Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Истории от Олеся Бузины. Великая пьянка под селом Грюнвальд

23 июля 2010
<
Увеличить фото...  
Источник: "Сегодня"

600 лет. Заурядную разборку феодальных разбойников выдают за поединок славянской и германской цивилизаций

15 июля 1410 года в Пруссии возле деревушки Грюнвальд (теперь это территория Польши) сошлись две банды рэкетиров: одна во главе с польским королем Ягайло, а вторая под предводительством магистра Тевтонского ордена Ульриха фон Юнгингена. Дрались весь день, выпуская друг другу кишки. Обе высокие стороны делили таким образом совершенно неизвестную нынешней общественности Добжинскую землю, находившуюся неподалеку. К вечеру немецкие бандиты, которых было в два раза меньше, притомившись махать мечами и потеряв своего великого магистра («пахана» — по-нынешнему), пустились наутек. А обрадованные поляки, вместо того, чтобы немедленно преследовать врага, сели пить тут же под леском и гуляли так целых три дня!

Писали-переписывали. Это заурядная, в общем-то, разбойничья разборка уже в XX веке породила ветвистый миф об эпохальной битве славян с германскими агрессорами, в которой они на века остановили якобы «Дранг нах Ост» — «Наступление на Восток» далеких предшественников Гитлера — тевтонских рыцарей. Как раз в 1900 году польский писатель Генрик Сенкевич — большой фантаст и патриот — закончил роман «Крестоносцы», изобразив тевтонцев жестокими садистами — похитителями невинных польских девушек, честь коих спасают доблестные польские рыцари. Поляки в этом произведении выглядят исключительно милыми созданиями, их союзники литовцы — тоже смотрятся вполне прилично. И тем и другим немножко помогают русские, но совсем незаметно.

Король Ягайло с трудом уговорил своего брата Витовта бросить порочную дружбу с крестоносцами

Несмотря на такое преуменьшение исторической роли «старшего брата», в СССР и роман Сенкевича, и его экранизацию весьма популяризировали. Ведь это оказалась чуть ли не единственная битва, в которой за тысячу лет со времен князя Владимира русские и поляки сражались не друг с другом, а в составе одного войска! Не Варшаву и Москву отбирали у самих себя попеременно, а кого-то там лупили под каким-то Грюнвальдом! Представляете: вместе, дружно, как положено братским народам! Какое счастье!

В эпоху Великой Отечественной сюжет пришелся в самую масть. Пропаганда его раскрутила по полной. Тогда же битва под Грюнвальдом попала и в советские учебники. Там ее изображали так: движимые вечной ненавистью к славянам немцы, забыв урок, который преподал им Александр Невский в Ледовом побоище, хотели завоевать Польшу, Литву и Русь, но были остановлены польско-литовско-русским войском. Причем, главную роль в победе сыграли три смоленских полка, отразившие атаку рыцарей после того как литовцы отступили с поля сражения. В этой версии в качестве помощников выступали уже поляки. «Главную силу объединенного войска составляли русские, белорусские и украинские полки: смоленский, полоцкий, киевский и другие, — писал сталинский учебник. — Грюнвальдская победа, добытая благодаря русским полкам, остановила немецкое наступление на Восток».

Я специально привожу эту цитату из тогдашней «Истории СССР» для 8 класса, чтобы показать, как по-разному можно описывать одно и то же событие через полтысячи лет после того как оно произошло. Скажем, откуда под Грюнвальдом под пером сталинских профессоров появились «белорусские» и «украинские» полки, хотя современные сражению источники называют их только «русскими»? И почему именно полки, если в Грюнвальдской битве польско-литовская армия делилась не на полки, а на хоругви — «знамена»? Но так как битве следовало придать масштабность, малопонятное слово «хоругвь», означавшее соединение максимум из 300 всадников, было заменено куда более весомым — «полк». По этой же причине для поднятия настроения украинским и белорусским школьникам (пусть и они почувствуют причастность к «великому событию»!), сталинские мастера «обелорусили» и «украинизировали» и русские отряды в армии литовского князя Витовта — двоюродного брата польского короля Ягайло. Зато обо всем остальном — самом интересном — учебники умалчивают до сих пор.

Витовт — друг немцев. Начнем с того, что командующий литовской армией под Грюнвальдом князь Витовт был крещен в христианскую веру… именно рыцарями Тевтонского ордена! Да и вообще еще совсем незадолго до сражения он был их союзником и вместе с тевтонцами воевал против своего брата Ягайло! Сами же крестоносцы появились в Пруссии не по собственному почину, а по приглашению польского князя Конрада Мазовецкого в 1228 году. Он передал им пограничный город Хелмно с округой, чтобы рыцари навели порядок с литовским племенем пруссов, воровавшим людей и скот на границе Польши.

Официальное название объединения крестоносцев звучало так: «Тевтонское братство церкви св. Марии Иерусалимской». Орден возник в конце XII века в Святой земле, которую контролировали тогда европейцы. После потери христианами Иерусалима папа разрешил тевтонским рыцарям вернуться в Европу и заняться христианизацией местных язычников. К тому времени язычники оставались только в Литве.

Это сегодня Литва государство Евросоюза. А тогда попасть в лапы к литовцам означало, что тебя не просто убьют, но еще и зажарят живьем, принеся в жертву богу Перкунасу — тому самому, которого славяне до Крещения называли Перуном. Так, по словам немецкой «Хроники земли Прусской», язычники-литовцы поступили с рыцарем Герхардом по прозвищу Руде — его, «облаченного в доспехи и верхом на коне, они сожгли, принеся в жертву своим богам». Бедный рыцарь сварился в своем панцире, как рак. Можно только представить, как он верещал перед смертью! А конячка-то как страдала!

Правда, крестоносцы тоже не очень щадили своих противников. Как повествует та же «Хроника», пробравшись однажды на рассвете, «когда литвины спали», в предместье замка их князя Гедимина, они сожгли все дома «с мужчинами, женщинами и младенцами и со всем скарбом до основания, за исключением 12 человек, которые, убежав в замок, спаслись от неминуемой гибели». Герхард Руде на том свете должен был остаться доволен — за него отомстили.

За столетие, пролетевшее в пограничных стычках после этих событий, нравы врагов мало изменились. Когда в 1390 году Витовт, восстав против Ягайло, вторгся в Литву и осадил вместе с крестоносцами замок Вильно, он, как рассказывает польский хронист Ян Длугош, «предал огню недавно воздвигнутые католические церкви, посадил на колья детей и кормящих матерей и, совершив разные другие жестокости ради мщения, вернулся в Пруссию».

РУСЬ, РАЗРЫВАЕМАЯ НА ЧАСТИ

Нет ничего хуже, чем сознательная модернизация исторических событий в угоду текущему политическому моменту. Как-то я задумался: а почему современные Грюнвальдскому сражению русские летописи ничего не пишут о славянском братстве, не испытывают радости по поводу разгрома немцев, не живописуют подвиги, совершенные на земле Пруссии киевскими и черниговскими богатырями? В принципе им было глубоко плевать в начале XV века на то, что произошло под Грюнвальдом. Чуть ли не единственное упоминание об этой битве имеется только в «Новгородской летописи», хотя сами новгородцы в сражении не участвовали. Да и оно, в основном, ограничивается простой констатацией событий: мол, сражались с немцами польский король да литовский князь и убили их магистра. Об участии в битве русских там вообще ни слова!

Холодность такая понятна: в это время Русь разрывали на части поляки, литовцы и татары. На протяжении всего XIV столетия большую часть ее западных земель подчинила языческая дикая Литва, приносившая в лесах кровавые жертвы своим богам. Галичину забрала Польша. Сражаться с крестоносцами русские хоругви шли подневольно. А потому единственное, что они совершили на поле под Грюнвальдом, — при первом же ударе крестоносцев бросили поле сражения.

МНОГИЕ ПОЛЯКИ И ЧЕХИ ВОЕВАЛИ НА СТОРОНЕ ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА

Тевтонский рыцарь со слугами. Это подразделение называлось «копье»

Наиболее полное описание Грюнвальдского сражения оставил польский хронист Ян Длугош. Он был сыном участника битвы и расспросил (как сказали бы мы «проинтервьюировал») ее ветеранов. Но в его истории нет ни слова о поединке славянского и германского миров.

Длугош честно пишет, что Витовт долгие годы сражался на стороне крестоносцев, потому что его брат Ягайло, получив польскую корону, хотел оставить за собой и Литву. Он убил отца Витовта — князя Кейстута. Получается, что Витовту было за что мстить своему двоюродному брату. Просто удивительно, что, в конце концов, он помирился с Ягайло. Да и то только после того, как устав от бесконечной войны, тот оставил брату спорную литовскую корону.

О том, что на стороне Ягайло под Грюнвальдом воевал чешский отряд, ни Сенкевич, ни учебники не забывали рассказать. А вот о том, что другие чешские рыцари пришли на помощь именно крестоносцам, у нас всегда замалчивали. И не только чешские! В войске крестоносцев сражались под своими знаменами отряды польских князей Казимира Щецинского и Конрада Белого Олесницкого, на дух не переносивших Ягайло и его братца. Зато в польско-литовском войске оказался еще и отряд татар под предводительством сына хана Тохтамыша — того самого, что в 1382 году сжег Москву. Вполне достаточный материал для сочинения сказки о вечной славянско-татарской дружбе!

Все это показывает, что и Тевтонский орден, и польский король собрали под свои знамена кого смогли, невзирая на их этническое происхождение. Литовцы же и татары вели себя в обычной для них манере: проходя через область возле реки Вкра в Мазовии, населенной поляками, они, по словам Длугоша, опустошали ее «как вражескую, с варварской жестокостью убивая не только взрослых, но и отроков, и даже младенцев, плачущих в колыбелях. Других же с их матерями они насильно уводили в плен, в свои палатки, как врагов и чужеземцев, хотя все жители этой области были польского племени и языка». После многочисленных жалоб польских епископов и вельмож король даже вынужден был ввести смертную казнь для литовско-татарских мародеров. Самим же польским крестьянам даже в голову прийти не могло, что татары и литовцы убивают и грабят их во имя «победы славянского мира над немецкими псами-рыцарями». Они просто страдали, как всякое мирное население на войне, посылая проклятия и королю, и крестоносцам.

ЛИТОВЦЫ СБЕЖАЛИ, ЗАТО ВИТОВТ РЕЗАЛ ПЛЕННЫХ

Замок Мальборг. Тевтонцы называли его Мариенбург — город Марии — в честь Богоматери, которую считали своей покровительницей

Никаких народных ополчений в это время уже не было. На войну шли только рыцари, как пацаны на «стрелку» — только не на «тачках», а верхом на лошадях. Единственным преимуществом короля Ягайло над Тевтонским орденом было то, что ему удалось собрать вдвое большую банду. Кстати, в слове «банда» не было ничего обидного — так в описываемую эпоху называли в Европе рыцарские отряды. У крестоносцев было только пятьдесят хоругвей, а у поляков вместе с русскими, литовцами и татарами целых девяносто одна! Итого: примерно 15 тысяч против 28 тысяч. Численный перевес и решил исход битвы.

Заметив, что врагов куда больше, магистр Ульрих фон Юнгинген перестроил свои войска из трех линий в две, максимально растянув фронт, и бросился в атаку на литовско-русское крыло. Герои князя Витовта, так замечательно сажавшие младенцев на кол, тут же бросились бежать, за ними пустились и русские, не желавшие сражаться за глубоко чуждое им дело польского короля. На месте остались только три смоленские хоругви, которые в учебнике потом переделают в «полки». Как пишет Длугош: «Только они одни в войске Витовта стяжали в тот день славу за храбрость, все же остальные, оставя поляков сражаться, бросились врассыпную в бегство». Они бежали, по словам хрониста, «до самой Литвы». Их предводитель Витовт был вынужден прискакать к королю один без войска, остановить бегство которого он так и не сумел. В романе Генрика Сенкевича, чьи предки происходили именно из литовских татар, есть эпизод, как под крики: «Литва, Литва возвращается!» войско Витовта, придя в себя, якобы снова вернулось на поле битвы. На самом деле это выдумка от начала и до конца — великое брехло Сенкевич выдумал все от первой до последней строчки, дабы обелить своих предков-людоедов. Зато он забыл рассказать, как после конца битвы Витовт отвел душу на пленных — двум немецким рыцарям, обозвавшим его мамашу шлюхой, князь приказал отрубить головы.

Князь Витовт приказал отрубить головы двум пленным немцам, назвавшим его маму шлюхой

Но и после бегства литовцев у Ягайло осталось еще столько вояк, что их хватило, чтобы остановить рыцарей, уставших от погони за этим сборищем трусов. Летняя жара и выбившиеся из сил лошади сыграли с тевтонцами злую шутку. Поляки, спокойно наблюдавшие, как немцы выбиваются из сил в своих тяжелых доспехах, гоняясь за литвинами, нанесли контрудар и обратили противника в бегство.

Но тут и с ними случилась неожиданность. Как пишет Длугош, они «обнаружили в прусском обозе много бочек с вином, к которым королевское войско после разгрома врагов, утомленное сражением и летним зноем, сбежалось, чтобы утолить жажду. Некоторые рыцари черпали вино шлемами, другие перчатками, иные даже сапогами».

Ягайло испугался, что вся его армия перепьется, а крестоносцы придут в себя и перебьют ее. Он приказал срочно уничтожить винные бочки: «Когда они по приказу короля были разбиты, вино полилось на трупы павших, которых были немалые кучи… От этого возник повод для распространения в народе басен, будто в этом сражении было пролито столько крови, что она текла, как поток».

Но винные пары уже успели сделать свое дело. Вместо того чтобы срочно отправить хотя бы один отряд к столице крестоносцев, замку Мальборк, и слету захватить его, армия короля Ягайло осталась на месте битвы еще на три дня, собирая доспехи убитых и зализывая раны. А когда она все-таки продолжила поход, Мальборк был уже готов к обороне. Приближался август. Пора было следить за сбором урожая, и королевские рыцари потребовали возвращаться по домам, чтобы присматривать за мужиками.

ИЗ ОРДЕНА ВЫРОСЛА ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ

Великий магистр. Ульрих фон Юнгинген погиб под Грюнвальдом

Никакого смертельного удара Тевтонскому ордену Грюнвальдское сражение не нанесло. Рыцари избрали нового магистра и заключили мир, отказавшись от Добжинской земли и уплатив контрибуцию. В XVI веке последний магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбург перешел из католичества в лютеранство и объявил себя наследственным герцогом. У его вотчины оказалось большое историческое будущее. Именно из этого государства выросло королевство Пруссия, которое в XVIII столетии вместе с Россией и Австрией разделило Польшу на три части, уничтожив как независимое государство до самого 1918 года. Пруссаки помнили о своем происхождении. Даже их знаменитая награда — Железный крест — повторяла символику Тевтонского ордена, которую рыцари носили на своих плащах и щитах.

Железный крест. Повторил символику тевтонских рыцарей

Уже при Бисмарке в 1871 году прусский король стал германским императором, а Железный крест — общегерманской наградой, которую вручали до 1945 года. Наступление на Восток продолжилось, вылившись в две мировые войны. И только после победы СССР над Германией Пруссия была полностью ликвидирована, а ее земли разделены между Советским Союзом и Польской Народной Республикой. Только тогда, благодаря Сталину, чьи солдаты воевали намного лучше, чем писали его историки, Грюнвальд стал территорией Польши. А все остальное — просто сказка о великой битве, закончившейся еще более грандиозной попойкой.

Олесь Бузина

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Бывало...»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины