

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины